Станислав Смагин: Милосердие с душком

Слово «правозащита» в современном мире неуклонно удаляется своим действительным содержанием от внешней семантической оболочки. Ни о каком благородном заступничестве за сирых и убогих и ласковом вытирании ребеночьих слезинок давно речи нет. «Право» сегодня – это право «достойных» государств и их граждан делать что угодно с государствами и гражданами, соответственно, «недостойными».

Иногда, правда, за граждан «недостойных» государств все-таки заступаются, но отнюдь не из благородства, а токмо из политической конъюнктуры, дабы навредить самим государствам. Соответственно, «защита» превратилась в агрессивное нападение. Поймают какого-нибудь тирана или просто общество, недостаточно «открытое» по критериям Поппера, и ну колошматить по голове «Декларацией прав человека», подкрепляя для верности новейшими вооружениями. Буквально рядом может находиться куда больший тиран или куда более закрытое общество, но они состоят в союзе с «правильными» государствами и потому гуманитарным ударам не подвергаются. Нормальная практика, привычная для правозащитных кураторов из человеколюбивых контор вроде ЦРУ и МИ6. Как любит говорит один своебытный отечественный мыслитель, «люди работают, понимать надо».

Вполне логично, что украинско-донбасский конфликт стал для международных «правозащитных» структур настоящим подарком. Они получили прекрасный полигон для обкатки своих социально-«гуманитарных» наработок, подобно тому, как обкатывают здесь же наработки в сфере своей компетенции военно-политические круги. Справедливости ради, порой «правозащитники» критикуют и украинскую сторону. Но, во-первых, именно что «порой», а во-вторых, куда более показательны не словесные заявления, а реальные дела.

Одна из самых болезненных проблем, связанных с гуманитарной (тут без кавычек) катастрофой Донбасса – люди, решившие выехать из зоны «АТО» на «ридну неньку». Валом идут новости относительно украинского обращения с ними как с унтерменшами. Их массово под всеми возможными предлогами лишают пенсий и иных выплат, лицемерно прячась за букву закона («есть хорошие или плохие нормативные акты, которые действуют. Но и те, и другие – действуют, и Пенсионный фонд обязан их выполнять. Мы действуем в рамках тех нормативных документов, которые приняты и утверждены», — молвит заместитель главы правления Пенсионного фонда Украины Ирина Ковпашко).

Банки требуют от них выплат за ипотечное жилье, находящееся на неподконтрольной Украине территории – раньше существовал мораторий на такие требования, теперь он отменен, так как был привязан к термину «антитеррористическая операция», более в законодательстве не существующему. Их постоянно проверяет СБУ как вероятных изменников «родине». Они сталкиваются с явной дискриминацией при трудоустройстве. Список невзгод настолько длинный, что практически бесконечный.

Осознавали ли доброхоты, организовавшие сотням тысяч несчастных жителей Донбасса переселение на суровую жовто-блакитную «родину», ту бездну репрессий и унижений, которую «родина» приготовила переселенцам? Подозреваю, что вполне. Почему же тогда кампания по переселению не останавливалась ни на день, притом что вся суть сегодняшней Украины видна даже несмышленым младенцам и слепым пенсионерам с прогрессирующим Альцгеймером?

Вот вопрос целеполагания, пожалуй, самый интересный. Возьмем для примера одного из главных операторов украинской «переселенческой» политики – так называемую Международную организацию по миграции. Согласно данным с ее украинского сайта, по состоянию на конец прошлого года МОМ оказала всестороннюю поддержку трансферу двух сотен тысяч переселенцев. Внушительно. О том, зачем МОМ это вообще надо, можно прочитать уже на российском сайте организации:

Деятельность МОМ направлена на упорядочение и гуманизацию мер регулирования миграции, развитию международного сотрудничества в сфере миграции, оказание помощи в поиске практических решений проблем миграции и предоставление гуманитарной помощи нуждающимся в ней мигрантам, в том числе беженцам и внутренним переселенцам.

В Уставе МОМ подчеркивается, что процессы миграции связаны с экономическим, социальным и культурным развитием, а также с правом людей на свободу передвижения.

Деятельность МОМ по регулированию миграции осуществляется по четырем основным направлениям:

  • миграция и развитие
  • содействие миграции
  • регулирование миграции
  • вынужденная миграция

Мероприятия МОМ, охватывающие все эти направления, направлены на содействие развитию международного миграционного законодательства, организацию дискуссий и подготовку рекомендаций по вопросам миграционной политики, защиту прав мигрантов, решение вопросов здравоохранения и защиты прав женщин в связи с процессами миграции.

От благородного аромата сей программы можно аж пустить скупую мужскую или щедрую женскую слезу. Но давайте посмотрим, какими еще конкретными миграционными вопросами занимается МОМ и другие организация, формально или фактически, в реальности, данной нам в ощущениях, входящие с ней в одну глобальную зонтичную структуру.

Среди этих вопросов чуть ли не самым громким в последнее время стали «чеченские геи». Поймите правильно, мы не расисты или шовинисты и признаем, что Чечня и чеченский народ подчиняются тем же социобиологическим законам, что и другие народы и территории земного шара. Наверняка вотчина Рамзана Ахматовича является местом проживания какого-то количества лиц нетрадиционной сексуальной ориентации.

Точно так же в рядах добровольцев Донбасса за четыре года, вполне вероятно, промелькнула парочка бывших бронетанковых милиционеров из Бурятии. Но делать чеченских геев чуть ли не главным вызовом современности – примерно то же, что считать Донбасс местом пребывания целой бурятской милицейско-бронетанковой конной армии.

Однако ж и считают, и делают. В первых рядах любителей чеченских геев почему-то Канада – об этом свидетельствуют многочисленные прочувственные публикации в западных СМИ (The Guardian, The Globe and Mail, The New York Times). Трогательно, человеколюбиво, все как в блоге у Льва Натановича Щаранского – монолитный строй честных и порядочных людей, геев и демократических журналистов. Истинная суть внезапно вспыхнувшей симпатии к симбиозу зелено-красного чеченского стяга и радужного ЛГБТ-знамени несколько прозаичнее. Открываем ленту новостей за последние дни и видим – правоохранительные органы задержали в Санкт-Петербурге наркодилера с Кавказа, планировавшего под личиной «жертвы преследования сексуальных меньшинств» выехать из РФ при помощи все тех же неугомонных канадских ЛГБТ-НКО.

Выяснилось, что НКО совместно с канадскими дипломатами способствовали побегу из России как минимум восьмидесяти неустановленных лиц, сотрудничавших с организациями, проводящими деятельность против государственных интересов России. Если вспомнить гуляющие на просторах всемирной сети фотографии переодетых боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ), которые облачаясь в женские одеяния, пытались уйти от возмездия, можно предположить, что и среди чеченских «геев» есть не только наркодилеры, но и бородатые джихад-Абдуллахи в парандже Гюльчатай.

Как мы видим, у всякого шумного «правозащитного» процесса есть вполне прагматичная подкладка. Как «чеченские геи» способствуют дополнительной стигматизации «нетолерантной» России и заодно вывозу с ее территории ценных подрывных кадров, так и «переселенчество» с Донбасса стигматизирует ДНР и ЛНР, якобы представляющие собой сущий ад в сравнении с выбираемым переселенцами украинским раем, а также способствует демографическому обескровливанию республик.

Это запредельно лживая и подлая кампания, даже более лживая, чем немецкая листовка «русс, сдавайся, в плену тебя будут кормить», ибо давно понятно, что кормить переселенцев никто не собирается, но реальные человеческие судьбы и трагедии для «правозащитников» лишь разменная монета в их и стоящих за ними кураторов мутных играх.

Автор этих строк когда-то был шапочно знаком с одним американским «правозащитником» российского происхождения, виртуально срывавшим голос за ЛГБТ, Pussy Riot, а перед началом эстафеты олимпийского огня из Греции в Сочи заявившим, что первый факелоносец Александр Овечкин, хоккеист «Вашингтон Кэпиталз», должен представлять не только Россию, но и вашингтонских геев.

После разрыва трудовых отношений со своей конторой данный товарищ практически демонстративно потерял интерес к правозащитной повестке, переставшей приносить доход, а на вопрос, что же заставляло участвовать в ней раньше, туманно ответил: «Да мне вообще всех жалко». Пожалуй, в этой фразе отдельно взятого персонажа скрывается вся суть феномена «правозащиты» в целом. Абстрактно им жалко всех, а на деле – тех, на кого нынче выделили бюджет и кого вышестоящие товарищи сочли нуждающимися в «защите», независимо от желания самих «защищаемых».

Станислав Смагин, заместитель главного редактора ИА «Новороссия»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!