Варшава не хочет более содержать клубы и образовательные центры для украинских мигрантов.

Французская газета Le Monde отмечает, что в настоящее время Польша демонстрирует полную занятость, а рост экономики составляет около 4%. Несмотря на приток украинцев, в стране наблюдается нехватка рабочей силы: речь идёт примерно о миллионе рабочих мест, в первую очередь среди профессий, не требующих высокой квалификации. Кроме того, украинцы заполняют вакуум, который сформировался после массового отъезда поляков на работу в Западную Европу. Зарплата украинских трудовых мигрантов составляет в среднем 2500-3000 злотых (600-700 евро) в месяц.

Точно ответить на вопрос о количестве работающих в Польше украинцев сложно. Правительство страны говорит о том, что поляки приняли уже два миллиона украинских беженцев, тем самым оправдывая своё нежелание видеть у себя арабских беженцев наравне с другими странами Евросоюза.

Такое заявление польского правительства вызывает возмущение лидеров украинской общины. В Польше нашли место под европейским солнцем различные украинские организации, помогающие соотечественникам приспособиться к польским реалиям. Потребности этих «украинских домов» постоянно растут, и прежде поляки не отказывали им в финансировании. Но теперь времена изменились. Консервативное польское правительство не горит желанием содержать у себя на территории рассадники нынешней украинской идеологии под вывесками культурных и образовательных клубов или организаций помощи мигрантам. Конкурс на  финансирование проектов интеграции меньшинств отменён, правительство  отказалось от выделяемых на эти цели европейских денег. А держать эти идеологические «лавочки» за деньги поляков Варшава не собирается. Киев, судя по всему, тоже не торопится вкладываться в украинские НПО в Польше. Общественникам остаётся жаловаться и возмущаться: «А нас-то за что?» И уличать поляков во вранье: мол,  никаких двух миллионов беженцев в Польше нет, украинцев здесь гораздо меньше!

В 2016 году польские власти выдали 1,2 миллиона виз, в том числе 700 тысяч с разрешением на работу. В конце 2016 года разрешение на проживание в Польше имелось у 400 тысяч украинцев (из них 50 тысяч приходилось на студентов и 15 тысяч – на постоянных резидентов). Наконец, с 2014 года правительство предоставило статус беженца 74 украинцам.

Поведение НПО, призванных помогать украинцам в Польше, выглядит как шантаж: либо – деньги на содержание, либо – жалобы в Брюссель на завышение польским правительством количества украинских беженцев.

Мариуш Маркевич (Mariusz Markiewicz) возглавляет кадровое агентство, которое с 2007 года специализируется на украинской рабочей силе. У его предприятия есть три офиса в Польше и четыре на Украине. С ним сотрудничают около двух тысяч украинцев, по большей части в логистике и промышленности. «Я перестал заниматься сельским хозяйством, потому что там слишком тяжёлые условия труда, слишком маленькие зарплаты и к тому же развита нелегальная занятость. По тем же самым причинам я отошёл и от строительства», – цитирует издание Маркевича.

В период сбора урожая украинцы могут жить в бараках по 12-18 человек, получая 50 центов за килограмм. «Они бывают только в бараке и в ближайшем дисконтном магазине, живут на 150 евро в месяц, откладывают всё остальное и потом возвращаются домой», – рассказывает Маркевич.

Недавнее исследование показало, что уровень принятия украинцев польским обществом упал более чем на 20 пунктов с 2013 года. Антиукраинская риторика некоторых политиков и бередящий раны прошлого курс ультраконсервативного правительства становятся источником напряжённости. Причём положение дел может резко обостриться в случае ухудшения экономической ситуации, отмечает Le Monde.

Но и без ухудшения экономической ситуации отношение к украинцам в Польше меняется на глазах. Связано это в первую очередь с тем, что Киев взял курс на героизацию убийц поляков, в Польше же ещё живы свидетели Волынской резни 1943 года.

Radio ZET опубликовало видео, вызвавшее большой резонанс. Поляк рассказывает о том, что полицейские потребовали от его жены-украинки «свалить на Украину». Украинка занималась торговлей фруктами, хотя у неё не было на то разрешения. Полицейские очень грубо ей заявили: «Вали на Украину. Ты – украинка, а значит тут ты – никто!»

«Украинцы стали часто сталкиваться с насилием со стороны поляков», – отмечает член руководства Ассоциации украинцев в Польше Игорь Хорков. Впрочем, и полякам есть на что жаловаться: на днях, например, двое украинцев совершили дерзкое ограбление обменного пункта в городке Жары.

Преступность, контрабанда, бандеровщина – всё это вползает в Польшу параллельно потоку украинских заробитчан, а иногда и вместе с ним. А в это время украинская свидомая интеллигенция в галицких и киевских СМИ продолжает упорно поворачивать нож в польской ране Волынской резни, рассуждая на тему кратковременной ответственности Украины за массовое убийство поляков и долговременную ответственность Польши за «провоцирование ситуации».

Вместо того, чтобы жаловаться на нежелание Польши финансировать украинские центры, общественникам, угнездившимся в Варшаве и других польских городах, стоило бы пристальнее посмотреть в сторону Киева. Польско-украинские отношения ухудшаются в первую очередь из-за того, что украинская власть видит опору в бандеровцах, а потому не может и не имеет желания договариваться о признании вины перед поляками. Да и поставить заслон контрабанде и преступности украинское государство не в состоянии, поэтому нет ничего удивительного в том, что Польша, экономя на рабочей силе за счёт украинцев, получает вместе с этой экономией «побочку» в виде украинской преступности и новых бандеровцев.

fondsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!