Всё чаще Нью-Дели балансирует на грани между политическими реалиями Евразии и Индо-Тихоокеанского региона. В Индо-Тихоокеанском регионе географические, экономические и политические векторы гораздо более благоприятны для Индии. Евразия – это принципиально другая ситуация, и разворот Индии будет основываться на силе её двусторонних отношений с Москвой.

В то время как новая концепция Индо-Тихоокеанского региона продолжает лидировать в заголовках СМИ, недавняя переориентация индийской дипломатии говорит о возвращении признания важности Евразии, того, что американский стратег Збигнев Бжезинский называл «великой геополитической шахматной доской» мира. Чтобы понять значимость этого стратегического пространства, полезно сравнить его с динамикой развития событий в Индо-Тихоокеанском регионе.

Индо-Тихоокеанский регион представляет собой союз двух морских географических регионов, формировавшийся в течение нескольких десятилетий под влиянием присутствия США и их военно-политической стратегии. Рост влияния Китая бросает вызов сложившемуся положению, а Нью-Дели стремится выработать новое объединение стран-единомышленниц для поддержания порядка, выгодного интересам Индии.

Евразия же представляет собой пересечение двух континентальных и нормативных пространств: Европы и Азии. Россия – архетипическая евразийская держава; её внешняя политика формируется в равной мере постоянно меняющейся динамикой в странах Азии и Европы и балансируется политикой НАТО. Как и в Индо-Тихоокеанском регионе, в этом регионе также возникают новые проекты сотрудничества в связи с китайской инициативой «Один пояс, один путь». Учитывая такое положение дел, у Индии вновь появилась заинтересованность в Евразии, и её взаимодействие с Москвой становится особенно заметным.

Вся сложность внешней политики Индии заключается в лавировании между этими двумя регионами. Дели поддерживает партнёрские отношения с Вашингтоном в Индо-Тихоокеанском регионе, но сотрудничество Индии в Евразии распадается из-за ключевых различий в оценке динамики безопасности в регионе, особенно в контексте сотрудничества Индии с Ираном и Москвой. Взаимодействие же Индии с Евразией ещё более осложняется партнёрством Москвы и Пекина по проектам развития систем связи и появляющейся возможностью взаимодействия между двумя государствами в Индо-Тихоокеанском регионе.

Ситуация весьма похожа на дилемму Британии конца XIX века, когда Лондон стремился к сотрудничеству с Францией для нейтрализации вызова со стороны Германии на континенте и сохранения баланса сил в Европе, но противостоял попыткам Франции установить своё превосходство на море в Азии. Все сравнения на этом заканчиваются, поскольку первые признаки упадка Британии были тогда уже очевидны и, таким образом, возможности маневра у Лондона были ограничены. Индия же в свою очередь находится на подъёме.

Однако эти сложные отношения в рамках треугольника усиливают напряжённость и неопределённость в отношениях между Индией и Россией, учитывая, что Индо-Тихоокеанский регион и Евразия не являются чётко разделёнными стратегическими театрами. Мягко говоря, партнёрство с Вашингтоном на море и с Россией на континенте представляет собой тонкий баланс для любой страны. Однако два факта говорят о том, что такое положение дел будет сохраняться в отношении Индии и в будущем.

Во-первых, Индия является растущей экономической державой. По имеющимся оценкам, она станет второй по величине экономикой в мире по ППС в 2040-х годах. Дело в том, что российская экономика в размере 1,6 трлн долл. США просто не может обеспечить Нью-Дели требуемыми инвестиционными возможностями и коммерческим партнёрством. Вашингтон же представляет собой динамичную и глобальную экономику, которая способна содействовать росту Индии с помощью финансов и технологий. Многолетнее присутствие военно-морского флота в Америке и партнёрство в Индо-Тихоокеанском регионе также способствуют интеграции Индии и укреплению её регионального лидерства.

Во-вторых, Дели не может позволить, чтобы этот союз с Вашингтоном поставил под угрозу отношения в области безопасности с Москвой. Действительно, Индия прекрасно понимает, что никакая другая страна не поможет в строительстве оборонного потенциала так, как это уже делает Россия, будь то аренда атомной подводной лодки, совместная разработка ракетных систем типа «Брамос» или продажа систем ПРО С-400. В конечном счёте Индия заключит эти сделки, несмотря на угрозу санкций США, поскольку она должна уделять приоритетное внимание интересам своей безопасности в ущерб благосклонному расположению со стороны Америки.

В Евразии эти реалии усложняют положение вещей. Взаимодействие с Москвой остаётся критически важным, если Индия хочет иметь возможность реагировать на неразрешимые конфликты в Афганистане, постоянные угрозы безопасности на Ближнем Востоке и в Центральной Азии и постоянное расширение Китая на Запад. Такое партнёрство может воспрепятствовать тому, чтобы ШОС стала де-факто полицейской силой в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь», и взамен придать форуму более законный и плюралистичный голос в евразийских диалогах о взаимосвязанности, финансах, безопасности и развитии.

Поэтому «ось удобства» России с Китаем является скорее осью зависимости. Китай – единственная страна, способная защитить Москву от американского давления. Индия не может сделать того же самого политически или экономически, тем самым оставляя Москве немного вариантов. И хотя Вашингтон проявил некоторую гибкость в стремлении освободить оборонные закупки Индии от санкций, приоритеты безопасности Америки в Евразии имеют глубокие корни – и враждебность по отношению к России сидит глубоко в её внешней политике. Пока не совсем ясно, где Вашингтон проводит красную черту в отношении Индии.

Всё чаще Нью-Дели балансирует на грани между политическими реалиями Евразии и Индо-Тихоокеанского региона. В Индо-Тихоокеанском регионе географические, экономические и политические векторы гораздо более благоприятны для Индии. Евразия – это принципиально другая ситуация, и разворот Индии будет основываться на силе её двусторонних отношений с Москвой. Нью-Дели должен оценивать свои интересы в регионе, сообщать о взаимоприемлемой свободе партнёрских отношений и переосмысливать свои отношения с Россией в XXI веке.

 

Источник: valdaiclub.com

Автор: Самир Саран

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!