В 1915-16 годах Германия и Австро-Венгрия неоднократно предлагали России выйти из войны, заключив сепаратный мир. России даже обещали отдать часть Галиции. Подобные предложения исходили и из высшего света Петрограда. Но раз за разом Николай II и его окружение отвергали предложения о мире, в основном — под нажимом лидеров Антанты, которые боялись не только усиления Германии, но и переориентации России с Англии и Франции — на США.

Принято считать, что во время Первой мировой о примирении России с Германией и Австро-Венгрией в этих трёх странах мечтал (и предпринимал определённые усилия) только старец и советник царя Григорий Распутин (и его окружение). Но были и другие высокие приверженцы мира из России. В начале 1915 года княгиня М.Васильчикова направила Николаю II письмо с предложением организовать в какой-либо нейтральной стране сепаратные переговоры о мире с Германией. Был подключён шведский король Густав V, предложивший услуги переговорщика. Царь отказался.

На ещё более высоком уровне такие предложения о мире были в Германии и Австро-Венгрии. Об этом пишет в сборнике «Историк-марксист» (издан совместно ИГСО и немецким Фондом Розы Люксембург, 2014) Татьяна Симонова («Проблема выхода России из войны и Брусиловский прорыв»). В июле 1915 года рейхсканцлер фон Бетман Гольвег предпринял политический нажим на Османскую империю, которая была вынуждена пообещать России «право экономического и военного использования Проливов». К миротворческой работе по инициативе Германии присоединились датский король Кристиан Х (в лице министра иностранных дел Э.Скавениуса) и министр иностранных дел Швеции К.Валленберг. К мысли о сепаратных приговорах тогда пришли и австрийцы, более того, главнокомандующий фон Гетцендорф считал возможным и заключение военного союза с Россией. Но снова ничего не вышло.

В начале 1916 года главой российского правительства стал Б.Штюрмер, который считался прогерманским деятелем (в частности, посол Англии в России Дж.Бьюкенен характеризовал его именно так и добивался отставки российского премьера). Германские промышленники (группы Стиннеса, Августа и Фрица Тиссенов) были задействованы в подготовке сепаратных переговоров весной 1916 года. 26апреля статс-секретарь министерства иностранных дел Г.фон Ягов дал указание германскому посланнику в Швеции фон Штедтену предложить японскому послу донести до своего руководства согласие Германии на передачу Японии немецкого города-колонии в Китае Циндао. В обмен японцы должны были склонить Россию к началу переговоров о мире. Японцы сообщили о переговорах главе российского МИД Сазонову. Тот снова дал отказ.

В начале июня 1916 года состоялась Парижская экономическая конференция (Англия, Франция, Россия, Италия, Бельгия, Сербия, Япония). Участники пришли к выводу, что теперь «на всех рынках придётся считаться с конкуренцией США, которая будет не менее опасной, чем германская конкуренция». В июле 1916 года влиятельный американский сенатор У.Стоун нацеливал Уолл-стрит на «противостояние широко задуманному Англией и Францией плану по захвату послевоенной торговли с Россией». Посольские работники Англии и Франции докладывали, что одна из опасностей сепаратного мира Германии и России состоит и в том, что главным экономическим агентом ослабленной Российской империи станет США.

(Так могла бы выглядеть карта Европы при победе в Первой мировой Германии и Австро-Венгрии)

В июле 1916 года в Стокгольме состоялась встреча зампреда Госдумы А.Протопопова и члена Госсовета Д.Олсуфьева с банкиром Ф.Варбургом, представлявшим Германии. Последний изложил план Германии в отношении оккупированных Польши, Литвы и Курляндии. В случае заключения мира в обмен на них Россия могла бы получить часть австро-венгерской Галиции. Эти переговоры ничем не закончились (в том числе и потому, что в это время начался успешный Брусиловский прорыв, и Николай II снова поверил в возможную победу над Германией).

Ну а дальше, с осени 1916 года, уже Германия поверила в скорую победу над Россией и прекратила попытки заключения сепаратного мира. Позже историк Е.Тарле на вопрос, кто помешал заключению мира в 1915-16 годы, всегда кратко отвечал: «Прежде всего — союзники». Но, по его мнению, выход из войны тогда означал «опаснейшую вражду со стороны Антанты». Бывший военный министр В.Сухомилинов отмечал, что если бы Николай II пошёл на уступки промышленным и финансовым кругам и вывел Россию в это время из войны, он смог бы удержаться на троне.

Источник: ttolk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!