Первая Стратегия национальной безопасности при президенте США Дональде Трампе, обнародованная в конце 2017 года, не демонстрирует радикального отхода от предшествующих документов США по вопросам стратегической безопасности. Используемые формулировки свидетельствуют о возобновлении влияния традиционного республиканского истеблишмента на принятие решений по вопросам национальной безопасности страны и международной политики. Как раз это и воспрепятствовало стремлению Трампа улучшить отношения между США и Россией, достичь соглашения о разоружении с Северной Кореей или добиться других дипломатических прорывов, которые ускользнули от предыдущих президентов США.

В последнем документе используются даже более жёсткие формулировки, чем в прошлых версиях. Например, идентифицируется три типа основных угроз для Соединённых Штатов:

«страны-изгои», стремящиеся заполучить ОМУ;

злостные транснациональные акторы, такие как террористические группировки;

«ревизионистские державы», прежде всего Россия и Китай.

Что касается последней категории, то Стратегия национальной безопасности рассматривает Москву и Пекин как возмутителей управляемого США международного порядка, добивающихся его пересмотра, чтобы сделать его более благоприятным для удовлетворения своих интересов.

Критикой России пронизан весь текст документа. Государственный секретарь США Рекс Тиллерсон вновь подтвердил эти опасения в конце года, заявив, что «сегодня у США плохие отношения с возродившейся Россией, которая в последнее десятилетие вторглась в соседние страны – Грузию и Украину, подрывает суверенитет западных держав, вмешиваясь в выборы у нас и в других государствах».

Однако терминология в отношении России мало чем отличается от формулировок, которые фигурируют в других документах администрации США, начиная с 2014 года. Хотя российская внешняя и внутренняя политика подвергается жёсткой критике, документ не выступает за дальнейшее расширение НАТО и не призывает к изменению политической системы в России. Возможно, резко отрицательный тон в отношении Китая более значителен, учитывая, что это относительно новый элемент в Стратегии национальной безопасности.

В своем выступлении по случаю презентации документа Дональд Трамп подтвердил, что «мы не стремимся никому навязывать свой образ жизни». По его словам, «мы не позволим жёсткой идеологии устареть и стать препятствием к миру» – даже при наличии гордости за американские традиции свободной экономики и глобального институционального строительства.

Российским политикам весьма комфортно пользоваться конкурентным языком и перетягивать канат в отношении Стратегии национальной безопасности США. Выраженное в СНБ мнение о том, что Россия и Китай воспользовались легковерностью США после окончания холодной войны для укрепления своей военной мощи и экономического влияния за счёт американцев, напоминают заявление Владимира Путина на конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай» в октябре 2017 года об ошибках Москвы в отношении Запада: «Самая главная ошибка с нашей стороны в отношениях с Западом – что мы слишком вам доверяли. А ваша ошибка заключается в том, что вы восприняли это доверие как слабость и злоупотребили этим доверием».

Самое главное, что Трамп не отказался от надежд на улучшение двусторонних отношений с Россией. В своём выступлении Трамп подтвердил желание «наладить большие партнёрские отношения» с Россией и другими государствами при обеспечении защиты национальных интересов США. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков со своей стороны заявил, что Москва применяет аналогичный подход и работает в направлении сотрудничества с Соединёнными Штатами в областях, выгодных для России. В новогоднем поздравлении в адрес Трампа Владимир Путин подчеркнул, что в нынешней непростой международной обстановке выстраивание конструктивного российско-американского диалога особенно востребовано в целях укрепления стратегической стабильности в мире и нахождения оптимальных ответов на глобальные вызовы и угрозы.

Трамп, Путин и Песков приветствовали недавний обмен разведданными между спецслужбами России и США, что позволило предотвратить террористический акт в Санкт-Петербурге.

Трамп охарактеризовал коллективную работу как «отличную», что именно так и «предполагается работать». В ходе брифингов для СМИ по этому вопросу и новой стратегии американские официальные лица тем не менее утверждали, что несколько месяцев назад двусторонние отношения достигли самой низшей точки и «обе стороны должны хорошо поработать, чтобы сделать эти отношения лучше».

Государственный секретарь Тиллерсон правильно отметил, что для нормализации двусторонних отношений императивом служит достижение «мирного урегулирования ситуации на Украине» (из-за чего и введено большинство западных санкций против России). Он также указал на достижение мира в Сирии в качестве примера «пересечения взаимных интересов».

Ещё одна проблема, где налицо разногласия между Москвой и Вашингтоном – это противоракетная оборона. Несмотря на приверженность администрации США принципу «мир через силу», Стратегия национальной безопасности ясно показывает, что «усиленная противоракетная оборона не предназначена для подрыва стратегической стабильности или нарушения давних стратегических отношений с Россией или Китаем». Развёртываемые США системы ПРО предназначены для перехвата иранских и северокорейских ракет.

В развернувшемся споре вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД) российские дипломаты заявляют, что Соединённые Штаты могут тайно размещать на этих платформах наступательные ракеты. Каким бы сомнительным ни было это утверждение, оно, конечно же, не может относиться к наземной системе противоракетной обороны на маршевом участке полёта (GMD), развернутой на Аляске и в Калифорнии. Эти перехватчики являются единственным средством прямой защиты США от северокорейских МБР.

Система GMD пользуется поддержкой обеих партий в конгрессе и будет в дальнейшем совершенствоваться для перехвата северокорейских ракет. Однако эта система вряд ли разрабатывалась для перехвата массивного ракетного арсенала России, да и вряд ли способна сделать это.

Москва постоянно соглашалась с тем, что ядерная программа и ракетные испытания Пхеньяна нарушают международное право. Недавно Россия и Соединённые Штаты совместно голосовали в Совете Безопасности ООН за введение дополнительных санкций против Северной Кореи в ответ на эти ракетные испытания. Подобно Японии, Южной Корее и Соединённым Штатам Россия также укрепляет свою систему ПРО против северокорейских ракет посредством развертывания передовых ракетных комплексов на востоке России.

В любом случае 2018 год даёт Москве и Вашингтону новые возможности для преодоления двусторонних разногласий по поводу терроризма, Украины, Сирии, противоракетной обороны, Северной Кореи и других вопросов.

 

Источник: ru.valdaiclub.com

Автор: Ричард Вайц

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!