Отношения на властном олимпе Украины напоминают советскую семью, в которой все разругались, но развестись не могут, поскольку связаны квартирой, а ее не разменяешь так, чтобы каждому хватило по однушке.

Президенту Порошенко и премьеру Гройсману стало сложно жить вместе, а генпрокурору Луценко надоела его работа. Он хочет пост главы правительства. В итоге жизнь вчерашних соратников отравлена, а вся страна идет вразнос.

Начнем с Порошенко. Казалось, совсем недавно, 8 марта 2014 года, прошла тайная встреча в Куршевеле с олигархами, где он договорился о своем президентстве. Пролетело четыре года, и Порошенко хронически устал, однако не может ничего бросить: верховная власть затянула, как наркотик, еще не все прибрано к рукам, да и гарантий спокойной жизни в случае ухода нет.

Спустя год в эти дни должны состояться финальные дебаты между кандидатами в президенты, а плана победы у Порошенко до сих пор нет. Поэтому в голове стратегов родился сценарий: роспуск парламента в мае 2018 года и досрочные выборы в августе, с минимальной явкой и максимальной манипуляцией, а главное — по смешанной системе с мажоритаркой. Это якобы позволит Порошенко подстраховаться на случай поражения в борьбе за пост главы государства. И главное: на две избирательных кампании — парламентскую, а потом и президентскую — у Тимошенко просто не хватит денег.

У сценария много слабых сторон. Во-первых, как Порошенко развалить коалицию, чтобы обвинить в этом других? Народному фронту с нулевым рейтингом досрочные выборы не нужны. Во-вторых, победа на них не гарантирована, потому что позитив от безвиза утрачен, а больше Порошенко идти к людям не с чем. В-третьих, выборы приведут к заморозке кредитов от МВФ. В-четвертых, если президентом через год будет не Порошенко, он или она захотят распустить эту Раду и избрать новую под себя. А значит, при таком сценарии Украину ждут три избирательных процесса за один год со всеми вытекающими — от разгула популизма до бойкота МВФ.

Но главное препятствие Порошенко на пути к досрочным выборам — это премьер Гройсман. Бывший винницкий мэр уже год играет на нервах Порошенко. Все началось со стремительного отстранения Романа Насирова с должности ГФС. Тогда премьер, несмотря на давление Банковой, смог провести своего ставленника Мирослава Продана. С тех пор отношения пошли по наклонной.

Порошенко понимает, что каждый день на должности премьера — это дополнительные ресурсы Гройсмана для отдельного плавания. И понятно, что отбирать голоса он будет как раз у партии Порошенко, а избавиться от него сложно. Гройсман договорился с Народным фронтом, выстроил личные отношения с олигархами, посадил своих людей на малозаметных, но денежных должностях вроде кадастра, архитектурно-строительной инспекции или Дунайского пароходства, нашел общий язык с Западом и воспользовался эффектом заниженных ожиданий, услышав вдогонку: “Это лучше, чем мы думали”.

Разговорами о роспуске Рады, что означает и отставку премьера, Порошенко пытается вернуть Гройсмана обратно в семью. Но добивается противоположного эффекта и сеет раздор в верхах.

Третий в этой семье — Луценко, который, в отличие от Гройсмана, давно хочет поменять работу. ГПУ хоть и принесла материальные выгоды, но тянет рейтинг Луценко на дно. Он не смог удовлетворить запрос общества на справедливость, а ленты новостей пестрят именами соратников Януковича, вышедших сухими из воды, и антикоррупционеров, на которых открыты дела.

Луценко с радостью втянулся в войну с НАБУ, которая не принесла ему ничего, кроме негатива. В результате он усилил позиции Артема Сытника, а также испортил свои отношения с США: в конце 2017 года американский генпрокурор совершил демарш и отменил встречу с украинским визави.

Он хочет уйти — но не в пустоту, а на… пост премьер-министра. Вся пиар-кампания прокуратуры сейчас построена на месседже, что благодаря Луценко строятся дороги и школы якобы на конфискованные им деньги Януковича.

Параллельно близкий к Луценко депутат Александр Третьяков шантажирует Гройсмана угрозой выйти из фракции и снизить численность коалиции до менее чем 226 человек. Так он добивается создания министерства по делам ветеранов, которое должно стать ядром отдельного политического проекта Луценко.

Понятно, что нормальная жизнь в такой политической семье закончилась. Однако при всем негативе это дает шанс. Опыт Украины показывает, что охваченная внутренними интригами власть съедает себя и проигрывает выборы. Но это уже другая история.

nv.ua

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!