Генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд регулярно бывает в России и встречается с Владимиром Путиным. И каждый его визит в Первопрестольную гулкой болью отзывается в сердцах украинских патриотов, стоящих на страже интересов нации. Во всяком случае, в сердце видного укродипломата, постоянно представителя незалэжной державы при СЕ Дмитрия Кулебы.

В своем интервью Европейской правде он так и заявил: «Мои слова могут звучать недостаточно дипломатично, но мы защищаем национальные интересы».

Признаться, после того как я прочитал его ответы, мне стало немножко обидно за нэньку. Ее делегация уже считает возвращение России в ПАСЕ делом решенным. «Проиграть в битве еще не значит проиграть во всей войне, — назидательно напоминает Дмитрий Кулеба, явно ощущая себя командиром небольшого, но очень сплоченного отряда, окруженного где-нибудь под Иловайском. И с воодушевлением добавляет, будто стреляет длинной очередью по сепарам из последнего рожка: — Даже если возвращение россиян произойдет, это будет проигранная битва, но не проигранная война».

Мол, живыми не сдадимся — хоть тушкой, хоть чучелом, но останемся в Страсбурге.

Укропредставитель в Совете Европы рассказал, что в Киев из разных стран слетелись послы нэньки, чтобы разработать план «Б». Он практически готов — совершенно секретный, не подлежащий разглашению. Это будет настоящий сюрприз вроде новейшего оружия, представленного на параде в День независимости.

Не знаю как вы, а я заинтригован. Похоже, мир ждет явление, сравнимое с воскрешением Бабченко или, на худой конец, с минометом «Молот».

Положение осложняется тем, что не только сам Турбьёрн Ягланд, но и многие другие европолитики, помельче рангом, склонны пойти на любые уступки, лишь бы вернуть Россию. Бедный Дмитрий Кулеба не раз задавал пораженцам простой вопрос: а собираетесь ли вы настаивать на выполнении Москвой грозных страсбургских резолюций? «Ты же знаешь, нет смысла на русских давить», — искренне, но печально отвечали пораженцы строгому украинцу, старательно отводя глаза от его пытливых зрачков, проникающих в самую душу.

В душах европейцев отчетливо ощущается всепоглощающая любовь к Украине, смешанная с патологическим страхом перед всемогущим Путиным. Причем, если всепоглощающая любовь раньше побеждала врожденную трусость, то теперь наоборот, отмечает дипломат. И горько, хотя и образно, передает главное желание недавних союзников: «В Совете Европы готовы ампутировать себе руку ради возвращения России».

За что стоял Майдан, спрашивается?

Он так часто задавал им этот вопрос, что самые нестойкие, заприметив Дмитрия Кулебу, крадущегося по коридору Совета Европы в поисках очередной жертвы, теперь стараются загодя свернуть в какой-нибудь кабинет или хотя бы забежать в туалет. Но разве можно спрятаться от настоящего щирого парубка? И не таких отлавливали, стоящих прямо над писсуаром или сидящих орлом на унитазе. Ишь, выдавливают из себя раба по капле.

Но в последнюю пару лет такая настойчивость в отстаивании государственных интересов перестала давать результаты — настроения в Совете Европы поменялись на прямо противоположные, и теперь решительной поддержки Украина не ощущает. Особенно после нескольких дискуссий через закрытую дверь кабинки в туалете. Ее славных посланцев иногда даже не пускают на совещания, почему-то считается, что от них один шум. Хотя пламенные речи, которые произносятся не всегда по делу, зато очень задорно, — всего лишь отрыжка «революции гидности». Можно было бы войти в положение и перестать относиться к украинцам, как к больным.

Нам, конечно, легче — многие вообще не понимают, зачем мотаться в Страсбург и тратить народные деньги на сплошной треп. Нам кажется, что мы легко обошлись бы и без Совета Европы, и без его важных филиалов — ПАСЕ и Европейского суда по правам человека. Но, как не раз говаривал Турбьёрн Ягланд, без России в Совете Европы как в организации пропадает смысл.

То есть, выставляя свои условия, мы идем навстречу европейцам, а не наоборот. В отличие от Украины, пользы от которой нет никому и никакой.

После внимательного прочтения интервью Дмитрия Кулебы я укрепился в мысли о том, что Совет Европы свой выбор сделал: древние шумеры основательно всех достали бестолковостью и горлопанством. И если в ответ на возвращение России Украина гордо выйдет из организации, многие тихонько обрадуются, а некоторые даже выпьют по рюмашке, закрывшись группами в кабинетах. Даже, возможно, вполголоса споют хором первую строчку украинского гимна — наверняка ведь выучили за четыре года постоянного общения с Дмитрием Кулебой и его побратимами.

Не подведи ожиданий, нэнька. Целый континент с нетерпением ждет твоего демарша.

Того самого секретного плана «Б».

Павел Шипилин

Источник


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!