Сенат Польши принял 1 февраля поправки к закону «Об Институте национальной памяти», в соответствии с которым введена уголовная ответственность за совершение целого ряда действий, носящих крайне полемический характер. Касаются они спорных и неоднозначных моментов в истории отношений польского государства с соседями.

В частности, вводится уголовная ответственность вплоть до трёх лет тюремного заключения за отрицание Волынской резни – преступления, совершенного украинскими националистами из так называемой Украинской повстанческой армии в 1943 году. Этот же законодательный акт подразумевает запрет на бандеровскую идеологию в целом, что уже вызвало волну возмущения в Киеве особенно среди идейных последователей военных преступников из ОУН-УПА. Кроме того, законом запрещается любое упоминание о сотрудничестве поляков с нацистами в 1939-1945 годах, а также выражение «польские лагеря смерти». Этот момент вызвал недовольство уже в Израиле. Премьер страны Биньямин Нетаньяху обвинил Варшаву в попытках отрицания Холокоста и подмены истории.

Отметим, что среди политических сил, поддержавших этот закон, были правящая национал-консервативная партия «Право и справедливость», а также националисты из блока «Кукиз-15».

Сам факт уголовного наказания за утверждения о сотрудничестве отдельных польских граждан и организаций с немецкой оккупационной администрацией и участии их в антисемитских акциях, как например, погром в местечке Едвабне в июле 1941 года, демонстрирует слабость и уязвимость польской официальной истории, утверждающей обратное и запрещающей историческую полемику. В этом Польша с её «Институтом национальной памяти» мало чем отличается от Украины с аналогичной структурой, возводящей в абсолют крайне спорную и в значительной степени недостоверную националистическую трактовку истории периода Второй мировой войны с глорификацией целого ряда одиозных организаций и персонажей.

С другой стороны, принятие поправок к закону «Об Институте национальной памяти» носит ярко выраженный политический характер и рассчитано на определенную часть польского электората, озабоченного ростом миграции со стороны Украины и разгулом украинского национализма на территории бывших польских «восточных кресов». Не секрет, что попытка обращения к истории всегда являлась эффективным способом привлечения симпатий со стороны консервативной и национально мыслящей части польской общественности, которая идеализирует эпоху Второй Речи Посполитой, постоянно апеллирует к ней в том числе в вопросе территориальных претензий к более слабым соседям. В первую очередь, к Украине и Литве. А также материальных претензий к более сильным — России и Германии. И территориальные претензии, как бы это не показалось странным, нацелены не в прошлое, а в будущее.

Политическая ситуация на Украине близится к тому моменту, когда вопрос принадлежности Львова, Тернополя и Луцка станет предметом официального обсуждения, в котором смогут принимать участие все международные игроки, за исключением, собственно, украинского правительства. И сегодня Варшава, принимая поправки в законодательство, начинает закладывать фундамент для последующей реинтеграции своих бывших «восточных кресов» и проведения фильтрационных мероприятий в отношении проживающих там украинцев. При этом поляки свысока смотрят на любую критику в их адрес, в особенности со стороны официального Киева, представителей которого они никогда в принципе не воспринимали за равных партнеров. Ведь, по большому счету, Украине нечего противопоставить своим польским «партнерам».

Можно, конечно, объявить о «польской оккупации» Западно-Украинской народной республики (ЗУНР) в 1919 году, предъявить претензии на «исторически украинские» Холмщину и Надсанье, как это предлагают наиболее радикальные украинские политики, спеть похабную песенку про Дуду (Анджей Дуда, действующий президент Польши – прим. «Царьграда») и сто раз прокричать «Поляку на гилляку». Правда, самые горячие сторонники такого подхода уже стушевались, узнав, что им за это может «светить» до трёх лет даже без въезда на территорию Польши.

Так, главный пропагандист бандеровщины, директор «Украинского института национальной памяти» Владимир Вятрович обвинил в принятии польского закона некие «пророссийские силы» (сложно представить себе реакцию представителей «Кукиза» и «Права и справедливости», когда их называют пророссийскими) и пожаловался на то, что уголовному преследованию могут подвергнуться лица, не являющиеся польскими гражданами и даже находящиеся за пределами Польши.

x-true.info

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!