Солнце слепило глаза яркими лучами, но уже не припекало. Вереница солдат тянулась вдоль макеевского кладбища. Среди боевых товарищей можно было увидеть несколько женщин и маленькую девочку. Волосы женщин покрывали черные ленты, но и без них вселенская тоска в глазах выдавала самую цель их пребывания там, где рано или поздно находят свое последнее пристанище люди.
За последние четыре года «Лесное» кладбище стало «домом» для многих бойцов, вставших непреодолимой стеной на пути у врага. Приняло оно в свои объятия 28 сентября 2018 года и раба божия Димитрия с незамысловатым позывным «Дед» (которому он совершенно не соответствовал в свои сорок восемь лет) — бойца 11 полка 1 Корпуса Народной Милиции ДНР, ветерана бригады «Восток».

С июня 2014 года он так ни разу и не бывал дома, в родном городе Димитрове, где работал до войны слесарем в шахте. Вместе со своим ротным командиром, бойцом Романом с позывным «Фил», они практически одновременно оказались в Донецке и вступили в ряды батальона «Восток». Служили под командованием Ивана Андреевича Балакая (позывной «Грек»), а после его смерти, претерпев боль невыносимой утраты, продолжили правое дело плечом к плечу.

«Дима домой хотел очень сильно. Очень боялся, что не попадет туда больше. После смерти «Грека» мы все крепче стали, самостоятельней. За батей всегда проще, надежней. А тут пришлось самим… Сплотились еще сильнее. «Дед» был всегда рядом, поддерживал всех», — вспоминает «Фил» то непростое для подразделения время. Вместе с Дмитрием они прошли и Саурку, и Красный Партизан, и Пантелеймоновку, и оборону Ясиноватой…

На кладбище было тихо и очень спокойно. Вокруг недавно выкопанной могилы виднелись несколько свежих насыпей – август 2018 года, а в них — молодые ребята лежат. Война.

Батюшка начал служить панихиду и руки присутствующих взвились вверх, осеняя себя крестным знаменем. Господи, помилуй и вечный живот даруй рабу твоему!..

В роте у «Фила» большинство бойцов – выходцы с той территории, фотографировать не решилась. Отпета панихида и боевые товарищи один за другим подошли попрощаться с умершим ко гробу… В один момент тишину разрезало, словно лезвием, тихое детское всхлипывание. За время войны мне довелось видеть много материнских слез, вызывающих щемящую боль в сердце, но они для меня все же понятнее, их почему-то проще вместить, их даже проще наблюдать…

А вот как плачут дети над еще не засыпанной могилой отца – я увидела впервые. Прежде при мне они, как правило, не до конца осознавая происходящее, стояли молчаливые и опустошенные.
И я оказалась не готова. Тихое всхлипывание переросло в плач навзрыд, когда тело приготовились предать земле. Маленькая девочка, вся в слезах, в один момент олицетворила в себе всех детей Донбасса, осиротевших, израненных в самое беззащитное и чистое детское сердце. Ее опухшие от рыдания губки раз за разом вздрагивали, издавая тихие стоны. Мать утешала дитя, а я плакала вместе с ней, вместе со всеми мальчиками и девочками, чьи отцы героически погибли и еще не раз погибнут на этой проклятой войне.

Тем временем, «копачи» знали свое дело. Слажено, они раз за разом взмахивали лопатами, насыщая воздух вокруг густой пылью. Мне почему-то захотелось вдохнуть эту пыль полной грудью, словно навсегда впуская в себя таким образом воспоминание о той страшной цене, которая была заплачена за наш с вами завтрашний день. Цена эта – осиротевшая маленькая заплаканная девочка.

«Дед» был – «человек-солнце». Так о нем в тот день говорил каждый его боевой товарищ, вспоминая поочередно события, связывающие их незримой нитью все эти четыре тяжелых года.

Погиб он от вражеской пули снайпера, прицельно выстрелившего прямо в голову Дмитрию на позициях в Авдеевской промзоне. У него остался дома «женский батальон»: мама, жена и дочь. Еще жив старик-отец. Они все еще на оккупированной врагом территории. Территории, которую, Дмитрий верил, однажды он сможет освободить самолично.

Бедная, бедная маленькая девочка! Дождется ли она нас там?
Верю, обязательно верю, что дождется! И придет однажды к могиле своего отца, и принесет ему цветы, расскажет ему о нашей победе, и тихо прошепчет: «Папа, папочка… Опустела без тебя земля!»…

Надя Морозова

patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!