Всего четыре года нас отделяет от событий начала Русской весны на земле Донбасса. Соответственно, всего четыре года прошло с первых ратных шагов донбасских героев-ополченцев. Но информация о том, как, кем, в каких условиях ковалась история Донецкой Народной Республики, появляется все реже, а многие ее участники, погибшие на поле брани, до сих пор остаются в тени. Однако те, кто собственной жизнью прокладывал путь к независимой Республике, боевые герои – важный символ гражданской патриотической памяти, необходимый для должного воплощения образа современного самодостаточного государства, готового защищать свою независимость. Потому что в основе единства граждан Республики, как любого народа, лежит, прежде всего, историческая память и сопричастность к подвигу их братьей и отцов, как когда-то в Великую Отечественную к подвигу их дедов. Можно сказать, что идею увековечивания памяти погибших добровольцев и ополченцев, которые отдали свою жизнь за свободу Республики, актуализировала сама жизнь. Ведь война продолжается и с учетом современных реалий работа по сохранению исторической памяти приобретает особое значение. Именно поэтому одним из первых нормативно-правовых актов в ДНР был закон об увековечивании памяти погибших за Отечество, принятый Народным Советом 26 декабря 2014 года.

К сожалению, практически любой замысел, что требует политической воли и кропотливого труда, не реализуются в должной мере совсем не из-за нехватки средств или общественного консенсуса, а из-за отсутствия желания и воли к изменениям: «не время».

В Донецкой Народной Республике до сих пор нет закона об ополчении, нет и собственного национального мемориала – сакрального места памяти об этих людях, которое символизировало бы стремление граждан Республики к свободе и независимости. Воинские захоронения очень сильно рассеяны по разным кладбищам, к которым родственникам подчас добраться сложно. Работа по открытию мемориальных досок памяти погибшим защитникам проводится крайне слабо, в основном, по инициативе активистов-подвижников, в том числе, тех, кто учился в общеобразовательных школах, из стен которых вышли будущие ополченцы. Как правило, это учебные заведения прифронтовых районов. Мне запомнился разговор с учителем истории одной из школ центрального Ворошиловского района Донецка. На мой вопрос, что делается в школе для увековечивания памяти погибших ополченцев, учитель истории мне ответила, что «в нашем районе таких не было», потому, дескать, ничего и не проводится. Я не буду комментировать ответ этого учителя с нравственной стороны, но с идеологической – такая аполитичная бесхребетность может привести к образованию идеологического вакуума в сознании учащихся, что недопустимо для развития молодой Республики.

Именно теперь, когда война продолжается, когда мы переосмысливаем историю своего региона, как никогда актуально встает вопрос патриотического воспитания молодежи, в том числе привлечение их к участию в поисковой работе, к восстановлению имен павших ополченцев. Этого требуют реалии окружающей нас жизни и общая мировая практика. В противном случае, как однажды сказал заведующий школьным музеем прифронтовой Петровки, ветеран Афганистана Роман Евстифеев, Республика вырастит в лучшем случае рабочую силу для развития другого государства либо определенную категорию людей, которые тормозят развитие или становятся разрушителями государственной системы.

За четыре года в Республике создано всего три достойных экспозиции, посвященные периоду становления Республики и ее защитникам. Хочется подробнее остановится на этих уникальных экспозициях, воспитывающих уважение к своей истории и чувство долга перед нашими героическими добровольцами и ополченцами, отстоявшими Республику.

Первая — экспозиция «Необъявленная война – 2014» в небольшом поселке городского типа Старобешево в музее дважды Героя Социалистического Труда знаменитой трактористки Паши Ангелиной, уроженки Донбасса.

Ее создатели без помпы и фанфар, не претендуя на глобальные экспертные оценки украинской агрессии против Донбасса, максимально объективно и полно представили посетителям вещественные доказательства фактам, связанным с деяниями на донецкой земле вояк ВСУ и карательных батальонов Украины.

Экспозиция начинается с карты, которую летом 2014 года получали на руки командиры украинской армии. Одна из таких карт была найдена на брошенном «атошниками» при отступлении блокпосту. Все надписи на карте сделаны на трех языках: на украинском, на русском и на английском. Почему на английском, остается только догадываться, поскольку англоязычное население ни в Донбассе, ни на Украине не проживало и не проживает.

Карта любопытна еще и тем, что территория России обозначена на ней просто и без затей — «террористы».

Судя по отметкам на карте, украинские войска к 14 августа 2014 года должны были взять под свой полный контроль границу с Россией, отрезать от нее города Луганск и Донецк и каждый по отдельности окружить.

На выставке также экспонируются специфические молитвословы, начинающиеся не с молитвы, обращенной к Господу, а со строк гимна Украины, т.е. являющиеся воплощением реального слогана «Украина понад усе!», очень напоминающего печально известный «Германия превыше всего!».

Привлекает внимание и карта боевой обстановки в регионе по состоянию на 10 сентября 2014 года, представленная в музее. Она отражает успешное наступление ополчения на Мариуполь и фактическое окружение этого города силами ополчения. Тогда отступить от Мариуполя вынудили минские соглашения от 5 сентября 2014 года.

Показательно, что они не принесли и Старобешевскому району, и другим территориям ДНР ни мира, ни покоя. Кровь как лилась, так и льется. Притом что, судя по карте, кроме изменения обстановки под Мариуполем, с сентября 2014 года по сегодняшний день на линии фронта никаких подвижек не произошло.

На выставке внимание привлекает еще один экспонат, как бы и не вписывающийся в общий контекст, – летный шлем и оснащение катапультирования летчика из штурмовика СУ-25.

«Память сердца» — так называется музей в средней школе №93 города Донецка.

«Наш музей открыт в 1985 году и содержит более трех тысяч подлинных документов, материалов и личных вещей выпускников нашей школы, – рассказывает руководитель школьного музея Людмила Арнаутова. – Наша школа воспитала пять Героев Советского Союза, им посвящены экспозиции музея. В 1968 году школа получила имя одного из своих учеников — Героя Советского Союза Николая Жердева. В фондах музея имеется множество материалов, посвященных нашим выпускникам, сражавшимся на фронтах Великой Отечественной, участникам партизанского движения и подпольных организаций, девушкам-подпольщицам, которые спасли более 240 военнопленных из концлагеря, находившегося в бывшем Дворце металлургов. Не обошла стороной выпускников школы и война в Афганистане и Чечне. Например, Алексей Бушуев погиб в 1995 году в Чечне, ему тоже посвящена специальная экспозиция, его имя занесено в Книгу Памяти».

Ученики школы теперь расширяют свою экскурсию, которая посвящается не только подвигам выпускников – участников Великой Отечественной войны, войны в Чечне, Афганистане, но и ополченцев Донецкой Народной Республики.

Недавно заместитель руководителя исполкома регионального отделения «Офицеры России» в Ростовской области Виктор Нефедов в память о погибших защитниках Донбасса передал музею школы Боевое Красное Знамя 5-го Донского гвардейского кавалерийского корпуса казачьей дивизии. Именно этот корпус принимал самое непосредственное участие в тяжелых боях за освобождение Донбасса в 1943 году.

Хочется отметить также уникальный музей 101-й школы Донецка, компактно расположенный всего в двух кабинетах школы. Донецкая школа № 101 несколько раз подвергалась обстрелам ВСУ. После одного из них, 2 августа 2014 года, сгорела крыша как раз в том месте, где расположен музей. Он каким-то чудом уцелел.

«Удивительно, что, когда эмчеэсники тушили крышу, заливая ее водой, ни одна капля не пролилось в залы музея и ни один экспонат не пострадал. Это место Богом хранимое, значит, мы действительно делаем правильные и нужные вещи», – считают создатели музея.

К слову, Союз ветеранов Афганистана принимает непосредственное участие в жизни музея, держит над ним шефство, большую часть экспонатов они и передали музею. Так же сами школьники помогают, как в наполнении музея экспонатами, так и в оформлении.

Это позитивные примеры патриотического воспитания молодежи, и желательно, чтобы количество таких островков исторической памяти не только увеличивалось, но и перерастало в качество. Время громогласных лозунгов прошло, необходим качественно новый системный государственный подход для оздоровления общества и возрождения утраченной идеологии с патриотическими символами – героями-ополченцами.

Возвращаясь к вопросу о необходимости создания общего республиканского мемориала, хочется подчеркнуть что, подобная практика существует во всех современных государствах. Важнейшее значение этому вопросу уделяли и в Советском Союзе. Мемориальные комплексы того времени не только играли роль усыпальниц выдающихся военачальников или государственных деятелей, но и служили одним из незримых факторов народного единства и государственного самоутверждения.

С этой точки зрения, мемориальный комплекс памяти павшим героям-ополченцам явился бы важным и действенным инструментом воспитания молодежи, местом важнейших церемоний и торжеств: вручение высоких государственных наград, принятие присяги военными, празднование Дня независимости, Дня Конституции, Дня Государственного флага и тому подобное. Безусловно, создание такого сооружения требует политической воли высшего руководства Республики. Ключевой вопрос – выделение средств и земельного участка. Но хочется привести один исторический пример, который показывает какую значимость это имело в советский период нашей истории. В Донецке на Театральной площади в сквере между гостиницей «Донбасс Палац» и оперным театром находится могила генерал-лейтенанта Кузьмы Акимовича Гурова — одного из главных руководителей освобождения Донбасса от немецких оккупантов.

Благодаря этому событию, несколько поколений дончан подсознательно считают, что Гуров был чуть ли не главным человеком во всей сентябрьской операции 1943 года. Однако, главным человеком в этом деле был все-таки командующий фронтом генерал-полковник Федор Толбухин. Памятник ему в Донецке тоже есть. Мемориалы этих военачальников в центральной части города – это не только дань памяти, но и важнейшая идеологическая веха для целых поколений. Это главный объединяющий фактор – для живых, стать местом, где обычный человек будет чувствовать гордость за свою страну, причастность к истории великого народа. Значение такого сакрального места для национальной консолидации, утверждения идей государственности и преемственности нашей истории трудно переоценить. Повторю еще раз слова Роберта Рождественского: это нужно не мертвым, это нужно живым гражданам Республики.

Наталья Залевская специально для ИА «Новороссия»

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!