Хитрый Ким ставит Дональда Трампа в крайне неудобное положение.

С Корейского полуострова все чаще приходят новости, которые и в прежние годы звучали бы как фантастика, а в свете резкого усиления напряженности из-за ядерных испытаний Пхеньяна и реакции на них в США — тем более.

На встрече с южнокорейской делегацией в Пхеньяне Ким Чен Ын рассказал о намерении по итогам переговоров с президентом США подписать мирный договор между двумя государствами и даже открыть в своей столице посольство Штатов.

Можно было такое представить себе даже не пару лет назад, а 20–30 лет назад, вообще за весь более чем полувековой период существования КНДР? Напомню, что США не просто не признают КНДР, но и находятся формально в состоянии войны с республикой, т. к. в 1953 году подписан не мирный договор, а лишь перемирие, американские войска до сих пор на юге полуострова.

Впрочем, кто бы мог 10 лет назад представить себе посольство США на Кубе?

Правда, нормализацию отношений с Кубой начал Обама, его сменщик на посту американского президента вряд ли пошел бы на такой шаг, напротив, он его всегда критиковал. Но очевидно же, что спустя четверть века после окончания холодной войны пора бы уже перестать жить стереотипами той эпохи, а следовательно — начать хотя бы признавать друг друга.

С КНДР случай совсем иной, нежели с Кубой. У нее есть ядерное оружие. И если налаживание контактов с Кубой продиктовано по большей части стремлением покончить с застарелыми конфликтами, то необходимость налаживания диалога с КНДР продиктована банальным страхом перед реальной ядерной войной.

По правде сказать, обеспокоенность, которую США постоянно выражают, когда кто-то обзаводится ЯО или проводит исследования, которые могут привести к его созданию, достаточно лицемерна. Практически во всех случаях подозрений в создании ядерного оружия в новейшей истории речь идет именно о создании системы сдерживания потенциального агрессора, причем вполне определенного. Индия и Пакистан обзавелись ЯО друг против друга. Израиль — против исламского мира и, прежде всего, Ирана, который тоже подозревается в разработке ЯО. Наконец, тот же Иран — против того же Израиля и (как и КНДР) — против США. Штаты многими странами мира, не являющимися союзниками американцев, рассматриваются в качестве наиболее вероятного агрессора.

Американцы сами признают, что создание ядерного оружия северокорейским режимом — вопрос выживания этого режима, то есть цель тут исключительно оборонительная. Думаю, вряд ли в США кто-то действительно верит, что Пхеньян первым применит ядерное оружие против Южной Кореи или, тем более, самих США. Можно долго иронизировать над сущностью северокорейского режима и личностью его лидера, но упрекать его в том, что он идиот, вряд ли кто-то станет. Любое применение Пхеньяном ядерных ракет хоть по США, хоть по их союзникам, вне зависимости от успешности атаки, в конечном итоге приведет к уничтожению КНДР. Надо ли это Киму? Разумеется, нет. Другое дело — иметь ЯО для сдерживания агрессии против своей страны. Американцы тоже прекрасно понимают: хотя они и победят КНДР при любом раскладе, эта победа может обойтись очень дорого.

Американцы вообще любят грозить «высокими ценами» оппонентам. Сами же они платить не любят, а ядерный удар по их базам в Южной Корее, Японии или, тем более, по самим США — это цена очень высокая.

Вся американская внешняя экспансионистская политика настроена на то, чтобы добиваться целей минимальными потерями. В случае обмена ядерными ударами с кем бы то ни было они по определению не будут минимальными. Тем более что в случае полноценной войны с Пхеньяном американцам неизбежно потребуется наземная операция, которая по количеству жертв среди американских военных может переплюнуть предыдущую корейскую и вьетнамскую кампании вместе взятые.

В этих условиях американцам лучше бы оставить КНДР в покое, смириться с ее существованием (для этого вовсе не обязательно устанавливать дипотношения), при этом игнорируя ее на международных площадках. Ведь, по большому счету, КНДР никакой угрозы для США не представляет ни в военном, ни тем более, в экономическом плане. КНДР — это не Ирак и не Ливия, которые претендовали на региональное лидерство и на ослабление влияния там США. КНДР находится в абсолютной изоляции, это, пожалуй, самая закрытая страна в мире. Разве что ее можно рассматривать в качестве форпоста Китая, который тот держит в качестве занозы для США в Юго-Восточной Азии. Но опять-таки, это для Вашингтона не смертельно. Терпели же столько лет.

С приходом в Белый дом Дональда Трампа ситуация изменилась. Во-первых, наличие ЯО у Пхеньяна стало свершившимся фактом, на который нужно было как-то реагировать хотя бы для сохранения лица. Во-вторых, сам Трамп изначально поставил себя во внешней политике крайне противоречиво и взрывоопасно. С одной стороны, он декларировал необходимость отказа от вмешательства в дела других стран. С другой — пошел на шаги, на которые даже Обама не решался, включая нанесение ударов по Сирии, угрозы разорвать иранскую ядерную сделку и угрозы той же Северной Корее.

Тут многое сыграла импульсивная натура самого Трампа, который на фоне неустойчивого положения внутри страны, на фоне обвинений в сотрудничестве с Россией и предательстве национальных интересов, на фоне реальной угрозы импичмента вынужден совершать шаги, полностью противоположные тому, что он ранее декларировал. Исключительно для того, чтобы продемонстрировать свою самостоятельность, решительность и даже «крутость».

Проблема в том, что он не директор колхоза, а президент ведущей страны на планете, хоть и в условиях распадающегося однополярного мира. И любой необдуманный шаг с его стороны, призванный продемонстрировать эту самую «крутость», может привести к очень серьезным последствиям.

По сути, корейская проблема раздута на ровном месте. Нет, я утрирую, конечно, — как я уже говорил, на фактическое появление у КНДР ЯО не отреагировать было нельзя. Но Трамп, как обычно, отреагировал слишком импульсивно и даже неадекватно. Уж точно неадекватно той реальной угрозе, которую представляло корейское ЯО.

Трамп своими резкими заявлениями, своими ультиматумами поставил мир на порог ядерной войны. Конечно, мало кто сомневается в адекватности Кима, в том, что он не будет первым нажимать ядерную кнопку, однако, если у вас постоянно машут перед носом палкой, будь вы хоть трижды адекватным и уравновешенным человеком, никто не даст гарантии, что рано или поздно ваши нервы не сдадут.

Чем дальше заходило дело, чем резче заявления звучали с обеих сторон, тем меньше оставалось шансов на то, что можно договориться по-нормальному, стало быть, тем ближе становилась угроза войны.

Понимают ли американцы, что могут сильно заиграться? Понимают. Но и остановиться не могут. Это вообще очень характерный для американцев, а для Трампа особенно, способ вести диалог. Для начала нужно всех оппонентов запугать до икоты, а потом смотреть на их реакцию.

Это касается не только военных дел. То же с торговыми войнами. На днях Трамп ввел-таки обещанные пошлины на сталь и алюминий, пообещав отсрочить их введение на 15 дней, в течение которых он будет смотреть на поведение партнеров. Читай: в течение которых он будет ждать, что они, насмерть перепугавшись, приползут к нему на коленях, а он будет диктовать все новые и более жесткие условия, на которые партнеры, разумеется, вынуждены будут согласиться — а куда они денутся?

Проблема США и лично Трампа со своим стилем общения в том, что он не знает, что делать, если вдруг денутся. Иными словами, у Вашингтона нет «плана Б» на случай, если оппонент/партнер не испугается угроз, а просто скажет: да пошли вы! Так было с санкционной войной против России, которая не пошла на ожидаемые Вашингтоном уступки, несмотря на давление. Проблема в том, что в отношениях с КНДР речь идет не только о санкциях, которые обе стороны как-нибудь переживут, но и о реальной угрозе ядерной войны.

Что в этой ситуации делать Трампу? Несмотря на все угрозы, несмотря на беспрецедентное экономическое давление, Ким упорно не гнется. Что дальше? Отступить или привести в исполнение угрозы? Отступить без потери лица уже никак, для Америки это смерти подобно. Но смерти подобно и втягивание в ненужную и опасную военную авантюру. Это вам не Ливия с Ираком, не Вьетнам и не та же Корея более, чем полвека назад.

Впрочем, Пхеньян тоже хорошо понимает, что в этой игре на нервах они у Вашингтона могут сдать. Понимает он и логику поведения Трампа, который умеет только пугать и угрожать, но абсолютно не умеет договариваться. В этих условиях Ким Чен Ын делает изящный ход.

Сначала он объявляет о стремлении к мирному разрешению конфликта и делает первый шаг: начинает переговоры с Южной Кореей. В Сеул приезжают высокопоставленные северокорейские политики, спортсмены обеих Корей вместе идут на открытии Олимпиады под общим флагом, в Пхеньян прибывают высокопоставленные южнокорейские политики, которых встречает сам Ким, уверяет в своем миролюбии, декларирует свое стремление не только к объединению двух стран, но и к денуклеаризации полуострова — то есть тому, чего от него требует Вашингтон. Без всяких предварительных условий. Кроме того, Ким заявляет о намерении как можно быстрее провести переговоры с Трампом лично.

Мяч на стороне Америки.

Первая реакция Вашингтона предсказуема. В Белом доме шаг со стороны Северной Кореи назвали неожиданным прогрессом, сам Трамп в свойственной ему манере изобразил восторг, заявив о своей уверенности в том, что переговоры с северокорейским лидером ждет «огромный успех».

Тем не менее в руководстве США заявляют, что пока не знают, где и когда пройдет встреча. Говорят, что, предположительно, в Вашингтоне, что, предположительно, в мае. На самом деле в США явно не готовы к такому повороту событий. Во-первых, они явно не ожидали, что представители двух Корей смогут о чем-то договориться практически у них за спиной. Видимо, они не взяли в расчет тот факт, что Сеул в сохранении мира в регионе заинтересован больше, чем кто бы то ни было на планете, и готов ради этого пойти на многое. И, кстати, неоднократно давал это понять своим американским партнерам, предостерегая от начала войны.

Во-вторых, в Белом доме отлично понимают, что Ким просто так не разоружится, он потребует каких-то ответных шагов. Его готовность к остановке ядерных испытаний без предварительных условий — это работа на его собственный имидж в глазах всего мира, имидж стороны, делающей первый шаг к разрядке. Теперь другая сторона, понимая, что условия, пусть и не предварительные, все же будут, должна или принять их, или отказаться, выставив саму себя в глазах всего мира неадекватным переговорщиком, отвергающим руку дружбы.

И что остается делать в таких условиях? Ничего, кроме того, что Трамп привык делать: продолжать гнуть свою линию — выставить собственные предварительные условия — Пхеньян должен сделать первый шаг и отказаться от испытаний.

Состоится ли встреча при таком бэкгрануде?

Тут следует понимать такой важный момент. А осуществимы ли декларируемые сторонами цели в принципе? Я про денуклеаризацию корейского полуострова и объединение Корей.

Начнем со второго. Понятно, что движение ирредентизма присутствует в обеих странах, и обе страны декларируют стремление к объединению. Однако тут есть огромное отличие от ирредентизма, к примеру, у турок-киприотов, ирландцев или тех же русских на юго-востоке Украины. В перечисленных случаях речь идет о смене государственной принадлежности в рамках одной системы. В случае с Кореями речь идет о двух принципиально разных системах, так что тут уместно сравнение скорее с объединением Германии. И надо помнить, что такое объединение не может быть компромиссным. Одна система поглощает и аннигилирует другую, не может быть двух систем в рамках одного государства. Такое есть только в Китае, где есть условно «коммунистическая» центральная часть и капиталистический Гонконг, у них это называется «одна страна, две системы». Однако центральный Китай коммунистический весьма условно, его экономика полностью интегрирована с мировой и с экономикой Гонконга, к тому же Пекин сохраняет политический контроль над обеими системами, что крайне важно.

Кстати, о Китае. В вопросе объединения Корей есть еще геополитический момент. Тут важно не только желание Сеула и Пхеньяна, но и желания тех глобальных игроков, кто стоит за ними — Вашингтона и Пекина, которые считают их своими форпостами в регионе. Пекину выгодно существование северокорейского режима, и на объединение Корей по германскому сценарию, когда ФРГ поглощает ГДР, он не согласится. Я уж молчу о том, что на это не согласится Ким. Как говорится, за что воевали и терпели лишения все эти полвека?

И второй момент: денуклеаризация. Для Кима ЯО — это гарантия. Расстаться с ним он согласится исключительно в обмен на другую гарантию, как минимум не менее серьезную. А такая гарантия невозможна в принципе. Ну, согласится Америка на «нулевой вариант», предложенный Москвой и Пекином, — не будет проводить учений в обмен на приостановку испытаний. А дальше? А дальше встает вопрос о разоружении Пхеньяна. И что? Америка пообещает, что не будет нападать? Трамп торжественно собственной кровью подпишет клятвенное письмо Киму? Мы же знаем цену американским гарантиям и обещаниям. И Ким знает. И стоящий за ним Китай.

В последнее время много говорят о том, что гарантами могут выступить Россия и Китай. Но что до этого США? Плевать они хотели на чужие гарантии, на решения ООН и т. п. Не помешало же им присутствие наших ВКС в Сирии нанести удар по Асаду, хотя это грозило прямым столкновением с Россией. Так и тут — нанесут удар, а потом скажут, мол, гарантии? Какие гарантии? Я никому гарантий не давал. Ну, для достоверности, повод придумают, как перед вторжением в Ирак. Скажут, что разведка сообщила о том, что «коварный диктатор Ким захотел нанести удар по мирным городам Америки», и он решил нанести упреждающий удар, а времени на консультации с международными партнерами не было, ибо удар со стороны КНДР планировался через полчаса.

Недавно журнал Atletico и вовсе предложил Китаю и России ввести войска на территорию КНДР, чтобы они послужили «живым щитом» — гарантией от ненападения со стороны США. Только не понятно, сколь долго будет необходимо держать этот «щит». Да и нужно ли это Китаю, а тем более России. Да, впрочем, и самой Северной Корее, которая и вовсе в этом случае, может, напротив, начать еще более стремительно вооружаться за спинами наших и китайских солдат. В общем, сценарий из мира научной фантастики.

Иными словами, решение проблемы можно оттягивать, но не более. Поскольку Трампу уже невозможно остановиться, не потеряв лица, единственное, что ему остается, — постепенно снижать интерес общественности к корейской проблеме, переключать на другие.

Что касается встречи Трампа и Кима, то ее, скорее всего, американская сторона будет всеми способами оттягивать. Впрочем, она может и случиться, только вот ждать прорыва от нее не стоит. Помните, сколько было надежд на первую встречу Трампа с Путиным в прошлом году? И что?

Ким, конечно, может пойти на остановку испытаний, но только тогда, когда они ему просто станут не нужны, ибо все, что ему было надо, он получит. Подчеркну, речь именно об остановке испытаний, но никак не о разоружении. Но и за это он потребует что-то от Трампа. А вот что может дать Трамп — вопрос открытый…

 

Источник: ren.tv

Автор: Дмитрий Родионов

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!