Долговая яма Украины: Не столь безнадежны, как Зимбабве

Пока внимание мировой общественности приковано к встрече Дональда Трампа с Владимиром Путиным, а отечественной — к“мужскому разговору бляхарей” с сыном президента, страна теряет свой последний финансовый запас — золото-валютные резервы. По слухам, за лето надо отдать миллиард долгов. Без МВФ этот миллиард становится “золотым”. Населению предложено спасать родину за свой счет: манипулятивное повышение средней зарплаты совпало с реальным повышением цен на проезд и коммунальные услуги. 

С конца прошлого года украинские чиновники на всех уровнях власти монотонно повторяли одну и ту же мантру: “МВФ приедет, МВФ — ссудит”. Очевидно, что была дана установка делать хорошую мину при плохой игре и уверять народ, что спасение близко, с МВФ все оговорено, осталась последняя мелочь — “добазариться” на счет Антикоррупционного суда. Ну, и цен на газ в пакете с ним. В общем, как формула шампуня — два в одном. Решим вопрос — и деньги наши.

Но время шло, вопрос не решался и денег нам не давали. Бурная радость от выделенного Евросоюзом кредита на сумму 1 млрд евро (решение ЕС вступило в силу 9 июля) померкла, как только стало понятно, что дадут не все и не сразу, а только частями — за хорошее поведение. Как корм в цирке. Да и не хватит нам этого миллиарда на все текущие дыры.

МВФ же просто перестал “отвечать на звонки”. Поэтому слова главы НБУ Якова Смолия, что миссия, которую ожидали “сразу после принятия закона об антикоррупционном суде”, приедет в конце лета — это его личное “умозаключение”. Как и версия о том, что “в 2018 году Украина получит около $2 млрд от Международного валютного фонда, Евросоюза и Всемирного банка». Не случайно в конце этой фразы добавляется “…если осуществит все необходимые реформы”. И сразу становится понятно, что денег лучше не ждать.

Хотя нельзя отрицать, что нас додавливают и мы сдаемся. На днях Верховная Рада приняла закон о судоустройстве и статусе судей Высшего антикоррупционного суда, а также поправки к нему, на которых настаивал Международный валютный фонд.

Речь идет о процедуре обжалования дел по коррупции, которые сейчас находятся на рассмотрении в судах общей юрисдикции. Раньше они должны были идти в апелляцию по своей вертикали, теперь будут передаваться в апелляционную палату Антикоррупционного суда. По словам директора МВФ Кристин Лагард, это сделано, чтобы не допустить амнистию топ-коррупционеров, чьи дела уже находятся в судах.

Впрочем, в судах Украины не находится никаких ярких дел по большой коррупции, которая могла бы впечатлить Запад. А мелкую коррупцию они нам не засчитывают. Поэтому расплатиться по долгам коррупционерами (публично арестованными и предъявленными кредиторам) вряд ли получится. Надо выкручиваться как-то по-другому. И действовать быстро.

По данным из хорошо информированных источников, до осени, в условиях отсутствия траншей МВФ, нам надо заплатить около $1 млрд. Любопытно, что график платежей (в каком месяце сколько мы должны отдать), в последнее время стал чуть ли не самым засекреченным документом. Любопытствующих отсылают к другому документу под названием “Програма управління державним боргом на 2018 рік”, где точных сроков нет, а есть приблизительные цифры.

В частности Минфин подсчитал, что “у 2018 році платежі з погашення державного боргу заплановано у обсязі 175,7 млрд грн., з яких 114 млрд грн., або 64,9% — платежі за внутрішнім боргом, а 62 млрд грн., або 35,1%, – платежі за зовнішнім боргом (з них погашення зобов’язань перед МВФ – 43,8 млрд грн., перед МБРР – 8,3 млрд грн., перед ЄБРР – 3,8 млрд грн)”.

Однако, есть хитрый “лакмус”, который выявляет то, что власть пытается скрывать или точнее, недоговаривать: НБУ ухудшил прогноз своих же золотовалютных резервов (ЗВР) в 2018 году с $21,6 млрд до $20,7 млрд, а в 2019 — с $19,1 млрд до $18,8 млрд.

Это как раз и наводит на мысль о том, что в ожидании денег МВФ, Нацбанк вынужден расплатиться своими резервами. Но поскольку надежда на транш от Фонда все же теплится, то следующую (осеннюю) выплату он планирует делать уже из вновь полученных денег. А если нет? То, придется снова пересчитать прогноз по ЗВР.

С внутренними долгами — немного проще, чем в валютными. Они представляют собой бесконечный круговорот займов в природе. Вот и 10 июля Министерство финансов разместило гривневые облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) на 1,34 млрд грн, а так же валютные ОВГЗ — на $59,4 млн.

Как водится в последнее время, долговые бумаги выпущены краткосрочные и дорогие, чтобы обратить внимание спекулянтов. В частности, размещены ОВГЗ со сроком обращения 84 дня под 17,39% годовых, со сроком обращения 203 дня под 17,29% годовых и в(небольшом количестве) со сроком обращения 588 и 700 дней под 16,25% годовых. Валютные ОВГЗ выпустили со сроком обращения 742 дня под 5,65% годовых.

Понятно, что ОВГЗ выпустили, чтобы перекредитоваться и произвести выплаты по предыдущим долгам. Теперь под новые займы надо снова допечатать денег. Рост денежной массы на 1,5-2% процента ежемесячно Нацбанк воспринимает как должное и просто констатирует факт в своих отчетах.

Хотя даже простому обывателю понятно, что чем больше денег в обороте, тем меньше они стоят. В Зимбабве дошли до миллиарда за ветку бананов. Или что-то в этом роде. Мы пока еще не столь безнадежны, но уверенно движемся по аналогичному сценарию.

Симптоматично, что одновременно с очередными выпуском облигаций и сообщением о снижении золото-валютных запасов, Нацбанк снова повысил учетную ставку — до 17,5%. Предыдущее повышение было в марте — с 16% до 17%. Тогда глава НБУ Яков Смолий объяснил это решение «отсутствием существенных признаков ослабления инфляционных рисков и направленное на снижение потребительской инфляции до целевого уровня в среднесрочной перспективе». Другими словами, сказал, что стране выписана “таблетка от инфляции”.В этот раз Нацбанк ничего не объяснял, понимая, что для экспертов ситуация и так очевидна, а народ должен и дальше верить в скорое пришествие МВФ. Со спасительным траншем. А лучше — двумя.

Но в чем парадокс: повысив в очередной раз учетную ставку, Национальный банк сохранил прогноз роста ВВП и инфляции в 2018 году на 3,4% и 8,9% соответственно. У любого мало-мальски подкованного специалиста, включая студентов профильных вузов, не может не возникнуть вопрос: в честь чего НБУ умудряется держать учетную ставку в полтора раза выше, чем прогнозируемая им же инфляция?

Ведь процент учетной ставки определяет минимальный уровень стоимости кредитов в коммерческих банках. Другими словами, отечественный производитель не может взять кредит меньше, чем под 17,5, а фактически под 18 % годовых. Чтобы «отбить» его, нужно либо поднять стоимость продукции, как минимум, на 18%. Либо совершить чудо сокращения себестоимости. Т.е. положить в колбасу вместо мяса туалетную бумагу и поднять цену на нее на стоимость кредитных ресурсов.

В итоге мы приходим к одному и тому же: долги платить нечем, цены растут, инфляция набирает обороты, Нацбанк делает вид, что не замечает этого, но выдает себя с головой, когда повышает учетную ставку и сообщает о снижении ЗВР.

Необъявленная инфляция ведет к “разбуханию” объема денежной массы, а рост цен нивелирует повышение благосостояния граждан, зафиксированное правительством в статистике, но не замеченное гражданами на практике. О манипуляциях с размером средней зарплаты мы не так давно подробно писали.

В контекст “спасения утопающих руками самих утопающих” отлично вписалось заявление все того же Нацбанка о грядущем поднятии цен на газ и жилищно-коммунальные услуги в 2018 году на 25%. И широко обсуждаемое решение столичной власти поднять цены на проезд в общественном транспорте вдвое. Считается, что к сентябрю путешествие двумя маршрутками (по 12-17 грн за одну поездку) плюс две поздки в метро обойдутся киевлянину в сумму около 45 грн. Болезненный удар по карману, не правда ли?

Но что поделаешь: раз население, согласно статистике, богатеет, то и платить оно должно больше. И тем самым помочь стране выплатить пресловутый “золотой миллиард”. Почему “золотой”? Ну, во-первых, он из золото-валютных резервов. Т.е. мы раскупоривает самую сокровенную заначку. Во-вторых, этих самых резервов у нас на вес золота. В прямом и переносном смысле слова. А долгов видимо-невидимо. И выплаты по ним только начинаются…

 

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!