Сейчас уже мало кто помнит, но до сентября 1939 года генеральный штаб Красной Армии рассматривал Польшу, как потенциального агрессора и союзника гитлеровской Германии, наряду с такими странами, как Румыния, Венгрия и Финляндия. С самого своего основания после распада Российской Империи и до 1939 года Польша была антисоветским, антироссийским и русофобским государством. И, вполне естественно, армия Польши с ее офицерами и генералами, была настроена по отношению к СССР соответствующим образом.

Что вытворяли венгерские и румынские вояки на нашей оккупированной территории хорошо известно. Что вытворяли бы польские вояки, неизвестно, но вряд ли бы они были гуманнее своих коллег. К счастью для Польши, их непомерные амбиции в тот раз вынудили Гитлера отправить поляков в стан победителей, а не побежденных. После войны у Польши был шанс стать нейтральным государством-мостом между Западом и Востоком. Когда поляки говорят, что их насильно советизировали, они, мягко говоря, лукавят. Советскому руководству во главе с И.В. Сталиным, было глубоко наплевать, что будет Польша у себя строить — социализм или капитализм. Хоть чучхеизм.

Советскому руководству важно было одно – чтобы территория Польши не стала плацдармом для нового нападения на СССР. Доказательством этого могут служить примеры Финляндии и Австрии. Две страны воевали против нас. После войны обе стали нейтральными. Обе выбрали тот строй, который их устраивал. У обеих были прекрасные отношения с СССР. Так чья вина, что Польша тогда не смогла выбрать золотую середину и готова была стать или просоветской или решительно антисоветской? Не нашлось соответствующего лидера с такими взглядами? Мне кажется, что если бы большинство граждан выражали такие взгляды, нашелся бы и лидер. У Павла Судоплатова в воспоминаниях есть любопытный момент относительно Германии. Приведу цитату: «Мысль об объединении Германии вовсе не принадлежала лично Берии: в 1951 году Сталин предложил идею создания единой Германии с учетом интересов Советского Союза (проблема обсуждалась вплоть до строительства Берлинской стены в 1961 году).

Игнатьев еще до смерти Сталина утвердил специальный зондажный вопросник наших спецслужб за рубежом по этой проблеме. Перед самым Первомаем 1953 года Берия поручил мне подготовить секретные разведывательные мероприятия для зондирования возможности воссоединения Германии. Он сказал мне, что нейтральная объединенная Германия с коалиционным правительством укрепит наше положение в мире. Восточная Германия, или Германская Демократическая Республика, стала бы автономной провинцией новой единой Германии. Объединенная Германия должна была стать своеобразным буфером между Америкой и Советским Союзом, чьи интересы сталкивались в Западной Европе. Это означало бы уступки с нашей стороны, но проблема могла быть решена путем выплаты нам компенсации, хотя это было бы больше похоже на предательство. Молотов резко возражал, и вскоре была создана комиссия в составе Берии, Маленкова и Молотова для выработки политической линии по германскому вопросу.

Комиссия должна была подготовить условия соглашения объединения Германии с учетом продления на 10 лет срока выплаты репараций в виде оборудования для восстановления промышленности и строительства автомобильных и железных дорог в СССР, что позволило бы нам решить транспортные проблемы и в случае войны быстро перебрасывать войска в Европу. Репарации составляли примерно 10 миллиардов долларов — это сумма, которую раньше мы рассчитывали получить в виде кредитов от международных еврейских организаций для восстановления народного хозяйства. План предусматривал укрепление нашей позиции как в Восточной Германии, так и в Польше, где свирепствовавший в то время экономический кризис заставлял тысячи поляков бежать в Западную Германию.

Вопрос о воссоединении Германии стоял остро, потому что нам приходилось снабжать по дешевым ценам сырьем и продовольствием и Восточную Германию, и Польшу, прежде чем коллективное сельское хозяйство и восстановленная промышленность в этих странах смогут принести свои плоды.» Если Советское руководство рассматривало возможность создания нейтральной объединенной Германии, то почему бы оно было против нейтральной Польши? Идем дальше. После роспуска организации Варшавского договора и распада Советского Союза у Польши снова был шанс остаться нейтральным государством. Они зачем пошли в НАТО? От кого защищаться? От соседней Украины и Белоруссии? От России с кучей проблем и с фактически уничтоженной армией? Или, быть может, им угрожали прибалтийские воинственные монстры, с которыми бы Польша не могла справиться в одиночку? Нет, они пошли в НАТО, зная, что эта организация создана для борьбы с Россией, как бы Россия не называлась. А теперь давайте представим на одну секунду, что их мечта, как принято говорить: «мечта идиота» сбылась, и Россия вдруг стала той Россией, какую мечтает видеть Запад.

Итак, Россия полностью подчинена Западу и выполняет все его установки. Что станет с Польшей? С той самой Польшей, у которой амбиции всегда прут через край? С той самой Польшей, которая великая и от моря и до моря? Спешу успокоить публику. Никакой «Великой Польши» от моря и до моря не будет. Не будет даже той Польши, какая есть сейчас. Запад в лице Великобритании и США, которые всегда рассматривали это государство как разменную монету и всегда их предавали, быстро поставит их вместе с их амбициями на место. Причем поставит их на место руками российских солдат, поскольку свои руки Запад марать не любит. И отправятся беженцы омывать свои чресла в Варшавских фонтанах и любить гордых полячек. По Кракову замаршируют гей-парады, а в католических костелах начнут венчать трансгендров. Ну и прочие прелести западной жизни в виде ювенальной юстиции, свободной продажи наркотиков, сексуального воспитания в детсадах не заставят себя ждать.

Возникает только резонный вопрос: зачем богобоязненные католики Польши отбили себе плечи и уже бьются головой в дверь, пытаясь ее вышибить, когда дверь открывается всего лишь в другую сторону – стоит только потянуть ручку на себя? Зачем бороться с Россией и ее побеждать, а в результате получить себе на голову и в другие места западные ценности, которые они могут получить прямо сейчас добровольно, в полном объеме и без всякой борьбы? Не знаю, поймут ли когда-нибудь поляки, что свою самобытность они могут сохранить, только при сильной, независимой России.

Ведь даже сейчас, когда между нами нет никаких отношений, кроме плохих, поляки сохраняются такими, какие они есть, только благодаря тому, что Западу просто не до них – Запад борется с Россией. И они нужны Западу, только для борьбы с нами. А нам они уже не нужны ни как братья-славяне, ни как друзья, ни как союзники. Ну, разве что только, как думающие, адекватные люди.

Сергей В.

politikus.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!