Дискуссия об исторической оценке бывшего грозного шефа советской госбезопасности Берии обычно сводится к стандартным темам: был ли он сексуальным насильником, участвовал ли в массовых репрессиях и как создавал ядерное оружие. Крайне редко вспоминают национальную политику Лаврентия Павловича в марте – июне 1953 года, в том числе и на Украине.  Не говорится о ней по понятной причине: данная тема крайне неудобна для бериевского фан-клуба.

А ведь не останови тогда рвущегося к абсолютной власти Берию группа генералов во главе с маршалом Жуковым, то трагедия распада исторической России, торжество на значительной части ее территории открытой русофобии, да и «бандеризация» Украины произошли бы значительно раньше.

Сразу после смерти Сталина Берия фактически встал во главе страны (председатель Совета министров «Маланья» Маленков был фигурой слабой) и немедленно начал первую «перестройку» СССР. Однако, в отличие от осторожного партаппаратчика Горбачева, начал с бешеной энергией и профессионально задействуя гигантский репрессивный аппарат объединенного МВД. А его перестройка национальных отношений заключалась в тотальной замене всех русских в союзных и автономных республиках на «национальные кадры», полном переходе на национальные языки и качественном увеличении полномочий республик, вплоть до создания республиканских армий.

Отдельным пунктом стояло «достижение компромисса» с лидерами прибалтийских и украинских националистических банд, к тому времени почти полностью разгромленных МГБ.

Особое внимание хозяин Лубянки уделял Украине как крупнейшей «национальной» союзной республике, предназначавшейся на роль своеобразной витрины бериевских реформ.

Но для успешного воплощения своего замысла маршалу от госбезопасности пришлось устроить массовую кадровую чистку, увольняя верных единству Союза государственных и партийных деятелей и укомплектовывая аппарат беспринципными холуями и откровенными националистами.

Одним из первых шагов Берии стало указание министерствам внутренних дел прибалтийских республик и Украины немедленно прекратить все силовые операции против националистического подполья. Среди чекистов на местах это бериевское распоряжение, мягко говоря, понимания не встретило: они расценили его как предательское. За противодействие новому курсу уже 19 марта был снят со своей должности министр внутренних дел Украины генерал Тимофей Строкач. В годы войны легендарный руководитель Украинского штаба партизанского движения, затем главный организатор разгрома бандеровщины на Западной Украине (в том числе ликвидировавший одного из наиболее опасных главарей боевиков Клима Савура) был сослан на второстепенную должность начальника Львовского УМВД.

Берия дал указание присланному им из Москвы новому министру внутренних дел Украины генералу Павлу Мешику немедленно начать подготовку к проведению негласных переговоров с руководством ОУН-УПА. Для исполнения поставленной задачи было приказано не приводить в исполнение вынесенные смертные приговоры наиболее видным оуновцам. С помощью последних планировалось завязать контакт с Бандерой для заключения соглашения. Кроме того, Мешик готовил документы для проведения полной амнистии всех осужденных участников ОУН-УПА, независимо от тяжести совершенных ими преступлений.

Также МВД УССР срочно готовилось восстановление на Западной Украине униатской церкви (всемерно поддерживавшей немецко-фашистских оккупантов во время войны), рассматривавшейся еще одним перспективным каналом для контактов с ОУН-УПА. С этой целью был освобожден из мест заключения митрополит Иосиф Слипый, осужденный за поддержку гитлеровцев, включая активное участие в формировании дивизии СС «Галичина».

Судя по всему, Берия хотел, чтобы в правительство УССР вошел представитель ОУН. Во всяком случае аналогичное предложение было сделано по линии МВД Литовской ССР находившемуся в заключении одному из лидеров литовских «лесных братьев».

Показательно, что Президиум ЦК КПСС 26 мая официально осудил методы послевоенной борьбы с ОУН-УПА, чем сделал важный шаг для достижения соглашения с бандеровцами. Принятые формулировки были весьма красноречивы: «ЦК КП Украины и обкомы партии до сих пор не могут понять, что борьбу с националистическим подпольем нельзя вести только путем массовых репрессий и чекистско-войсковых операций, что бестолковое применение репрессий лишь вызывает недовольство населения и наносит вред делу борьбы с буржуазными националистами».

Президиумом ЦК подчеркивалась необходимость абсолютного доминирования на Западной Украине даже не украинских (о русских речи уже не шло по определению), а исключительно галичанских кадров: «Обязать ЦК КП Украины и обкомы партии западных областей решительно покончить с извращениями ленинско-сталинской национальной политики нашей партии, с порочной практикой выдвижения на руководящую партийную и советскую работу в западных областях Украины преимущественно работников из других областей УССР и других республик Советского Союза, а также с недооценкой политического значения преподавания в вузах Западной Украины на украинском языке, серьезно улучшив дело подготовки и переподготовки кадров и смелее выдвигая работников из населения Западной Украины на руководящие посты».

Специально также отмечалось, что необходимо «обеспечить наличие в руководящем составе» ЦК и Совмина «работников из западных украинцев».

Что является отличительной особенностью и постмайданной Украины, в которой именно идеологически надежные галичанские кадры представляют собой основу режима, выполняя роль наделенных особыми полномочиями политкомиссаров во всех органах власти как в центре, так и по всем регионам…

Чтобы наглядно продемонстрировать всем, что будет с теми, кто не слишком активен в реализации бериевской национальной политики, первый секретарь ЦК КПУ Леонид Мельников был снят с должности этим же решением Президиума ЦК. И не просто снят, а с убийственной формулировкой «за грубое искривление ленинско-сталинской национальной политики». Впрочем, партийный лидер УССР как дончанин и русский по национальности был обречен даже в случае ревностного исполнения указаний Берии.

Показателен был последовавший 12 июня, во исполнение решений Президиума, пленум ЦК КПУ, превратившийся в настоящий националистический шабаш. Запуганное большинство членов ЦК молчало, но всячески изгалялись в русофобии маскировавшиеся ранее националисты. Особенно активничал многократный лауреат Сталинских премий известный драматург Корнейчук, в недавнем прошлом громко певший хвалу «нерушимому братству с русским народом». Бывший заместитель Молотова в НКИД СССР, уже ничего не стесняясь, дошел до неприкрытых ксенофобских высказываний, возмущаясь словами о «великом русском народе».

Пленум ЦК КПУ дал окончательный карт-бланш всем антирусским сепаратистским силам в республике, которые ранее хоть немного сдерживал Мельников. Бандеровцы с партбилетами немедленно начали претворять спущенную им из Кремля программу действий. По указанию нового первого секретаря бериевца Кириченко было дано указание о полном переходе всех государственных (включая образовательные) и партийных структур на украинский язык и запрете официального употребления русского языка. В ускоренных темпах разворачивалась пропагандистская кампания по очередному обличению «великодержавного русского шовинизма» и «многовекового угнетения украинского народа Москвой».

Началось массовое увольнение людей исключительно за то, что они были не «коренной» (в представлении националистов, разумеется) национальности. Вот, например, характерный штрих из обзора писем, направленных в ЦК КПСС: «В письме (без подписи) сообщается, что председатель Тернопольского облисполкома т. Пизнак на одном из заседаний облисполкома в своем выступлении заявил, что “в панской Польше и в Австрии продукция выпускалась более качественной, чем сейчас, и предложил работникам, прибывшим из восточных областей, покинуть область, т. к. они обойдутся без них”… Начальник Тернопольского областного управления Министерства юстиции на совещании работников управления “предложил украинцам восточных областей в течение недели покинуть область”».

Мешиковское МВД, ставшее в УССР властью большей, чем ЦК и Совмин вместе взятые, собирало по областям сведения о национальном составе руководящих кадров с целью их немедленной замены. Строкач сообщил о таком указании в Москву следующее: «В апреле с.г. т. Мешик дал мне, как начальнику областного Управления МВД во Львовской области, указание собрать и донести в МВД УССР сведения о национальном составе руководящих кадров партийных органов, начиная от парторганизаиций колхозов, предприятий и до обкома партии включительно».

И когда он, единственный из начальников УМВД, отказался выполнить незаконный приказ, то был немедленно снят с должности и отозван в Москву в распоряжение МВД. Можно не сомневаться, что от ареста принципиального генерала спасло только падение Берии.

В республике под кураторством ЦК КПУ и МВД полным ходом все шире разворачивалась националистическая кампания, прикрывавшаяся фиговым листком «борьбы с извращениями в национальной политике». Самыми активными бериевскими помощниками стали переставшие скрывать свои взгляды националисты. В первую очередь из числа, по современной терминологии, «креативного класса». Ранее молчавшие, а чаще возносившие хвалу «партии, правительству и лично великому Сталину», они, получив поддержку власти, стали ее активнейшими союзниками в проведении русофобской политики.

Точно так же, как их предшественники, делавшие в свое время ставку на кайзеровскую Германию, Австро-Венгрию и Третий рейх…

Но как только арестованный Берия оказался в подвале гауптвахты МВО, эти страдальцы за долю «угнетенной москалями» нэньки Украины вновь запели о нерушимой дружбе народов и любимой Москве белокаменной. Без стоявшего за их спиной зловещего человека в пенсне они были ни на что не способны… Как до этого националисты были неспособны ни на что без кайзера, цесаря и Гитлера и, как сейчас, они являются абсолютным нулем без заботливо поддерживающей и направляющей руки хозяина из Вашингтона.

Дмитрий Тесленко

alternatio.org

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!