Сегодня стало известно, о чем будут говорить на предстоящей встрече Владимир Путин и Дональд Трамп. Вопросов, которые оказались запущенными из-за обострения отношений, довольно много, невозможно охватить все во время короткого саммита, тем интереснее узнать, какие из них выбрали лидеры.

— Имеется широкий круг тем, о которых будет говорить президент и которыми необходимо заняться, — приоткрыл завесу тайны агентству Bloomberg News вице-президент Майк Пенс. И добавил, что конкретно будет обсуждаться: участие России в выборах в США, «военные вторжения Кремля в Украину и Сирию», а также другие острые темы. Кроме того, президенты обсудят «экономические отношения США с Россией и странами мира».

Легко заметить, что Майк Пенс трактует повестку саммита очень вольно. Если ему верить, получается, Владимир Путин горит желанием выслушать обвинения, которые выдвинет ему Дональд Трамп. Разумеется, все понимают, что вице-президент США изложил журналистам версию, которая годится исключительно для внутреннего употребления.

То есть, мы по-прежнему находимся в относительном неведении. А потому имеем право на предположения.

Украинско-сирийская проблематика действительно может стать темой обсуждения, но под определенным углом. Прежде всего для нас важно вернуть США в правовое поле, которое они стремительно покидают. О том, что Дональд Трамп пытается переформатировать мир (причем, против желания самого мира), стало окончательно понятно даже для ближайших американских союзников, после того как он вышел из ядерной сделки с Ираном.

В данном случае не так важно, что думает по этому поводу Иран. Он обижен, это понятно. И имеет на это право.

Гораздо важнее, что ядерная сделка была оформлена резолюцией Совета Безопасности ООН — высшим органом мирового сообщества. Демонстративное пренебрежение резолюцией авторитетным членом Совбеза — одним из соавторов серьезного документа означает ни много ни мало попытку демонтажа всего послевоенного мироустройства. И я думаю, Владимир Путин постарается объяснить своему коллеге, к чему это может привести.

Наша цель — не просто вернуть авторитет ООН, но и убедить США, что это в их интересах. Задача почти невыполнимая, если иметь в виду, что советник по национальной безопасности Джон Болтон считает Организацию Объединенных Наций бесполезной и даже вредной структурой, мешающей Соединенным Штатам вести себя на международной арене, как заблагорассудится.

Считается, что Дональд Трамп намерен заключить с российским президентом некую сделку. Вполне возможно, что Вашингтон попытается сделать предложение, от которого, как он считает, трудно отказаться — поделить мир на двоих. Например, «отдав» нам Украину. Прежде всего для того, чтобы оторвать нас от Китая.

Но с учетом новых обстоятельств, о чем бы Россия и США ни договорились, все совместные решения могут быть в любой момент дезавуированы, если одной из сторон что-то в сделке не понравится. Причем, потом, когда она уже начнет выполняться.

Я уж не говорю о том, что Владимир Путин просто не пойдет на такого рода соглашение. Во-первых, мы не пожертвуем союзническими отношениями с КНР. Во-вторых, Украина, этот чемодан без ручки, уже никому не нужна. Именно в такой последовательности.

Разумеется, договоры между государствами нарушались и раньше — международное право вообще обладает уникальным свойством: действует до тех пор, пока стороны готовы придерживаться общих правил. Это не гарантия от развязывания войн, как уголовный кодекс не является гарантией от совершения преступлений. Но государства, по крайней мере, понимают, что идут на нарушение, если например, нападают на суверенную страну.

Американцы же себя не чувствуют виноватыми за нападение, например, на ту же Сирию — наоборот, они чувствуют себя во всем правыми. Потому что после холодной войны возомнили, что началась новая эра — глобального доминирования одной страны, мироустройства, в котором США является и жандармом, и прокурором, и судьей.

В этом разница наших подходов. И честно говоря, я сомневаюсь, что Владимиру Путину удастся переубедить упрямого Дональда Трампа отказаться от роли гегемона, которому закон не писан, даже тот, который составляли его предшественники. В том числе великие, если иметь в виду Устав ООН.

Во всяком случае, в течение нескольких часов короткого саммита это вряд ли возможно. Да такую задачу российский президент вряд ли перед собой и ставит. Скорее, первые полноценные переговоры на высшем уровне между Россией и США — это лишь шаг навстречу друг другу, попытка восстановить доверительные отношения, в которых нуждаются обе стороны.

Из этого и надо исходить.

Павел Шипилин

Источник


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!