Андрей Пургин: Перемены и реакции

Вчера, 30 апреля, режим так называемой «АТО» в Донбассе официально завершился и сменился Операцией объединенных сил (ООС). Она является частью принятого на Украине закона о реинтеграции Донбасса. С момента начала ООС Киев ограничивает доступ на территорию Республик Донбасса и в зону соприкосновения: уже обнародован список городов, входящих в зону «операции». Общественный и политический деятель, основатель ДНР Андрей Пургин предположил, что повлечет за собой изменение формата украинской карательной операции.

«Изменение формата так называемой «АТО» на так называемую «операцию объединенных сил» означает, во-первых, ужесточение ситуации в целом. Украина теперь будет действовать более оперативно на линии соприкосновения, и вполне возможны полномасштабные боевые действия без участия Порошенко: теперь достаточно подписи какого-нибудь полковника для того, чтобы на том или ином участке фрона началась война. То есть, президент выведен из-под удара: он ушел от ответственности за то, что происходит на линии соприкосновения и территории бывших Донецкой и Луганской областей, ныне подконтрольных оккупационному режиму Киева. Для этого создано специальное оперативное руководство, которое будет действовать так, как посчитает нужным.

Можно сказать, что Украина сделала шаг к обострению. Так называемые военно-гражданские администрации на пока еще подконтрольных Киеву территориях также получили возможность действовать более жестко, не оглядываясь на какие-либо условности.

Приведет ли начало новой операции к полномасштабной войне наверняка сказать сложно. Что означает начало войны? У нас уже четыре года идет война. На украинском телевидении назвать активизацию боевых действий могут как угодно, например, выравнивание линии соприкосновения. Но это однозначно не мир, а шаг, который точно ведет в сторону от мира.

Также хочу напомнить, что украинское Главное управление разведки, которое в операции объединенных сил получает максимальные полномочия, было полностью сформировано американцами. Теперь СБУ стала вторым номером, и это тоже означает эскалацию насилия. Как ни крути, но СБУ – более штатская структура, которая, теоретически, должна заниматься антитеррором, а ГУР – военная, и действия у нее будут соответствующие.

В ответ на такие изменения в формате конфликта Народные Республики Донбасса могли бы ответить политическими законами, но Народный совет ДНР избегает принятия подобных документов. Хотя законодательный орган и должен заниматься политическим процессом. Это единственное, для чего он вообще нужен. Например, Государственная дума Российской Федерации, несмотря на часто скептическое отношение к ней, является очевидным политическим органом государства: она реагирует на происходящее и принимает законы, в которых проявляется позиция России. Политические законы — я подчёркиваю.

Вот и мы должны быть активнее в политических вопросах. Но политического класса, у нас, к сожалению, на сегодня нет, а то, что есть вместо него, представляет из себя жалкое зрелище. Поэтому Украина постоянно перехватывает политическую инициативу, делает множество заявлений, а мы только лишь реагируем на их действия. Рефлексируем, так сказать. У нас никто не хочет брать ответственность на себя: комфортные условия внутри республики созданы, и другие способы работы уже не нужны. По этой причине мы не слышим в ДНР никаких заявлений, постановлений, хотя такая политическая реакция должна отражать и формировать мнение общества.

Но на сегодня позицию Республик Донбасса мы не видим и не слышим. Мы просто реагируем на удары со стороны Украины, США, других противников, которые явно не желают нам добра. То есть, мы реагируем на их реальность, не создавая свою. По факту — начинаем в ней жить и осваиваться. А ведь именно за разрыв с их реальностью люди шли на смерть, брали в руки оружие, совершали революцию 1 марта 2014 года. К примеру, мы ничего не приняли в ответ на украинский закон «о декоммунизации». Выходит, что мы, условно, признаем переименование наших городов? Так, что ли? Согласно нашей Конституции, вся бывшая Донецкая область является территорией ДНР: если завтра ситуация изменится, мы будем признавать переименование Артемовска в Бахмут? Официальной позиции у ДНР по этому вопросу нет, как нет ответов еще по десяткам вопросов. Такое положение дел дестабилизирует внутреннюю ситуацию в обществе, так как жители не понимают, что власти будут делать завтра. Но ведь очень удобно жить, не имея четкой позиции, ведь в случае чего её можно поменять».


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!