27 апреля 2014 года возле захваченного протестующими здания Луганского управления СБУ был провозглашен Акт о независимости Луганской Народной Республики. Если в предыдущие годы эта дата отмечалась в ЛНР как памятная, то в этом году ее вообще «обошли стороной». О провозглашении ЛНР, событиях Русской весны, достижениях и проблемах Луганской Республики в интервью ИА «Новороссия» рассказал активный участник событий Русской весны в Луганске, публицист, участник экспертной инициативы «Юг России» Тихон Гончаров.

ИА «Новороссия»: Тихон Валентинович, почему ЛНР была провозглашена только спустя 20 дней после ДНР, ведь считается, что события в Луганске и Донецке происходили параллельно?

Тихон Гончаров: События действительно происходили параллельно и довольно стремительно, особенно после крымского референдума. Вспомним, что практически одновременно в Луганске было взято здание СБУ, в Донецке – здание областной администрации, а в Славянск зашел отряд ополченцев.

При этом если в Донецке уже на следующий день была провозглашена ДНР, то в Луганске ни о какой ЛНР еще и не слышали. Только спустя неделю-две после взятия здания СБУ в палаточном городке и на улицах Луганска стали появляться флаги ЛНР и соответствующая символика. Почему? Тут несколько факторов.

Здание СБУ. Луганск

В Донецке не один год действовала организация «Донецкая Республика» во главе с Андреем Пургиным, которая активно продвигала идею создания Донецкой Республики задолго до событий 2014 года, как минимум, со времен первого Майдана 2004 года. К тому же в последние годы в Донбассе была возрождена история Донецко-Криворожской Республики, которую в свое время насильно впихнули в состав УССР. Да и региональный патриотизм в Донецке всегда был особенным, более мощным, чем в Луганске.

Луганск же более имперский город. Он старше Донецка и, соответственно, большую часть своей истории провел в составе Российской империи. То есть луганчане исторически менее склонны к самостоятельности и более ориентированы на единое русское пространство. Поэтому условно «пророссийский» Янукович в Луганской области всегда набирал на выборах больший процент, чем в родной ему Донецкой.

Если посмотреть видео и фото марта-начала апреля 2014 года в Донецке и Луганске, то вы увидите, что в Луганске не было ни одного флага ЛНР, в отличие от Донецка, где флаги ДНР использовались вместе с российскими практически с самого начала событий.

ИА «Новороссия»: Вы были активистом Русской весны в Луганске. Сейчас официально принято считать, что Луганск и Донецк восстал против киевской хунты за федеративную Украину «без фашизма». Вы согласны с этим утверждением?

Т.Г.: Только частично. Если бы основным лозунгом митингов 2014 года была «федерализация» или смена правительства на Украине, то вряд ли бы эти события получили название «Русская весна».

Да, в начале люди собирались на так называемый «Антимайдан», чтобы выразить несогласие с «майданутыми» в Киеве. Но ведь, когда начинались митинги антимайдановцев, они, во-первых, не были слишком многочисленными, а во-вторых – в Киеве тогда еще и не пахло госпереворотом. До самого бегства Януковича казалось, что все под контролем у Партии регионов, а митинги в Луганске и других городах были скорее разработаны политтехнологами тех же регионалов. В это время, кстати, я готовил открытие луганского отделения партии «Русское единство» Сергея Аксенова (глава Крыма – прим. ред.).  Мы готовились к активному участию в политическом процессе и противостоянию с теми же регионалами, поменявшими, за редким исключением, к тому времени ориентацию на «проевропейскую». Документы о регистрации на момент госпереворота были уже в Киеве, ну а потом события стали развиваться стремительно и во многом не предсказуемо.

ИА «Новороссия»: Поворотным событием Русской весны стал референдум в Крыму?

Т.Г.: Конечно! После крымского референдума стало ясно, что сохранить выработанный годами баланс 50/50 между проевропейским западом и пророссийским юго-востоком Украины не получится, ведь юго-восток лишился миллионов избирателей Крыма, то есть на любых выборах мы были обречены. Это стало одним из факторов смены риторики и настроения «Антимайдана».

Но, безусловно, основным фактором народного подъема стало воссоединение Крыма с Россией. Жители Донбасса и исторической Новороссии дождались начала собирания русских земель, это был просто невообразимый подъем, ощущение сопричастности к великому моменту русской истории. Хотя и чувство надвигающейся опасности тоже присутствовало, но оно уступало всеобщей радости. И когда говорят, что Донбасс восстал «недостаточно» по сравнению с Крымом, — это полная чушь. Я был в Крыму сразу после референдума и прекрасно видел настроения людей и общую атмосферу. По крайней мере, в Симферополе. Мне есть с чем сравнивать.

Именно возвращение Крыма в состав России стало катализатором народного подъема в Луганске, Донецке и других русских городах. Это даже не обсуждается.

ИА «Новороссия»: Тем не менее, «крымского сценария» для Донбасса не получилось. Если бы вы знали, что Донбасс ждет после 2014 года, вы бы участвовали в митингах и референдуме?

Т.Г.: Безусловно. А как иначе? Это был выбор совести. Люди выходили не за увеличенные пенсии, зарплаты и какие-то материальные блага, народ отстаивал свой родной русский язык, право открыто исповедовать свою Православную веру, свои ценности, чтить своих героев и развиваться вместе с остальной Россией. За этот выбор не будет стыдно перед детьми.

Ну а за Крым мы очень рады, и ждем теперь и своего полноценного возвращения в Россию.

ИА «Новороссия»: Действительно ли обсуждался вопрос о проведении второго референдума в Донбассе о вхождении в состав России?

Т.Г.: Можно сказать, что провозглашение ЛНР – это на самом деле вынужденная альтернатива «крымскому сценарию». Ведь Крым уже был автономией в составе Украины, а мы – нет. И для «крымского сценария» нам необходим был статус автономии. Вот где основная причина провозглашения ЛНР.

А вопрос о втором референдуме действительно обсуждался весьма активно. Значительная часть пришедших на референдум 11 мая была убеждена, что скоро будет и второй референдум по примеру Крыма. Это озвучивалось и на народных сборах в лагере протестующих у СБУ (на видео с 6:45)

ИА «Новороссия»: В те дни, наверное, мало кто предвидел полномасштабную войну?

Т.Г.: Да, рассчитывали на подобный крымскому сценарий, но были и те, кто предвидел, что у Донбасса свой путь, более сложный и драматичный. Но никто до последнего не верил, что хунта направит армию против своих сограждан. Трагедия 2 мая в Одессе стала «первым звоночком», возвестившем о масштабах ненависти с той стороны. Ну а после авиаудара по центру Луганска 2 июня 2014 года стало ясно – это война.

ИА «Новороссия»: Были ли, по-вашему, другие варианты развития событий?

Т.Г.: Были конечно, можно долго рассуждать, но история, как говорится, не имеет сослагательного наклонения.

ИА «Новороссия»: Назовите главное достижение ЛНР за 4 года?

Т.Г.: Главное – это то, что мы остались русскими людьми. Отстояли возможность учить детей на родном языке, развивать культуру, искусство, образование. То, что мы видим на Украине, только подтверждает правильность нашего выбора.

ИА «Новороссия»: Оцените ситуацию в Республике сейчас, за полгода до выборов глава и парламента?

Т.Г.: После смены руководителя Республики все настроены на позитивные изменения. Как говорится, заждались. Безусловно, выборы должны как-то оживить замороженный политический процесс. Сейчас широко обсуждается программа развития ЛНР до 2023 года. Много обещаний и планов. Но в 2014 году во время предвыборной кампании тоже много чего обещали.

Я считаю, что Республике необходимы кардинальные положительные изменения. Если они не произойдут в ближайшие год-два – уедут многие специалисты и молодежь.

ИА «Новороссия»: Вы верите, что Донбасс станет Россией?

Т.Г.: Донбасс – это и так Россия. Исторически, духовно, ментально. То, что мы пока не в составе Российской Федерации – дело поправимое. Другого пути у нас все равно нет.

Добавлю, что мне очень не хотелось бы, чтоб Донбасс окончательно превратился в некую буферную зону с массовым исходом людей в другие русские регионы. Ведь по научному, культурному, образовательному, экономическому потенциалу далеко не каждый областной центр РФ может сравниться с Луганском, а тем более, Донецком.

После 2014 года Донбасс навсегда вписал себя в историю России, а жители ДНР и ЛНР, как никто другой, заслужили и российские паспорта, и право окончательного юридического возвращения в состав России.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!