На минувшей неделе в Москве, встречей с президентом Владимиром Путиным завершился годовой цикл мероприятий форума «Сообщество», целью которого является объединить усилия власти, бизнеса и общества в достижении гуманитарных аспектов развития нашего общества. Автору этих строк в качестве эксперта в области межэтнических отношений удалось принять участие как в нескольких региональных, так и в итоговом форуме. В этой связи отдельно хотелось бы обратиться к дискуссионной площадке «Межнациональные отношения», в частности, к работе секции «Гражданская идентичность и сохранение этнокультурных традиций народов России в эпоху глобализации».

Работу секции открыло выступление руководителя Федерального агентства по делам национальностей Игоря Вячеславовича Баринова, на отдельных тезисах которого хотелось бы остановиться поподробнее. В самом начале доклада Игорь Вячеславович предложил собравшимся поразмыслить над тем, какие признаки могу сегодня характеризовать «россиянина», т.е. гражданина России, солидаризирующегося с государством и его достижениями. Сам глава Агентства предложил следующие консолидирующие, консенсусные точки: «9 мая»,  спортивные победы, русская литература, балет, космос, и, что уже менее очевидно – общая история.

По большому счёту, все перечисленные параметры, с теми или иными поправками, могут относиться к любому государству, объединяя его граждан. То есть это некие наднациональные ценности. Всякое общество гордится своими военными победами, если они есть, а некоторые гордятся даже теми, которых нет в рамках конструирования национальной мифологии. То же относится к спорту, литературе, меньше к балету, ещё меньше к космосу, но очевидно одно – и на это так же указал Игорь Баринов, — всего этого не достаточно для того, чтобы описать именно наше, а не среднестатистическое государство, нашу цивилизацию, нашу «нацию», в конце концов. Как только мы погружаемся в детали, тут же начинаются разногласия и разночтения, приводящие не к единению, а к разъединению.

Если чуть углубиться в историю, то мы обнаружим, что само понятие «россиянин», не смотря на его более раннее происхождение, было взято на вооружение именно либералами 1990-х во главе с Ельциным. Их целью было растворение России в целом и русских в частности, в плавильном котле глобального Запада, куда, осуществляя спешные, разрушительные реформы пытались слить Россию либерал-реформаторы. Но как влить Россию в безликую биологическую массу глобального человечества без идентичности и, что стало очевидно чуть позже, без пола, если Россия всё ещё сохраняла всё многообразие идентичностей – народов, этносов, конфессий, культур – которое и легло в основу становления русской государственности. Отсюда идея поэтапного растворения – то есть сначала внутри «общероссийского плавильного котла» перемешиваются все внутренние различия в рамках общероссийского либерального эксперимента, а затем полученная субстанция «россиян» уже будет вливаться в цивилизационную массу глобального Запада.

Концепция «общегражданской политической нации Россиян» под реализацию этой задачи была разработана академиком Валерием Тишковым, в качестве министра по делам национальностей гайдаровского правительства попытавшегося реализовать её на практике. Эта радикальная либеральная попытка уничтожения идентичностей нардов России чуть не привела государство к развалу, надолго оставив на теле России незаживающую рану тлеющей Чечни. Чеченцы первыми заявили, что не желают растворяться в безликой массе «россиян» и будут отстаивать свою идентичность с оружием в руках. Тот же процесс много позже начался на Украине, которая распадется на наших глазах именно потому, что не желает считаться с идентичностями своего внутреннего многообразия, настаивая на унитарности украинской гражданской политической нации.

В России аналогичный процесс не достиг той остроты по той причине, что наше государство всё ещё сохраняет формат федерации, что позволяет сохранять элемент многообразия, не требуя сиюминутной универсализации и гомогенизации. Однако, системная ошибка государственного устройства содержится и у нас: Российская Федерация оперирует не с народами – т.е. органическими общностями, — а с «национальными республиками» — т.е. с политическими субъектами. По сути, это не устраняет, но откладывает решение проблемы, потому как политическая субъектность республик не сохраняет идентичность, но переводит её в политический формат, т.е. создаёт некий суррогат идентичности, чучело народа, набитое опилками. Это ощущает каждый житель как отдельной «национальной республики» в частности, если он не принадлежит к «титульному» народу, так и России в целом, особенно если это русский, которому среди сообщества «национальных республик» с «титульными» народами места, как бы, и нет.

Отсюда заострение постановки вопроса об идентичности русских: либо у русских тоже должна быть своя национальная республика, либо, если русских большинство, то тогда вся Россия должна быть одной большой республикой русских, то есть русским национальным государством. Первый сценарий приводит к распаду России по той причине, что если «русская республика» в составе РФ и будет создана, то туда, во-первых, не поместятся все русские, которые будут продолжать проживать и в других республиках, и их оттуда начнут гнать – «езжайте теперь в свою русскую республику», а во-вторых, в «русской республике», обязательно найдётся какое-то количество «нерусских», которые не захотят уезжать. Не смотря на некоторую внешнюю абсурдность, реализация этого сценария – создания «русской республики» в составе РФ – не один год обсуждается в определённых кругах, довольно экзальтированно и настойчиво.

Второй сценарий – вся Россия становится русской республикой. Его реализация приведёт… опять же, к тому же самому – распаду России, ибо если «Россия для русских», то, как же тогда быть «не русским»? В тот самый момент, как только этот вопрос будет поставлен, тут же выяснится, что у «не русских», оказывается, вообще есть свои государства, они же «национальные республики», которые имеют все атрибуты суверенитета – «берите суверенитета столько, сколько хотите…», но нет суверенитета по факту — «…только не выходите из состава России» (Б.Н. Ельцин). Коллапс ситуации, созданной Лениным исходя из марксисткой догматики, где нет никакой иной идентичности кроме классовой, заставляет каждое поколение российских политиков откладывать решение «русского вопроса» в России, загоняя проблему всё глубже, и, тем самым, создавая нарыв, который рано или поздно лопнет.

И тут к нам на помощь спешат либералы, которые предлагают, казалось бы, очень удобный выход: а давайте откажемся – снова здорово – вообще от идентичности. Зачем эти пережитки? Все мы люди, все мы «россияне» — и достаточно. Есть паспорт «россиянина», живи и радуйся, а о том что ты, русский, татарин, чеченец, якут, тувинец –нужно просто забыть. «Забыть, забыть, россиянин, забыть, забыть, гражданин» — повторяли как мантру либералы 90-х, её же повторяют и сейчас. «Хорошо, отвечают русские, нам не привыкать к социальным экспериментам, мы забудем. Но тогда пусть забудут и другие народы России, что они народы, и станут тоже, как и мы, россиянами без идентичности». «И они забудут» — отвечают либералы. «А как же тогда национальные республики? Их тогда надо устранить!». «Нельзя, что вы, отвечают либералы, они не поймут, волноваться будут». То есть отказаться от своей идентичности в пользу безликого «россиянства» предлагается только русским. Русских же большинство, и если это большинство откажется от своей русской идентичности, значит, большинство проблемы будет снято. Остаётся только заклинать русских, что они не русские, а «россияне».

Всё это наслоение трёх различных сценариев, в како-то момент, выливается в «Стратегию государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года». В ней разработчики пытаются вывернуться из сложившейся ситуации при общем мировоззренческом доминировании либеральных подходов. С одной стороны надо укрепить единство государства, но в отсутствии государственной идеологии, которая запрещена ещё одним важным документом – Конституцией РФ, статья 13, — сделать это очень сложно, если не сказать – невозможность, потому что идеология – это и есть «дорожная карта» к достижению всех объединяющей Идеи государства, а у нынешнего российского государства нет Идеи. Скажите спасибо, что само государство на сегодня – это ценность.

Целостности государства угрожает так же и то, что оно состоит, по сути, из государств, то есть «национальных республик», у которых, при сильной федеральной власти, нет фактического государственного суверенитета. А при, не дай Бог, слабой? Но устранить республики тоже нельзя, так как они, во-первых, прописаны в Конституции, а во-вторых – там же народы, с их идентичностью, а они будут волноваться. Поэтому идентичность надо оставить, её сохранение, её развитие заносится в Стратегию.

А как же идентичность русских? Это нельзя, потому что русских большинство, а значит нельзя создать русскую республику в составе РФ, не поместятся, как нельзя сделать русскую республику из РФ – ибо тогда народы, имеющие форму собственной государственности – выйдут из РФ, и России не станет, поэтому русским надо стать россиянами – и это тоже вносится в стратегию в качестве формулы «общероссийского гражданского самосознания и духовной общности многонационального народа Российской Федерации (российской нации)». При этом словом «народ» в современном русском языке обозначаются четыре разных явления – этнос, собственно народ (лаос), нация (демос) и население государства (people)

Таким образом, в стратегию, не от хорошей, понятно, жизни, вносятся два взаимоисключающих тезиса, два противоположенных вектора, для дизавуирующих друг друга пути развития. Первое – сохранение и приумножение идентичностей народов России. Второе – создание общегражданской политической нации, что предусматривает отказ от всех идентичностей, кроме политической (россиянин), и создание единого, дискретного, гомогенного социального пространства – что и означается растворение всех в едином плавильном котле гражданской политической нации. Секрет такого системного противоречия кроется в том, что «сохранение идентичностей» — это для всех народов России, особенно для тех, у кого есть свои «республики», чтобы успокоить их, сохранив в составе России, а «гражданская политическая нация» — это для русских, которых большинство, у которых от идентичности и так мало что осталось, и которых как раз и надо растворить в плавильном котле «россиянства», о чём и толкую либералы с момента распада СССР.

 Если это так, то тему идентичности вообще не стоит поднимать, а если и поднимать, то оставлять только те характеристики, которые относятся и к русскому большинству и к нерусскому меньшинству, то есть ко всем гражданам РФ, у кого есть паспорт, а это, отбрасывая ненужное, — 9 мая, спорт, космос, в меньшей степени балет, и совсем под вопросом – русская литература. А больше ничего и не остаётся. Всё остальное относится к сфере идентичности – как русских, так и всего многообразия народов и этносов России. Сохранить в таких условиях целостность государства… можно. При сильной власти и волевых решениях, не всегда принимающих во внимание либеральную конституцию и противоречивую в основных своих параметрах Стратегию государственной национальной политики, заминированную либеральными подходами 1990-х.

«Народы – это мысли Бога» — заметил философ Иоган Гердер. Сохранение идентичности – смысл существования народа, и каждого отдельного человека в нём. Создание общества унифицированных граждан – преступление против народа и его идентичности. «Оцивилизовывание» и «огражданивание» убивает народ. И как правильно заметил Игорь Баринов в своём докладе, «ребёнок из тундры не выживет на асфальте». Попытка переселить традиционные народы в города, как правило, заканчивается плачевно и приводит, как отметил Игорь Вячеславович, к маргинализации и отчуждению. Тот, кто является органической составляющей своей естественной общности – народа, — в городе сопьётся, будет чувствовать себя чужим, никому не нужным, не в своей среде. Отсюда дилемма, которую обозначил глава Федерального агентства по делам национальностей – «интегрироваться или сохранить свою идентичность». И этот сложный вопрос стоит не только перед каждым конкретным представителем того или иного народа. Он стоит перед государством, и от него зависит судьба России.

 

Валерий Коровин, директор Центра геополитических экспертиз, член Общественной палаты РФ (Комиссия по гармонизации межнациональных и межрелигиозных отношений)


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!