Всего пять лет назад День Победы вполне можно было назвать одним из самых мирных и аполитичных праздников в украинском календаре. 9 Мая в стране проходили массовые народные гуляния, когда люди прогуливались семьями по цветущим улицам весенних городов, навещая при этом памятники героям Великой Отечественной войны, чтобы возложить к ним цветы и помянуть павших. Тогдашняя власть устраивала по этому поводу дежурные официозные торжества, левые партии проводили свои демонстрации, а национал-патриотическая публика злобно шутила про «победу Колымы над Бухенвальдом», — но в целом, эта майская дата оставалась общенациональным днем памяти, на который не особенно влияли коллизии текущей политической конъюнктуры.

Последние годы изменили эту ситуацию самым радикальным образом. Акция памяти превратилась в демонстрацию гражданского и политического неповиновения. 9 Мая, которое пока что не удается убрать из списка памятных дат, или хотя бы лишить этот праздник статуса выходного дня, неожиданно оказался отдушиной публичного протеста против политики власти. Сотни тысяч, если не миллионы украинцев отмечают День Победы в пику официальной государственной политике, направленной на то, чтобы заместить его «днем примирения» 8 мая, и ревизовать само понятие победы над нацизмом, приравняв Советский Союз к германскому Рейху. И власти явно теряются перед этим стихийным коллективным действием, не зная, каким образом можно ему эффективно противостоять — потому что в демонстративном праздновании участвует слишком много людей, которых не рассадить по кутузкам.

Не секрет, что постмайданная Украина радикально свернула свободу совести и собраний. В стране де-факто позволено проводить только провластные массовые акции, или мероприятия ультраправых, которые также связаны с теми или иными государственными структурами, и критикуют правительство только справа — требуя от него еще больше национализма и войны.  Других протестных акций не существует — левые партии вычищены из политического поля, а попытки организовать социальный протест походя приравнивают к провокации Кремля. А праздничные даты, которые отмечает на официальном уровне государство, в основном относятся к националистическому календарю, и так и не стали настоящими, народными праздниками.

Праздник Победы остается в этих условиях едва ли не единственной возможностью выйти на улицу и высказать свою общественно-политическую позицию. В обычные дни люди боятся протестовать с плакатами против повышения тарифов — чтобы их не объявили пятой колонной Путина. Националистические погромщики могут задержать человека за красный флаг, а полиция арестовывает людей за георгиевские ленты. Но демонстрации 9 мая остаются разрешенными и легальными, а распечатанные фотопортреты дедушек и бабушек в военной форме красноармейцев и самые обыкновенные здравницы в честь Дня Победы приобретают сейчас характер политических лозунгов и транспарантов, которые выражают общее несогласие с социально-экономическим и гуманитарным курсом правительства.

Да что там — даже массовый просмотр праздничной концертной программы «Интера», собравшей аудиторию в тринадцать миллионов людей, приобретает сейчас характер вызова, который бросают как президенту Порошенко, так и нацистам из «Национальных дружин». И это моральное сопротивление оказывает большое впечатление на общество — ведь оно показывает, как много людей категорически не согласны с тем, что четыре года назад старательно навязывает им власть.

Больше того — можно с уверенностью сказать, что попытка нагнуть жителей Украины, заставив их отказаться от памяти своих предков-красноармейцев — которых обычно представляют сейчас чем-то вроде послушных безмозглых рабов, пушечного мяса, слепого орудия в руках сталинского Политбюро, — вызывают у людей отторжение и часто ведут к совершенно обратному результату. К примеру, эти действия актуализируют праздник 9 Мая для молодежи, которая ненавидит власть, и вполне логично распространяет эту ненависть на те ценности, которые навязывают ей в школах.

«Вчера видел: кто-то прицепил лист А4 с надписью явно детским почерком «с днем Победы» на подъезд. В принципе, логично — если будут лить в уши еще больше своей петлюровщины и бандеровщины, дождутся и новых пионеров-героев», — пишет об этом киевский журналист Дмитрий Горулько.

Можно предполагать, что Банковая уже в ближайшее время постарается купировать угрозу, которую несет для нее новое общественное прочтение Дня Победы. Глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович напомнил, что в Верховную Раду уже подан законопроект, позволяющий лишить 8 марта и 9 мая статуса выходных дней. Кроме того, наблюдается устойчивый рост официальной пропаганды, которая призвана развенчать День Победы в глазах украинцев, представив этот праздник глобальным советским мифом и ненужным наследием тоталитарных времен.

Однако, с другой стороны, немало украинских политиков явно будут вынуждены принять во внимание реальные настроения своих потенциальных избирателей. И в случае самых незначительных изменений политической конъюнктуры во главе первомайских акций вновь могут оказаться представители политического истеблишмента, которые пока что отмежевываются от Дня Победы в силу его очевидно оппозиционного, фрондерского подтекста.

«В нынешнем году власть, решившая построить новую, но очень чужую Украину, получила уже два мощнейших праздничных удара: как и в ситуации с 8 Марта, праздник 9 Мая показал, насколько он всенароден. И понятен каждой семье (почти). Со слезами на глазах, но праздник. Полагаю, многие политики после сегодняшнего дня в Украине задумались уже не о том, как перенести и переиначить, а как в следующем году не упустить и возглавить. Хотя, если честно, мне бы этого очень не хотелось: чем больше инициативы идёт снизу и вопреки официозу», — пишет об этом публицист Андрей Блинов.

Как бы там ни было, очевидно одно — пускай украинцы пока что не научились эффективно протестовать против политики действующей власти, которая умело запугивает и преследует недовольных, они уже научились праздновать назло и вопреки нашим лидерам. А это уже немалый задел на будущее, который дает повод для сдержанного оптимизма.

Андрей Манчук

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!