Либеральный подход и вопросы прав человека в контексте миграционной проблемы заводят Европу в тупик. Разорвать узел можно лишь ужесточив позицию и введя ограничения. Но усиление приграничного контроля может спровоцировать иные случаи Exit, к которым Союз не готов финансово. Кроме того, это погубит на корню идею единого пространства.

19–20 сентября в Зальцбурге прошёл неформальный саммит ЕС. Встреча глав государств была посвящена самым острым темам (прежде всего миграционному кризису и Brexit) на общем пространстве, и здесь важно отметить роль Австрии как хозяина мероприятия и попытки, которые предпринимались для того, чтобы сдвинуть оба вопроса с мёртвой точки.

Но начнём по порядку: с 2015 года Европейский союз одолевает миграционный кризис, который отчасти был спровоцирован проводимой политикой «открытых дверей» и нежеланием замечать проблемы приграничных государств, таких как Италия, Греция – из-за наплыва беженцев и экономических мигрантов из развивающихся стран. Опять же вспомним кейс Лампедузы[1] – это 2013 год, задолго до пика кризиса, но выводы на уровне ЕС не были сделаны, и трагедии, связанные с беженцами и нелегальными мигрантами за прошедшие пять лет, повторялись не раз. Позиция Австрии осенью 2015 года была достаточно жёсткая относительно «внезапного» наплыва мигрантов. Увеличение потока можно было прогнозировать по сравнительному анализу показателей начала года, сравнивая с аналогичными показателями 2014 года, чего сделано не было, хотя очевидно, что улучшение погоды летом создаёт более благоприятные условия для мигрантов по пересечению границы. Результатом стало ужесточение австрийского национального законодательства в 2016 году. На сегодняшний день можно говорить об оттоке коренного населения из городов в деревенскую местность, где «спокойнее и безопаснее».

Вторым вопросом повестки саммита был не менее сложный и неоднозначный вопрос – вопрос ухода Великобритании из Союза. Тема Brexit, с одной стороны, никак не связана с наплывом беженцев в ЕС, но с другой – очень даже связана: вспомним риторику, которая была использована для убеждения граждан Великобритании при голосовании на референдуме – в ней звучала миграционная тема. Как не допустить наплыв этих самых беженцев с континента? Как остановить или сдержать приток мигрантов? Ответ от Терезы Мэй звучал так: отделиться и построить свою миграционную политику, отличную от континентальной Европы. Количество мигрантов, находящихся в стране, высокий уровень безработицы среди них и как следствие – повышение уровня криминализации в глазах среднестатистического гражданина повысило вероятность голосования за отделение. Тем не менее для страны решение о Brexit – помимо миграционных вопросов – связано с целым пулом других проблем. Острым остаётся тема границы Ирландии.

В свете этих двух основных аспектов саммита важен ещё и контекст встречи. Для Австрии, безусловно, было важно найти определённые компромиссы и сдвинуть решение сложных моментов в практическую плоскость. Хронология событий, предшествующих саммиту, была следующая – в конце августа прошли неформальные встречи президента Владимира Путина с министром иностранных дел Австрии (в рамках свадебного торжества) и затем с премьер-министром Германии. Нет сомнений, что в неформальных беседах поднимались обе обсуждаемые выше темы. Россия отчётливо показала курс на сближение, Австрия и Германия также демонстрирует позицию диалога с Москвой. Но накануне саммита Тезеза Мэй заявила, что будет затронут на неформальном саммите. Что делать? Оглядываться на Великобританию и их ближайших партнёров в лице США? В свете всего этого Австрии, безусловно, было сложно установить баланс и тем более двигаться вперёд. Итог – саммит не приносит никаких результатов.

Но что дальше? Мы слышим и от Жан-Клода Юнкера, и от Дональда Туска заявления о необходимости проведения осенью ещё одного саммита. Вопрос заключается в том, будет ли он результативным, если стороны останутся при своих нынешних позициях? К сожалению, либеральный подход и вопросы прав человека в контексте миграционной проблемы заводят Европу в тупик. Разорвать узел можно лишь ужесточив позицию и введя ограничения. Но усиление приграничного контроля может спровоцировать иные случаи Exit, к которым Союз не готов финансово. Кроме того, это погубит на корню идею единого пространства.

Мария Апанович

Источник: Валдай


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!