.

15 февраля Соломенский суд Киева отклонил ходатайство Специальной антикоррупционной прокуратуры о помещении под стражу мэра Одессы Геннадия Труханова. Вместо этого Труханов вышел на свободу под поруки нардепа от БПП Дмитрия Голубова.

Последнее обстоятельство, а точнее, партийность депутата не должны вводить публику в заблуждение: это вовсе не означает, что в руководстве Блока Порошенко решили вызволить своего друга из затруднительной ситуации. Дмитрий Голубов имеет куда более прочные и давние связи с Трухановым, нежели с Блоком Порошенко. Идя на выборы в качестве кандидата от БПП по Суворовскому району, являющемуся давней электоральной вотчиной Труханова, Голубов куда в большей степени обязан своим успехом поддержке мэра Одессы, нежели партийному «бренду» БПП, который он, кстати, в своей кампании использовать избегал. Кстати, в БПП поспешили откреститься от поступка своего депутата: дескать, ни на что подобное партия его не уполномочивала, а если Голубов за кого-то и поручился, то это, мол, его личное и персональное дело.

Но мы сейчас не об этом.

Решение Соломенского суда с формально-правовой точки зрения является не окончанием дела Труханова, а лишь его началом. Теперь НАБУ и САП предстоит завершить досудебное следствие, передать в суд обвинительный акт, после чего, собственно, и должен начаться сам судебный процесс. В ходе него обвинение должно предоставить суду убедительные доказательства вины Труханова, а защита – попытаться разбить эти аргументы.

Однако проблема состоит в том, что недолгая, но яркая история НАБУ пока не знает примеров удачного вынесения обвинительных приговоров в судах. Конечно, в НАБУ и САП утверждают, что причиной этого является прогнившая судебная система. Однако эти аргументы смотрятся несколько неубедительно в ситуации, когда по большинству резонансных дел антикоррупционеры даже не удосужились завершить досудебное следствие. К примеру, скоро исполнится год с момента задержания экс-нардепа Мартыненко и бывшего главы Государственной фискальной службы Насирова. Ни по одному из этих дел обвинительный акт в суд не передан. И винить в этом в НАБУ и САП не могут никого, кроме самих себя.

В этой ситуации вполне вероятно, что и дело Труханова «застрянет» где-то в недрах НАБУ на долгий срок, и в суде мы его в ближайшее время не увидим.

К этому имеются и чисто правовые предпосылки: с учётом той весьма отрывочной информации, которую показали нам в суде НАБУ и САП, судебная перспектива дела Труханова представляется весьма сомнительной.

Напомним, Труханова обвиняют по ст. 191 УК Украины – хищение или растрата имущества. Согласно версии обвинения, Труханов и ряд его подчинённых вступили в преступный сговор с целью присвоения части средств городского бюджета. Для этого они купили у частных лиц здания бывшего завода «Краян» по цене, существенно выше рыночной, подделав соответствующие документы, в частности, решение об оценке зданий, на основании которого и была сформирована цена.

Те самые здания

14 тысяч квадратных метров были куплены за 185 миллионов гривен, что даёт цену порядка 450-500 долларов США за квадратный метр. Сторонники Труханова говорят, что эта цена адекватна рыночным реалиям. Противники утверждают, что она завышена в несколько раз. Не будем вставать на ту или иную сторону – просто потому, что достаточно сложно найти адекватные объекты для сравнения. Вместо этого предлагаем взглянуть на дело с несколько иной стороны.

Статья 191 УК предусматривает ответственность сразу за два типа преступлений: хищение и растрату. Даже если будет доказано, что стоимость покупки здания завышена, и организатором этой затеи являлся лично Труханов, то привязать его к любому из вышеуказанных преступлений будет проблематично.

Хищение прежде всего предполагает, что похищенное имущество (в данном случае – деньги городского бюджета) в конечном итоге досталось именно Труханову (напрямую или косвенно – через лиц, связь которых с Одесским городским головой будет однозначно доказана в суде). Есть ли у обвинения доказательства такого рода? Пока о них ничего не известно.

Как известно, продавцом, у которого город купил здания «Краяна», была фирма «Девелопмент элит», единственным владельцем и директором которой на тот момент являлся сотрудник Одесской юридической академии Пётр Загодиренко. После сделки в состав учредителей вошли три офшорные компании Valton Group LP (Великобритания), Monter Impex LTD (Венгрия) и Solter Managament LTD ( также Венгрия). В настоящее же время единственной и полновластной владелицей предприятия является гражданка Литвы Людмила Сороко.

Иными словами, следствию предстоит доказать наличие прямой связи между Трухановым и кем-то из вышеперечисленных лиц – лишь тогда обвинения в хищении действительно могут быть реально предъявлены Труханову.

С учётом того, что большая часть фигурантов находятся за пределами досягаемости украинской фемиды, сделать это представляется весьма проблематичным.

Второй «вариант» обвинения по ст. 191 – растрата. Но здесь всё ещё хуже. Дело в том, что в растрате можно обвинить лишь человека, который распоряжался растраченными средствами – то есть, мог единолично принимать решения о том, на что и в каких количествах их можно тратить. Так вот, в нашем случае это попросту не так: мэр города не распоряжается бюджетными средствами, все решения такого рода принимает городской совет. Наш случай не является исключением: за решение о покупке «Краяна» 19 октября проголосовали 47 депутатов. И если уж была растрата, то судить за неё нужно каждого из них – предварительно доказав, конечно, что они умышленно голосовали вопреки интересам города, руководствуясь соображениями конкретной и доказанной личной выгоды.

То есть, автору этих строк кажется крайне маловероятным, что НАБУ и САП удастся доказать вину Труханова именно в преступлениях, предусмотренных ст. 191 УК Украины.

Вместо этого им куда проще было бы открыть дело по другой статье – 364 УК, «злоупотребление властью». Для того, чтобы обвинить кого-то по этой статье, достаточно трёх составляющих: доказать, что обвиняемое должностное лицо действовало вопреки служебным интересам; доказать, что оно действовало в корыстных интересах или интересах третьих лиц; доказать, что эти действия нанесли ущерб. То есть, большинство проблем, возникающих с обвинениями по ст. 191 УК, при такой квалификации дела снимается автоматически. Фактически, НАБУ и САП будет достаточно доказать, что стоимость, по которой купили здание, действительно была завышена, и что случилось это в результате сговора, в котором принимал участие Труханов. Другой вопрос, что сделать это также может быть весьма непросто, однако это уже вполне реальная задача – если мы, конечно, предположим, что некие злоупотребления действительно имели место. Вероятность же получить обвинительный приговор по ст. 191, как мы уже говорили выше, пренебрежимо мала.

Откуда возникает следующий логичный вопрос: почему же случилось так, что НАБУ уже при открытии уголовного производства изначально подложили под него бомбу замедленного действия в виде статьи с почти недоказуемым в данном случае составом преступления?

На этот счёт существует две версии.

Первая – профессиональная некомпетентность детективов. Вторая – намеренный сговор обвиняемого и следствия: проще говоря, сторонники такой версии полагают, что Труханову удалось «порешать» с НАБУ и САП, убедив правоохранителей не привлекать его к ответственности.

«Однако, — может спросить скептически настроенный читатель. – Как же тогда понимать всю активность НАБУ и САП в последние дни? Для чего в принципе была нужна вся эта чехарда с заочным предъявлением подозрений, задержанием, ходатайством об аресте?».

Ответить на это возражение несложно: а как, по вашему, ещё должны были бы вести себя антикоррупционеры? Просто отказаться от обвинений, «утопить» дело, даже не предъявив подозрения? Это означало бы расписаться в том, что самый «независимый» и «не поддающийся влиянию» орган Украины тоже можно склонить к сотрудничеству.

Куда проще – хотя, конечно, и хлопотнее – разыграть шоу с арестом и судом, который Труханов также сумел обернуть в выгодную для себя сторону. Уверенное поведение мэра Одессы в зале суда произвело впечатление на многих зрителей, завоевав для Труханова ещё некоторое число сторонников даже из числа тех, кто ранеее относился к нему скептически.

Тем более что в результате – все в плюсе: Труханов получает свободу и возвращается в Одесскую мэрию. НАБУ и САП получают ещё один повод заявить о том, что украинская судебная система мешает эффективной борьбе с коррупцией и потребовать как можно более быстрого создания Антикоррупционного суда с аргументацией вида «мы же говорили».

Такого мнения придерживается, в частности, одесский юрист Денис Кешкентий, на своей страничке в facebook проанализировавший правовые позиции сторон и пришедший к выводу, что «игра в «поддавки» НАБУ-Труханов — была очевидна и завершилась не победой защиты Труханова, а очередным разгромом антикоррупционного ведомства». Менее эмоционален, но также довольно скептически настроен его коллега Игорь Елуашвили. «Могу сказать, что позиция органа досудебного расследования выглядит мягко говоря, более чем неубедительной», — написал он в Facebook.

Однако автор этих строк не хотел бы, чтобы читатели недооценивали вероятность иной версии: не сговора, а банальной некомпетентности «антикоррупционеров». Такова уж украинская реальность: если что-то может быть объяснено глупостью, ленью и непрофессионализмом, то ими оно, скорее всего, и объясняется.

timer-odessa.net

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!