Операции с нефтеналивными грузами ведут восемь украинских портов.

Украина обладает уникальным преимуществом — выходом к морю. Это страхует от проблем с поставками широкой группы товаров, включая такие стратегические позиции, как энергоресурсы. Например, импортная нефть последние четыре года поступает исключительно по морю. После начала войны море стало основным источником и маршрутом поставок авиационного керосина, который ранее преимущественно шел из России и Беларуси. Но, как показывают расчеты, существующая «морская» и соответствующая транспортная инфраструктура не в полной мере готова к возможным кризисным ситуациям.

Операции с нефтеналивными грузами ведут восемь украинских портов. В отдельных из них есть по несколько «перевалочных» предприятий. Например, в Одесском порту это «Синтез Ойл», «Одеснефтепродукт» и «Эксимнефтепродукт». В Южном — нефтеперевалочный комплекс госкомпании «Укртранснафта» и «частный» «Стивидоринг и Ко». Перевалка нефтепродуктов происходит также в Херсоне, Николаеве, Измаиле, Рени, Черноморске, Очакове. Важным элементом этого списка до аннексии Крыма была государственная Феодосийская нефтебаза — ключевой актив державы на этом стратегическом направлении нефтепродуктообеспечения.

Транзит минус

Проектная мощность украинских портов намного превышает потребности — более 52 млн т по сырью и топливу, тогда как объем потребления всех жидких нефтепродуктов едва превышает 10 млн т в год. Характерно, что суммарная проектная мощность украинских НПЗ тоже 52 млн т, только работает из семи два предприятия, а объем их переработки в прошлом году составил 2,8 млн т.

Аналогичная ситуация и с перевалками: в 2017 г. порты обработали 1,85 млн т нефтеналивных грузов (рис. 1), загрузка составила 2%. В этих цифрах учтены как импорт, так и экспорт, а также транзит. На деле реальная загрузка выше, так как заявленная проектная мощность в основном и близко не отвечает реальным возможностям украинских перевалок. Дело не только в них, но и в ограниченных возможностях смежников, в частности, железнодорожников (об этом мы еще поговорим ниже).


Почему загрузка столь низка? Экспорт нефтепродуктов зависит от нефтепереработки, которая стагнирует. Наращивание внутренней переработки было бы для портов настоящим джек-потом: поставки нефти возможны только с моря, как и экспорт основного объема полученных из этой нефти топлива, в частности, мазута.

Определенное «транзитное» оживление в 2016–2017 гг. было связано с проектом компании «Сокар Трейдинг» в Одесском порту. Трейдер свозил в Одессу мазуты из Беларуси, Украины и российских портов, где хотел их смешивать в резервуарах «Эксимнефтепродукта» и отправлять заказчикам в Средиземноморье. Несмотря на договоренности о поддержке проекта на уровне президентов Украины и Азербайджана, по истечении года проект тихо закрылся. Азербайджанская компания объяснила уход высокими портовыми сборами, которые, вопреки обещаниям украинской стороны, снижены не были, а также несовершенством украинского таможенного законодательства, запрещающего смешение разных марок мазута в режиме транзита. Кроме того, в процессе работы отличились и таможня, и Генпрокуратура, которая открыла уголовное дело против перевалочного комплекса. Инвестклимат раскрылся во всей красе. Спустя год портовые сборы Кабмин таки снизил, но не на 50%, как обещал, а на 20%, в результате чего затраты трейдеров в украинских портах остаются более высокими, чем у коллег в портах Черного, Средиземного и Балтийского морей (рис. 2). Результат — в 2018 г. «нефтяной» транзит в украинских портах обнулился (если не считать 13 тыс. т).


Ранее мы транспортировали в режиме транзита до 1 млн т мазутов и вакуумного газойля из Беларуси, но «мудрая» тарифная политика «Укрзалізниці», приправленная коррупционными аппетитами ее клерков, поставила крест и на этом направлении. Теперь на белорусских нефтепродуктах зарабатывают литовская, латвийская и эстонская железные дороги, а также тамошние нефтеперевалочные комплексы.

Первыми же свои грузы забрали россияне, реализовавшие программу отказа от транзита по чужим территориям. Немногим позже ушли и казахи, которых, говорят на рынке, основательно «приделали» в Одесском порту.

На международной конференции Black Sea Petroleum Trading 2018, прошедшей в Одессе в конце июня, и Администрация морских портов Украины, и «Укрзалізниця» убеждали, что готовы к самым смелым и гибким переговорам с ресурсодержателями. Но поезд, а точнее, танкер ушел. Во всяком случае, пока.

werewolf0001.livejournal

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

 


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!