На саммите в Хельсинки Трамп дал ясно понять, что безопасность Израиля — это единственный вопрос, который волнует США в контексте перспективы завершения войны в Сирии, и, что, как он уверен, Россия может ее гарантировать. До этого россияне заверили израильтян, что Иран не получит доступ в сирийско-израильское приграничье.
В 2018 году сирийской армии (САА) удалось довольно легко взять под свой контроль большое количество районов, которые много лет контролировали мятежники и джихадисты. Сирийское правительство вернуло себе Восточную Гуту, лагерь Ярмук, район на границе провинций Хама и Хомс (вокруг городов Растан и Телль-Биса), Восточный Каламун, часть провинции Сувейда, а также большую часть захваченных мятежниками территорий мухафаз Эль-Кунейтра и Деръа в юго-западной Сирии (операция продолжается).

Эти успехи говорят о том, что война движется к концу, причем он будет означать полный разгром оппозиции. Еще несколько месяцев назад она выдвигала свои условия, заявляя, что готова начать мирные переговоры только при условии отстранения от власти Асада. Это звучало абсурдно уже тогда, ведь было ясно, что перевес (в первую очередь благодаря поддержке Москвы и Тегерана) на стороне правительственных сил.

Сейчас у оппозиции не осталось практически никаких перспектив и козырей, хотя на пресс-конференции в Хельсинки Путин, конечно, обещал, что переговоры в астанинском (Россия — Турция — Иран) и прочих форматах будут продолжены. Это не обязательно означает, что в ближайшее время Асад получит полный контроль над всей территорией Сирии: все будет зависеть от решения России, так как США дали ясно понять, что они не заинтересованы в отстранении сирийского президента и поддержке мятежников.

Самая большая территория, контроль над которой до сих пор не вернул себе Асад, — это районы на севере и востоке страны, которые занимают Демократические силы Сирии (ДСС). Там находятся сейчас базы войск США и Франции. Кроме того, в руках джихадистов (частично связанных с Турцией, частично — с «Аль-Каидой» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) остается провинция Идлиб, а Турция оккупирует северную часть провинции Алеппо. Помимо этого Асад не контролирует еще несколько небольших, но важных со стратегической точки зрения анклавов.
Первый — это Ат-Танф у границы с Ираком и Иорданией, который блокирует одну из трех дорог, соединяющих Иран, Ирак и Сирию, но не имеет большого значения с политической точки зрения. Удерживать его боевикам удается только благодаря активной поддержке войск США. Следующие три анклава находятся под контролем «Исламского государства» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), они лежат на территории Восточной Сирии, при этом два из них — на левом берегу Евфрата (там действуют силы США и ДСС). Кроме того, ИГ занимает небольшой анклав в провинции Сувейда и часть территорий мухафаз Эль-Кунейтра и Деръа, прилегающих к Голанским высотам.
Судьба последнего определилась недавно в ходе встреч Нетаньяху и Трампа с Путиным. Россия обещала Израилю, что Иран не получит доступа к израильской границе, а Москва будет выступать гарантом соблюдения израильско-сирийского «Договора о разделении сил» от 1974 года. На саммите в Хельсинки Путин подтвердил то, о чем уже раньше сообщила израильская пресса. Так что окончательный успех Асада на юго-востоке Сирии — это вопрос недель или даже дней.
Российский президент по понятным причинам высказывается на тему Ирана очень осторожно. На пресс-конференции он подчеркивал, что в этой сфере Москва и Вашингтон продолжают придерживаться разных мнений. Но это только слова: Россия не может официально признать, что американский план по изоляции Ирана выглядит для нее привлекательным, ведь тогда она лишится возможности извлекать пользу из этой изоляции как единственный потенциальный союзник Тегерана, а также оказывать на него давление (такое обещание она дала Израилю и США).
После встречи Путина и Нетаньяху, прошедшей 11 июля в Москве, израильские СМИ сообщали, что российская сторона обещала не подпускать иранцев к израильской границе. Однако Вашингтон рассчитывает на большее. В воскресенье советник президента США по национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton) подчеркивал, что американские силы уйдут из Сирии (то есть с территорий, которые контролируют ДСС, и из района Ат-Танф), только если до этого из Сирии уйдет Иран.
Россия оказалась между молотом и наковальней: с одной стороны, она хотела бы избавиться от американцев, но с другой — она не может позволить себе портить отношения с Ираном. Не исключено, конечно, что она дала Вашингтону обещания, которых она не выполнит.

В особенности россияне заинтересованы в том, чтобы американцы покинули территории, занятые ДСС, ведь тогда Вашингтон лишится своего последнего козыря на Ближнем Востоке — курдов. Израиль и Саудовская Аравия выступают, правда, традиционными союзниками США, но при этом они поддерживают с Россией прекрасные отношения, и ничто не указывает на то, что ситуация в этом плане изменится. Между тем если американцы отвернутся от курдов, они не просто предадут одного союзника, а покажут, что относятся ко всем союзам как к политическим инструментам.
Есть и другой вариант. США могут уйти с территорий, которые контролируют ДСС, и из района Ат-Танф при условии, что их займет Россия, а не Асад. Это увеличит вероятность того, что туда не получат доступа иранцы, при этом блокада двух транзитных трасс из Ирана в направлении Средиземного моря продолжится. Сложно сказать, принято ли уже какое-то решение. Это станет понятно по событиям ближайших недель.

Источники, приближенные к Демократическим силам Сирии, сообщили в воскресенье, что идею полного вывода сил США с контролируемых ДСС территорий поддерживает специальный представитель Трампа в международной коалиции по борьбе с ИГ Бретт Макгерк (Brett McGurk). Как он полагает, соглашение между ДСС и Асадом, а также гарантии того, что Иран не будет присутствовать в районе, граничащем с Израилем и Иорданией, станут достаточным основанием для ухода американцев из Сирии. Альтернативный вариант предлагает группа сенаторов, в частности, Линдси Грэм (Lindsay Graham), которые считают, что США следует остаться в Сирии и способствовать налаживанию экономических связей между ДСС и Турцией.

Такой сценарий выглядит не слишком реалистичным, тем более Трамп уже давно говорит, что он хочет вывести войска. Вопрос в том, представил ли уже Путин американскому президенту такое предложение по уходу иранцев из Сирии, которое бы американцы сочли приемлемым?

Факты таковы, что переговоры между Демократическими силам Сирии и сирийским руководством продвинулись довольно далеко, недавно ДСС передали правительству контроль над плотиной «Тишрин». Говорится также о том, что САА готовится войти в Манбидж и занять крупнейшую сирийскую плотину «Табка». Подтверждений этого пока нет, кроме того, существует несколько проблем. На севере Сирии свирепствует засуха, и ухудшение экономической ситуации может привести к взрыву общественного недовольства, какой мы наблюдаем сейчас в Ираке. Усугубляет обстановку то, что Турция снизила уровень воды в Евфрате и Хабуре, а это, в частности, осложнило работу электростанций.

У Демократических сил Сирии нет рычагов давления на Анкару, США тоже продемонстрировали, что они не способны изменить ее политику в отношении территорий, контролируемых ДСС. Существует, однако, договор, в котором закреплено, какое количество воды должно попадать на территорию Сирии, так что она может потребовать от своего соседа его соблюдения. Конечно, если с требованиями выступит только Дамаск, действия это не возымеет, но если его поддержит Россия, ситуация может измениться (тем более что Москва может позволить туркам хотя бы временно продолжить оккупировать часть провинции Алеппо).

Россияне не спешат объединять всю Сирию под руководством Асада. В ближайшие недели или месяцы территория всей страны будет освобождена от ИГ, а САА возьмет под свой контроль провинцию Идлиб. Если правительственные силы не будут контролировать территории, которые занимают сейчас ДСС (при условии, что там будут находиться россияне, а не американцы) или оккупирует Турция (она давно координирует свои действия в Сирии с Москвой), россияне от этого выиграют, ведь они смогут и дальше применять стратегию «разделяй и властвуй».

С претворением в жизнь российско-американо-израильских планов могут, однако, возникнуть сложности. В вопросе присутствия Ирана в Сирии Кремль старается не занимать однозначную позицию, что стало понятно по противоречивым сигналам, поступавшим в последние дни из Москвы. Между тем Тегеран дал России понять, что если та зайдет в своих обещаниях в отношении США и Израиля слишком далеко, он начнет рассматривать другие варианты.

После своего визита в Москву советник верховного лидера Ирана Али Акбар Велаяти отправился в Пекин. Следует отметить, что основные торговые партнеры иранцев — это Китай, Индия и Евросоюз, а не Россия. Китай заинтересован в том, чтобы придти в Сирию, кроме того, у него есть то, чего нет у россиян: средства на восстановление этой страны. Иран находится на маршруте нового «Шелкового пути», поэтому совершенно естественно, что Пекин видит в нем партнера.

Представляется, однако, что Путин все это понимает, и именно поэтому на пресс-конференции он подчеркивал стремление Москвы помочь возвращению беженцев в Сирию, а тем самым снизить миграционное давление на Европу. Россия может рассчитывать на помощь по крайней мере некоторых европейских стран (в этом контексте российский президент упоминал о своих переговорах с Макроном) и Саудовской Аравии (она сделает все, что в ее силах, чтобы поддержать Россию, если та поможет блокировать Иран).

Есть, правда, еще одна проблема. США и Израиль ожидают, что возвращение режима санкций заставит Иран вернуться к переговорам о ядерном соглашении или спровоцирует в этой стране революцию. Однако вероятность того, что события будут развиваться именно так, невелика, значит, американцам придется пересмотреть свою политику, или разразится новая война.

 

Источник: inosmi.ru

Автор: Витольд Репертович (Witold Repetowicz)

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!