7 февраля завершились переговоры между консервативным блоком ХДС/ХСС и социал-демократами по созданию в Германии коалиционного правительства. Желая сохранить большую коалицию, Меркель и Шульц сопротивляются ходу истории, однако в связи с международной ситуацией Германии не избежать вступления в новую политическую эру.

Битва за Берлин сейчас в самом разгаре, и речь идёт не только о внутренней борьбе немецких элит и партий, представляющих их интересы. У этой борьбы есть и международное измерение. На протяжении последних 70 лет Германия существовала в тандеме с США. Сделка заключалась в следующем: в обмен на План Маршалла и доступ к американским рынкам Германия соглашается интегрироваться на Западе. Речь президента Трампа в феврале 2018 года в Давосе обозначила, что этой эре пришёл конец.

Для понимания идущей в Берлине борьбы нельзя отделять внутренние процессы от внешних. От призыва Трампа «вкладываться в Америку» у берлинского истеблишмента трясутся руки. Программа Трампа так же проста, как и её основная идея: сделать Америку «great again» за счёт богатств и талантов всего остального мира. Такая стратегия «большого пылесоса» будет лишь углублять противоречия и вызовы, с которыми сталкивается весь остальной мир. Первой его жертвой падёт процветающая Европа.

Евросоюз и его главный локомотив – Германия, – не могут соперничать с американским сокращением налогов. Немецкий бизнес будет распространяться по Атлантике, поскольку там больше прибыль. Объявленное Трампом – не торговая война, а кое-что похуже, бьющее на более далёкую перспективу – экономическая война, в которой у Европы связаны руки. Хотя бюджет Германии находится сейчас в профиците, она измучена политическими нестроениями. Каким же будет политический расклад, когда страны коснётся рецессия?

Большие коалиции – предельное выражение эпохи, уходящей буквально у нас на глазах: эпохи одного гегемона, одного мнения и одного консенсуса партии мейнстрима. Для неё был характерен отказ от «больших идей» в политике и преобладание тонкой настройки. Партии больше не спорили о будущем общества. Вместо этого партийные дебаты касались в основном цифр: «Увеличить ли налоги на 2%? Обеспечить ли лучшую социальную помощь матерям-одиночкам?» В период господства шедших под одной путеводной звездой партий мейнстрима дебаты потонули в мелких деталях. Фундаментом их власти была политическая апатия среди избирателей, более озабоченных собственными доходами, чем идеями социальной справедливости или общественного прогресса. Сегодня этот фундамент быстро рушится – как в Германии, так и на Западе в целом.

Сопротивляясь ходу истории, Меркель и Шульц отчаянно пытаются сохранить цельность большой коалиции. Проходи голосование сейчас, за Альтернативу для Германии (АдГ) и Левую было бы отдано даже больше голосов, чем на сентябрьских выборах. Социал-демократическая партия Германии и ХДС/ХСС столкнулись бы, таким образом, с ещё большими трудностями.

Нынешняя Германия, находящаяся в самом центре европейской экономической империи, является детищем Ангелы Меркель, Штайнмайера и их союзников в Брюсселе. Меркель любой ценой борется за выживание выстроенной ей системы. Её попытка собрать новую Большую коалицию связана не только с желанием удержать свою партию у власти: это попытка выиграть время до тех пор, пока для неё не найдётся достойный преемник, который мог бы поддерживать проект Евросоюза «народа, для народа, для Германии». Если Меркель падёт сейчас, её система «Германии прежде всего» погрузится в хаос.

Меркель надеется зря: такой преемник не явится. Германии не избежать вступления в новую политическую эру. Реформы Трампа в США запустили безжалостный маховик глобальных процессов. Стоит заработать «большому пылесосу», как все политические и экономические проблемы в мире начнут усугубляться. Вследствие этого в свои права вновь вступит «политика идей». Искусственное продление периода больших коалиций лишь усилит в Германии крайне правых и крайне левых. Как и в 1918 году, революционные тучи сгущаются снизу. Чем отчаянней цепляется за власть центр, тем драматичней будет его падение на последующих выборах. Никакого света в конце туннеля для Меркель нет.

Но в остальном этот свет есть. Посредством своих американоцентричных реформ администрация Трампа движет мир к многополярности. Для тех государств, которые больше всего пострадают от выведения из них капитала и человеческого ресурса, сотрудничество будет жестокой необходимостью. У Германии остаётся ещё шанс выжить, и этот шанс – её поворотный пункт на пути к Ближнему Востоку и Большой Евразии.

Нора Топор Калински

Источник: Валдай


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!