Я очень люблю цитату Конфуция: "Миром правят знаки и символы" (с). Использую её часто и, вероятно, буду использовать впредь. Просто потому, что считаю её абсолютно верной и совершенно точной. Имеющей прямое отношение к реальности. Нет, разумеется, это метафора. Китайцы на них вообще мастера. Но, всё же, не настолько метафора, как некоторым думается. Символы — это некая точка сборки реальности. Узел, в который она завязывается. Вокруг которого начинают собираться люди и концентрироваться мир. Символ — это сигнальный костёр, к которому устремляются те, кто до этого бродил в темноте. И возле которого им самим становится понятно, как их на самом деле много. Для того, чтобы вы поняли, о чём речь, приведу в качестве примера один физический опыт. Который когда-то сам наблюдал с большим удивлением. Знаете, что такое "сверхгорячая вода"? Это та вода, которая при стандартном атмосферном давлении нагрета до температуры, превышающей 100 градусов по шкале Цельсия, и при этом не кипит. Но как такое возможно, спросите вы? А вот возможно. Правда, в лабораторных условиях. И нет в этом ничего хитрого и ничего сложного. Просто для того, чтобы закипеть (то есть, начать переходить из жидкого в газообразное агрегатное состояние) воде необходимы некие физические точки выброса энергии. Шероховатости. Неровности поверхности сосуда, в котором она находится. А так же некие колебания самой воды. Так вот, если поверхности сосуда идеально ровные и он не колеблется, то реакция кипения не начинается. Вода находится в состоянии покоя. А в состоянии покоя вода не кипит. Но она всё равно продолжает накапливать энергию. Чтобы реакция кипения началась — из состояния покоя её надо вывести. Ну, скажем, бросить в неё монетку. Только вот есть один нюанс — этот опыт практически всегда производится в изолированном боксе. Потому, что он очень опасный. Когда монетка падает в сверхгорячую воду, то энергия, накопленная в ней, мгновенно высвобождается. Жидкость молниеносно переходит в газ, её объём стремительно расширяется и происходит взрыв. Мгновенно высвободившиеся массивы пара просто разрывают сосуд, как гранату, превращая его осколки в шрапнель. Вы себе это представили? Так вот, знаки и символы — это и есть та самая монетка в сверхгорячей воде.

А вот пример из жизни: вы знаете, какой, в самом начале, была главная и единственная претензия у украинских спецслужб к организации "Донецкая Республика"? Нет, не к нынешней ОД "ДР", ставшей пародией на саму себя, а к той, первоначальной — маленькой, но злой революционной организации, основанной покойным Цурканом и ныне здравствующим Пургиным много лет назад. Вы не поверите, но единственное, что им сказали: "Уберите этот флаг". Ничего другого от них не требовали. А взамен обещали, что и трогать не будут, и агитировать позволят, и акциям не станут препятствовать. Всё у вас будет! Просто избавьтесь от символа. Как вы думаете, почему? Гонения, репрессии, убийства лидеров и активистов — всё это было уже потом. Но сначала была именно эта просьба. Потому, что символ — это точка высвобождения потенциала. И точка его первичной концентрации. А потенциал копился. И выплеснулся десятилетие спустя. Именно в этой точке. Тогда, когда 1 марта 2014 года накопившаяся энергия "сверхгрячей воды" Донбасса вдруг хлестнула в разные стороны, разнеся в щепки дырявый сосуд украинства.

И вот, зная это, скажите мне: каким путём должен пойти враг, если он хочет начать разрушать сами основы свободного Донбасса и Русской Весны? Её глубинный фундамент. Разумеется, если это враг умный, а не истеричный украинский пропагандист, отрабатывающий зарплату. Нет, он не станет "раскачивать общественное мнение", он не станет заниматься "полосканием грязного белья". И прочими подобными "мелкими пакостями" он не займётся. Просто побрезгует. И предоставит такую возможность тому самому глупому и истеричному украинскому пропагандисту откуда-нибудь с канала ICTV. Но серьёзный враг будет действовать по-настоящему серьёзно. Даже если серьёзность этого будет неочевидна для большинства. И что же он предпримет? Самый очевидный и первый шаг для него — попытаться десакрализовать символы. И Донбасса, и Русской Весны. Расшатать их, сделать так, чтобы они, тем или иным способом, были убраны или же дискредитированы. И не важно, какой это враг: внешний, внутренний или же "два в одном". Если целью являются Донбасс и Русская Весна — он будет действовать в этом направлении.

Чисто технологически это выглядит следующим образом: то с одной, то с другой стороны от человеческой общности начинают идеологическим путём отщипываться группы людей, ранее объединённых вокруг общего символа. А потом, вдруг, неожиданно выясняется, что и общности этой больше нет. И идея, вокруг которой они все когда-то собрались и с которой голыми руками разрывали армии, тоже разбита. Растащена на части. И бывшие соратники вдруг неожиданно начинают заниматься тем, что выясняют отношения друг с другом, а не с врагом. И мало кто понимает, что изначально всё началось с разрушения символов. Это может происходить незаметно (путём мелких идеологических диверсий) или стремительно (путём замены символов, если влияния врага на внутренние процессы для этого достаточно). И именно такую работу он пытается осуществлять уже более полутора лет. Порой, разводя тех, кто отвечает за "территорию", как щенков. Самый неприятный для врага символ (Новороссия, её флаг и сама её идея) был отодвинут на политическую периферию ещё два года назад — в середине 2015. Но с этим символом всё и проще и сложнее одновременно. На официальном уровне он принят не был. И вытеснение его из официального дискурса мало что дало — он по-прежнему остался в обиходе и даже стал неким символом тех, кто борется "за чистоту идеи". За возвращение идеалов Русской Весны в чистом виде. Но основной удар должен был прийтись не по нему. Основной целью являются другие знаки и символы.

Попытки технологической атаки на символику ДНР предпринимаются уже давно. И происходит это изнутри. Определённая группа внутри Республики периодически предпринимает попытки то перевернут флаг, то убрать с него герб, то и вовсе заменить его. На что угодно. Скажем, на флаг бывшей Донецкой области т.н. "украины". Усилия эти закончились ничем. Но не прекратились и недавно вновь возобновились с новой стороны. Их проводниками, на сей раз, стали несколько сетевых сообществ, действующих из Санкт-Петербурга и пытающиеся позиционировать себя, как крайне левая оппозиция, организуемая рядом лиц, бежавших с Донбасса ещё в 2014 году. Они и до этого уже были отмечены откровенно провокационными действиями. Например, попыткой объявить ДНР правопреемницей УССР (и, таким образом, подорвать идею русского воссоединения, за которую восстал Донбасс), что вызвало очень острую реакцию тех, кто стоял у истоков Республики. Тем не менее, подрывная деятельность с их стороны продолжается и с недавних пор акцентируется как раз на символике. Причём, весьма упорно. И касается это не только флага, но даже георгиевской ленточки, которую граждане, называющие себя "борцами с бандеровцами" периодически называют "колорадской". И я бы не стал акцентировать внимание на этой, по сути, мелкой возне, если бы не её эталонный характер. Однозначно показывающий, что, несмотря на все громкие слова, основная и, скорее всего, единственная цель там — десакрализация символов Республики и, через них, десакрализация самой Республики. А так же прямое провоцирование гражданского конфликта среди идейного донецкого ополчения. По сути — гражданской войны на Донбассе. Не сказать, чтоб у них это получалось. Но сам вектор их деятельности очень интересен. В особенности то, из какой точки он выходит. И вопрос здесь лишь один — какой именно враг за этим стоит, внешний или внутренний? Впрочем, это вопрос уже, скорее, справочный. А есть ли разница?

Идеологическая война гораздо тоньше той, что происходит на поле боя. Законы её ведения гораздо менее очевидны, чем приёмы классической военной науки, сформулированные ещё Сунь Цзы. Но если мы хотим победить — мы должны понимать и их тоже. Знаки и символы — это такое же оружие, такой же ресурс, такой же боевой потенциал, как и содержимое военных складов. И оберегаться они должны точно так же.

Потому что идеологическая агрессия по своим разрушительным последствиям вполне сопоставима с агрессией военной. Равно как и измена на классической и идеологической войне. Особенно тогда, когда одна происходит в условиях другой. Так почему ответственность за них должна быть разной?

Павел Раста (позывной «Шекспир»)


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!