Почему Россия действительно не Украина

Тема, почему Украина — не Россия, а Россия — не Украина, последние годы регулярно возникает на повестке общественно-политических дискуссий. Так же, как нередко встречается мнение, что Россия — та же Украина, только с нефтью, газом и ядерным оружием.

Однако прямо сейчас в информационном поле представлен сюжет, который воплощает в себе наглядную демонстрацию того, в чем разница между двумя странами: в Крыму открыли новый терминал аэропорта.

Потому что, в отличие от моста, который является грандиозным и подчеркнуто символическим проектом национального значения, аэропорт представляет собой, по сути, обыденную деятельность страны.

В конце концов, Украина также успешно справлялась с отдельными масштабными вызовами и проектами национального престижа. Достаточно вспомнить проведение европейского чемпионата по футболу в 2012 году, под который в стране проделали действительно огромную работу.

Так что способность упереться и сделать — у России с Украиной как раз общая. А вот с будничной деятельностью и ее результатами между странами впечатляющая разница. Ведь главная особенность нового симферопольского терминала не в его уникальности, а в его обычности для России. Да, это очень важный и значительный проект, но в нем нет ничего экстраординарного.

Автор этих строк впервые в жизни побывала в Крыму летом 2014 года, и тогдашний аэропорт (еще не прошедший экстренную модернизацию, чтобы справляться с многократно возросшим пассажиропотоком) произвел прямо-таки шокирующее впечатление, поскольку такой привет из 1960-х к тому времени уже непросто было встретить даже в самых отдаленных и депрессивных уголках России.

А то, что речь шла о популярнейшем курорте, поднимало происходящее на запредельный уровень абсурда. По ставшим тогда уже привычными российским меркам ситуация выглядела просто непостижимой: как Украина могла довести ситуацию с симферопольским аэропортом до такого позорного состояния?

Радикальные реконструкции старых авиатерминалов к тому времени в России провели практически повсеместно, не говоря уж о нескольких отстроенных с нуля аэропортах. В общем, аэропортное строительство и реконструкция лет десять в стране были самым обычным делом. Так же, как строительство дорог, оборудованных новейшей техникой медицинских центров, спортивных комплексов и очень длинного перечня других объектов.

 Однако дальнейшее погружение в тогдашние крымские реалии как раз позволило осознать ту государственно-управленческую пропасть, разделившую Россию и Украину за последние десятилетия. Ключевой особенностью политики для достижения нынешних российских результатов является не штурмовщина, а системный и систематический подход, когда возникающие проблемы и сбои могут затруднять воплощение поставленной цели, но они неспособны остановить неуклонное, последовательное, хотя порой и небыстрое движение государственной машины вперед.

А Украине так и не удалось создать подобный механизм. К слову, это явно стало не последней причиной, по которой она оказалась в своем нынешнем состоянии.

Открытие нового терминала аэропорта «Симферополь» в Крыму

Когда последние четыре года украинские «эксперты» регулярно предсказывали (и продолжают это делать — даже вопреки реальности), что в Крыму так и не будет ничего построено — ни моста, ни аэропорта, ни дорог, ни энергомоста, — это было не только стремлением выдать желаемое за действительное, но и искренним проявлением их украинского опыта, реалий, в которых живет эта страна третий десяток лет.

На Украине большая часть заявленных Россией проектов действительно не вышла бы за пределы тотальных распилов на начальных стадиях, на чем дело бы и закончилось.

 

Кстати, этот опыт нашел свое отражение и в крымском общественном менталитете, где (после того как схлынула волна эйфории из-за возвращения в Россию) довольно быстро развилось очень сильное недовольство, в первую очередь в адрес местных властей, от ощущения, что на полуострове все останется по-прежнему. У людей появился страх, что в Крыму так ничего и не изменится по сравнению с украинскими временами.

В результате полуострову пришлось привыкать — и этот процесс продолжается по сей день — к тому, что перемены требуют не только ресурсов и усилий, но и просто времени: в частности, четыре года на строительство с нуля нового терминала аэропорта.

Кстати, не так уж и много, если подумать.

Ирина Алкснис

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!