Скажу вам как коренной галичанин, как настоящий западенец, истинный житель Карпатских гор, самый шо ни на есть «бандеровец» — трудно у нас с этим.

Не то шо бы их там нет, но мало. Количество «комуняк» примерно то же самое. Я эту статистику веду постоянно, и постоянно удивляюсь такому соотношению. Приверженцев идей Дмитрия Донцова у нас всегда немного меньше, чем приверженцев идей Владимира Ильича Ленина. В абсолютном количестве бандеровцев в Москве значительно больше чем во Львове, а в Питере в разы больше чем в Ивано-Франковске или Тернополе.

Если на факельное шествие в Киеве собралось две тысячи человек, то это значит, что в областных центрах Украины и в селе самого Степана Андреевича совсем безлюдно. Местечковые «провидныки» заранее планируют митинги в разное время в разных местах, чтобы повсюду поспеть, толкнуть речуху и хоть как-то изобразить всенародное ликование.

Тут в общем и нет ничего удивительного. Только уроженец российской глубинки уверен, что все галичане воевали в УПА, и воссоединение Галичины с Украиной восприняли как личную трагедию. Когда объясняешь, что воевавших за Сталина галичан было в десять-пятнадцать раз больше — никто не верит. Не будем углубляться в историю, которая ничему всё равно не учит, давайте посмотрим, как проходит у нас празднование дня рождения Степана Бандэры. Тут главное уточнить, что Бандэра никогда Стёпой не был. Его звали ШтЭфан. Но поскольку для жителей центральной и восточной Украины это непроизносимо, как слова «паляныця» и «пыво», стал нас Штэфан — Стёпой. Это правильно, если учесть, что факельная хода в, на минуточку, Донецкой Авдеевке по количеству участников примерно равна ходе в таком же поселке Галичины. Да и кто у нас приходит на эти чествования? Депутаты, волонтеры, представители власти и воины АТО. Работа такая, ничего идеологического.

С каждым годом количество участников подобных мероприятий падает, и это не мои домыслы, а стенания руководителей разного рода националистических организаций.

И в этом году не было ничего примечательного. В селе СтАрый УгрЫнив оркестрантов, полицейских и журналистов было больше чем ярых нациков. Митинг запомнился пламенным выступлением неизвестного оратора, обозвавшего действующую власть «московско-жидовской». Согласитесь, у людей примерно представляющих, откуда кормятся такие ораторы, это вызвало лёгкое недоумение. Я хочу сказать, что бандеровская Галичина и бандеризация всея Украины — не более чем медиа-пузырь. В той же Галичине в тот же день, одна из христианских концессий проводит Марш Мира, который собирает участников значительно больше, но кто про это знает где-то на Псковщине? Кто про этот марш, проходящий не первый год именно 1 января, знает на Востоке Украины? Кто-то слышал об этом в Крыму?

Там правда участники сильно переживали за мир в Бурунди и Эфиопии, Украину не вспоминали, так это легко объяснимо. Лично меня с неофициальным, но дружественным визитом навещал работник местного СБУ и убеждал не педалировать тему «гражданская война на Украине». Сознаюсь я был немало удивлён таким визитом. Не пишу ничего со времен Майдана ибо понял, чем обернётся эта победа демократии для свободомыслия в общем и для здравомыслия в частности. Последняя написанная мной статья называлась «Майдан победил. Слава героям УПА» (не гуглите, я сам её не могу отыскать). В той статье я призывал дать националистам свободу действия, перестать их трогать вообще и наблюдать, как эта чёрная необразованность начнёт жрать саму себя в отсутствии явных оппонентов, а тут… здрасьте.

Уселись мы значит в моём уютном рабочем кабинете и начали знакомится. Предо мной сидел молодой человек с признаками болезненного карьеризма на лице, и было понятно, что он конформист и подхалим.

— Ну-с любезный, чем я провинился перед новой властью?

Парень заёрзал в кожаном кресле и начал прятать глазёнки в лежащие перед ним бумажки.

— Да вы зря так! Я ведь побеседовать пришёл, просто познакомиться. Тут сигнал поступил, а мне поручили, как начальнику отдела, проверить.

Про начальника отдела я всё понял, и предложил ему кофе. Он и так ошалел от убранства моего рабочего места, а тут такой пан и такой вежливый, и кофе предлагает, и главное не испугался когда ему тыкнули корочкой СБУ под нос.

Нужно понимать, что галичане находившиеся сотни лет под чьей-то пятой, люди крайне в себе неуверенные, боящиеся начальства во всех его проявлениях, не всегда понимают достоинство как нормальное человеческое качество. Назвав свою революцию именем достоинства, они сами выдают в себе отсутствие этого качества, сами признаются, что выживали в веках приспособляясь, приноравливаясь, угождая и хитря. Нужно ли их винить за это? Нет. Они выживали ради детей и престарелых родителей. У них не было другого выхода, и называя себя извечными рыцарями они ментально страдают, что сотни лет не имели собственной земли и воли. Однако вернемся в наш кабинет.

— Я правильно понимаю, кто-то написал на меня донос? Ох уж эти завистники. Вот мерзкие люди! Не простят никогда, если кто-то становится известным за пределами области. Это Панакевич? (фамилия изменена).

Бедный служитель горячего сердца и холодного ума не оценил моего артистизма и совершенно потерялся, не понимая кто тут кого допрашивает.

— Да нет. Мы мониторим соцсети, и всплыла ваша фамилия, никто донос не писал.

Пристально взглянув в его растерянное лицо, я положив свою руку на его ладонь и почти прошептал:

— Я вам верю!

Он с опаской дёрнулся, видимо опасаясь немедленного гомосексуального насилия с моей стороны. От прежней его уверенности не осталось и следа. Он был полностью сбит с толку, и с ним можно было делать всё что угодно. Настало время проявить доброту.

— А что это у вас за бумаги? Я вижу это некоторые мои тексты, что именно вас там насторожило?

Он сразу ожил и ухватил первый попавшийся под руку листок.

— Ну вот здесь вы пишете о гражданской войне на Украине. Вы же понимаете…, — он протянул листок мне.

Некоторые фразы я произносил именно на русском языке, подчёркивая, что между нашим мировоззрением пропасть.

— Помилуйте, сударь! Это стихи написанные сто лет назад о войне двух Украинских Республик. Я лишь провожу аналогии. Вот тут и автор указан — Гнат Западнюк.

— Да действительно. А зачем они мне это дали? Понимаете. Я не сам мониторю, мне вручили и сказали…

— Я понимаю. Извечное российское разгильдяйство. Вы удивлены словом российское? А разве ваш прадед не был русином? Или вы отрицаете очевидное? Разве не было на наших землях геноцида русских людей? Вы вообще слышали о лагере Талергоф?

Парень явно хотел побыстрее убежать, понимая, что продолжение допроса ни к чему хорошему не приведёт.

— Многие мои друзья-националисты отрицают этот геноцид, считая его вымыслом московской пропаганды, а ведь это правда и памятник этой правде стоит в Галиче. Он датирован 1929 годом, и, как вы знаете, до прихода первых советов целых 10 лет. Ну отказываются они верить в то, что разбивает их иллюзии, ну их малограмотность понятна, но вы, как начальник отдела СБУ, обязаны это знать. Кстати, ваша организация открыла уголовное дело в отношении тех австрийских преступников и их местных посипак? Вы знаете что… мы люди творчества иногда несколько экспрессивны, вы уж извините ради Бога, но у меня возникла прекрасная идея. Давайте прямо сейчас махнём в Галич, отдадим дань невинно убиенным.

Он уже не мог мне противостоять. Ему было уже трудно даже говорить, и он лишь отрицательно покачал головой. Я изобразил удивление, развёл руками, и, стоит сказать, это была моя лучшая в жизни театральная постановка. Все-таки его чин начальника поддал газку моему творческому началу.

— Почему?! У меня хорошая машина. За полчаса будем на месте.

— Нет не могу, спасибо. Я на службе.

— Уважаемый Павел Петрович! Вот жалко мне вас! Вы стараетесь, работаете, во всем себе отказываете, а ради чего? Разве эта власть вас защитит если придёт другая? Ведь вы отвечать будете за то что они натворили, разве нет? Да вы вспомните «Беркут». В чём их вина? В исполнении долга? Кто за них вступился? Хороший вы человек, я вижу. Нам писателям людскую натуру просмотреть, что журнал гламурный полистать. Вот вы мой телефончик сохраните. Я, конечно, в кремлевский пул не вхож, но найду кому позвонить в случае, если у вас будут неприятности.

Он задумался, пытаясь понять, как это я его так быстро перевербовал. Не дав ему очухаться, я уже сам уверенно взял со стола все принесённые им бумаги.

— А это тут при чём? Что тут не так? Они у вас за что там деньги получают?

На листке красным карандашом была подчёркнута фраза, дословно не помню, «галичане отказываются воевать в АТО».

— Ну вот вы пишете о срыве мобилизации, а идёт война, и это непатриотично, не вовремя это.

Я сделал трагическое лицо.

— Да! Куда страна катится! Павел Петрович, это же немыслимо! Разве ж я могу в наше время писать такое? Тут крутишься как Эзоп в ополонке, переживаешь как бы лишнего не взболтнуть, а вы с такой, извините, предьявой. Да интервью моё, но я лишь цитирую военного комиссара области. Тут и ссылка есть на его брифинг. Это в открытом доступе. Ваши сатрапы не могли открыть эту ссылку? Как вы с такими кадрами собираетесь ловить вражеских агентов? Я в ужасе! Такая серьезная организация, и такое пренебрежение к порученному делу. Я вас прошу и даже настаиваю, вы там разберитесь кто вам это подсунул, кто вас подставил в конце концов. Ужас какой-то.

Павел Петрович кажется начал подсознательно искать место кобуры пистолета, желая пристрелить нерадивых негодяев прямо по приезде в отдел. Он отобрал у меня бумаги и начал просматривать их внимательно. Минут через пять лицо его трошки просияло.

— А вот тут вы плохо отзываетесь о Бандэре и клеймите национализм как движение.

Я недовольно взял бумагу и тут же брезгливо бросил её обратно на стол.

— Нет, ну честное слово, это смешно. Это ж 2011 год. А может я с той поры под давлением неоспоримых фактов признал и уверовал в идеи украинской независимости. Я осознал ошибки, и теперь порву за Украину любого отщепенца. Почему вы улыбаетесь? Вы почитайте что писал бывший коммунист, а ныне совбезовец Турчинов? Вы ещё с такими материалами сходите к Луценко, громившему воинов УПА не так давно. Да все ваши начальники — бывшие работники КГБ. Вы их уже люстрировали? Им значит можно перековаться, а мне нельзя.

Он повернул голову как сова и убедился, что статья действительно довольно давняя. Допрос был окончен, и мы расстались как хорошие приятели.

Это я к тому, что убеждённых бандеровцев у нас не больше чем было идейных коммунистов. Если какие-то инфернальные сущности наполнят наш эфир индийскими мантрами, буквально в историческом завтра на школьных линейках запоют «Ом Намо Шивая», и все будут воспринимать змеебогов своими дальними родственниками. Разве не плакала Галичина, когда умер Сталин? Разве не называли гуцулы основателя хасидизма своим великим учителем? Разве не вёл народный герой Олекса Довбуш с ним задушевные беседы? А тут нате — «московско-жидивська власть».

Поляки уже можно сказать к нам в дверь ногой стучатся, и скорее всего скоро вломятся, не встретив никакого сопротивления, кроме преграждающих дорогу девчат с рушныками и короваями. Какой тут Бандера? Снесут монументы, как снесли памятники жертвам бандэровской резни. Нам объявят, что мы украинцы, и никогда русскими не были, окатоличат, и получай очередную Македонию. Разве македонцы согласны называться болгарами — нет. Разве любят хорваты вспоминать, что они не так давно были с сербами один народ? Отчего у нас должно быть как-то иначе.

Могут, конечно, придти и русские, мы вспомним наше славное советское прошлое (тут без шуток), простим друг друга, и заживём душа в душу. Будем ездить на отдых в Европу и Турцию, жрать водку и соревноваться на футбольном поле. Обыватель мещанина не обидит, гласит народная мудрость, придуманная мною только что.

Дело даже не в том, какой пан на Галичине будет править завтра. Есть ли бендеровцы на Галичине, есть ли жизнь на Марсе — это пустое. Как мы все будем жить завтра, куда движемся? За новыми удовольствиями, последними моделями машин и шмотками?

Кого пришлёт небо открыть нам глаза на самих себя — посланника Востока или Запада?

Какой прок от жизни существа с потребностями обезьяны? Горькая правда в том, что мы в большинстве своём одинаковы. Богу потребления всё равно, орут ли верующие «Слава Украине!» или «Польша от моря до моря!» Ему всё равно сколько людей погибнет в ненужных войнах за совершенно дикие идеалы. Я призываю лишь попытаться осмыслить правильность нашего пути. Это вызовет некоторый душевный дискомфорт, не пугайтесь. Смотреть в себя всегда немного страшно, но я уверен — на Донбасе погибнет меньше людей, если каждый из нас хотя бы над этим призадумается.

Гнат Западенец

Источник: alternatio.org

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!