«Это не первый режим прекращение огня, я ничего не жду от него. Его вообще не должно быть. Не так давно украинцы обстреляли Ясиноватую. Два гражданских лица были убиты, но любые соглашения о прекращении огня не волнуют нашего противника, он их не будет соблюдать в любом случае. Вместо этого, каждый наш ответный огонь должен быть таким агрессивным и решительным, чтобы украинцы подумали, прежде чем браться за оружие, в следующий. То же самое относится и к захвату ими районов нейтральной зоны, нечего им их оставлять. Если они только повернут голову в эту сторону, наша артиллерия сразу же должна пресекать эту попытку. К сожалению, этого не происходит. Зато мы постоянно слышим, что в любой момент можем взять Киев», — говорит» Гудвин», солдат, который находится на линии фронта с 2014 года.

Сейчас трудно встретить военных, которые тепло отзывались бы о политике «Минских соглашений», еще реже подобное мнение можно встретить у гражданских лиц, ежедневно испытывающих ужасы войны. Возможно, создается впечатление, что в центре Донецка или в соседней Макеевке, в которой редко падают снаряды, другая ситуация. Война теоретически покинула эти территории, и ее место заняли концерты, конкурсы красоты и пр. Конечно, в этом нет ничего плохого или неправильного, жизнь продолжается и нужно в ней искать позитивные моменты. Однако нельзя забывать о том, что война идет всего в нескольких километрах. Такая своеобразная «забывчивость» некоторых жителей объясняется тем, что многие из них в 2014/15 году выехали из Донецка. Они не знают, что происходило, прежде чем украинские войска были разбиты под Маринкой, в Дебальцево и аэропорту. К тому же, до сих пор велика вероятность того, это время может еще вернуться.

Тем временем, я замечаю, что многие люди больше не относятся к военным, с тем уважением, которое было три года назад. Армия, ополчение стали чем-то далеким. Они где-то там, «за железнодорожным вокзалом»…. В настоящее время никакой связи между армией и гражданским населением.

Новости, показывающие аккуратных, бритых и улыбающихся солдат, не дают такой крепкой связи. Реальность такова — это тяжелая и грязная работа, которая нередко заканчивается трагически.

У меня сложилось впечатление, что для некоторой части населения армия Донбасса больше не является силой, которая берет войска противника в «котлы», а больше позиционными подразделениями, пораженными импотенцией, именно потому, что последние военные сводки приносят противоречивое сообщения. «Мы сдерживаем врага, но мы не стреляем, потому что нам запретили». Рядом с такой информацией появляются «сводки»: украинская сторона выпустила X минометных снарядов, доставила танки на фронт (и т. д.)… И армия Донбасса предупреждает о прекращении огня». Мы слышим, что «нацистские добробапты заняли две деревни, но ополчение может их в любой момент вернуть». Хотя пока этого не происходит, потому что наказуемо, ведь тем самым это нарушит условия прекращения огня. Трудно ожидать, что подобная информация поднимет боевой дух, неистовую эйфорию могут вызвать только редкие сведения о том, что донбасская армия провела эффективную контратаку или артиллерийский обстрел.

В августе 2014 года улицами Донецка прошлая колонна украинских военнопленных. Я не буду в настоящий момент оценивать это событие, более важно что, это было рассчитано на местное население — демонстрация для жителей столицы Новороссии. Затем стали модными слоганы «международные стандарты», «минское соглашение», даже праймериз в местные органы власти прошел под английским названием. Основной вопрос — для чего? На какого потребителя рассчитана такая политика?

Русские часто говорят мне, что Донбасс хочет вернуться в Украину в соответствии с Минскими соглашения и война на этом фактически закончится. Такую информацию им дает местное телевидение. В свою очередь, западным главам государств все равно что сделает Донбасс. Для них он враг, ведь в 2014 году именно Донбасс показал, что Брюсселю и Вашингтону можно сказать «Стоп!».

В соответствии с вышеупомянутыми соглашениями, если какая-либо из сторон нарушает режим прекращения огня, совершает наступление или захватывает нейтральную зону, другая сторона может ответить на это, используя все необходимые резервы. Так и нужно делать, хотя этого недостаточно. Нужно давать ответный огонь в свете телевизионных камер, чтобы не только штаб АТО знал, чем заканчивается агрессия, но каждый житель Донецка, Луганска, Горловки знал, что его охраняет настоящая армия, и для каждой ракеты, запущенной на Донбассе, Новороссия ответит решительным ударом, а не заверениями, что «еще раз…, и мы пойдем на Киев» или обращениями к слепому и глухому ОБСЕ.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!