Цены на товары народного потребления в ДНР и факторы их формирования остаются предметом для ожесточенных споров в соцсетях, но не для общественной дискуссии в полноценном двустороннем формате.

Жить в ДНР дорого», — к такому выводу неустанно приходят дончане в соцсетях, пересказывая друг другу ценники на украинской стороне и в России. В среднем получается, что продукты дешевле за западной границей, топливо — за восточной, а промтовары, техника и всевозможные электронные устройства — с обеих сторон. Никакого секрета в этом, в сущности, нет, хотя каждый подобный пост вызывает одинаково раздраженную реакцию сетевого сообщества.

Неизбежно появляются сторонники «не выноса сора из избы» — проницательные граждане, видящие в любом бытовом недовольстве происки врагов республики. А дискуссия о цене подгузников может легко перетечь как в весьма нелестные обсуждения «минска», так вовсе в нецензурные эпитеты в адрес всех: от производителя до продавца. И это, отметим, речь о сообществе донецком. В общем, дискуссия, явно животрепещущая, но не слишком плодотворная.

Власти проблему признают эпизодически, с одной стороны, регулярно выдавая отчеты в стиле «в Украине дороже», с другой, уверяя, что цены пойдут вниз, когда рынок «насытится». Попытки ускорить этот процесс за счет государственных агропредприятий предпринимаются не первый год, но ощутимого эффекта пока не дали и не известно дадут ли. При этом в Народном совете разрабатывается документ о ценообразовании, который по уверениям парламентариев «обеспечит достижение и сохранение сбалансированности цен и доходов». По сложившейся демократической традиции с проектом закона на сайте Совета ознакомиться невозможно, так что остается верить депутатам и профильным ведомствам на слово, попутно, впрочем, не забывая заниматься приготовлением летних запасов.

Не будем забывать и о том, что сами понятия «дорого и дешево» субъективны, и по большому счету, проблема цен существует не сама по себе, а в комплексе с недостаточным уровнем доходов населения. В комментарии для одного из российских СМИ, некий чиновник донецкой мэрии на правах анонимности сообщил, что «покупательская способность дончан восстановилась на 80% от довоенного уровня». Жаль, что имени ньюзмейкера публика не знает, зато знает, что согласно статистике, в 2013 году средняя зарплата в Донецкой области составляла свыше 4 тысяч гривен, что на тот момент составляло эквивалент полновесных 500 долларов. С учетом инфляционных поправок, названный «оптимистом» уровень доходов должен составлять более 20 тысяч рублей, что даже в Донецке считается нынче зарплатой далеко не средней. В «провинции» подобные суммы и вовсе давно стали мечтой, часто недосягаемой даже для сотрудников горных и металлургических предприятий, всегда получавших значительно выше среднего.

В принципе, положение с ценами и доходами вполне очевидно, и вполне объяснимо рядом факторов. Ясно, к примеру, что «осадное» положение республики по украинской границе играет не последнюю роль в ценообразовании на местном рынке как таковом, и районных базарах в частности. Не секрет, что до недавнего времени мелкий бизнес правдами и неправдами завозил через линию соприкосновения небольшие партии продуктов, китайско-турецкого ширпотреба и прочее. Вряд ли доля от общего оборота была так уж существенна, но на данный момент блокада обоюдна, и запрещена не только украинскими властями, но и официальным Донецком.

Импорт из России — это уже следующий уровень. Дотошным сравнением таможенного и налогового законодательств республики и других стран пусть занимаются специалисты. С обывательской же точки зрения упомянем всего о паре составляющих, которые гарантированно оплачиваются из кармана дончанина. Банальность, но любая таможенная пошлина, акциз, сбор и все подобное, как и оплату простоев на границе, которые по странному стечению обстоятельств появляются регулярно и периодически приводят к дефициту тех или иных товаров, — все это дополнительные затраты, которые бизнес впишет в себестоимость и конечную цену. Можно бесконечно спорить о лояльности или нелояльности действующих норм, но платит за все клиент. Хоть в стоимости турецких и греческих фруктов, обходными путями прибывающих в Донецк, хоть в цене луганского мороженого.

Второй момент — преференции для крупных оптовиков, создаваемые в республике. Да, чем крупнее партия, тем дешевле может быть закупка единицы. Но, чем больше посредников, тем, как известно, большая доля накруток на ту самую единицу. А если дело дойдет до раздела и так некрупного рынка все между несколькими игроками, то «крупнооптовую скидку» можно будет смело отмести. Юридически это называется монопольным положением или картельным сговором, по-обывательски, пожалуй, шантажом. В чем либеральная теория, наверное, права, так в том, что конкуренция регулирует цены лучше, чем административные рычаги. По крайней мере, в масштабах донецких базаров и супермаркетов.

В сетевых дискуссиях все проще. Виноваты коммерсанты, которые все поголовно «спекулянты и зарабатывают на людском горе». Ни в коем случае не будем представлять мелкий и средний бизнес в виде бессребреников. В конце концов, эта прослойка общества как раз самая активная его часть, готовая к рискам, но и жаждущая достойного вознаграждения за труды. Но полностью ставить им в заслугу то, что донецкие цены неадекватно выше ростовских, явно не стоит. К тому же напомним, что профильные органы власти ДНР давно не скрывают, что возлагают на торговлю основные надежды по «экономическому развитию». Фискальная нагрузка, по сведениям источников из предпринимательских кругов, размаху надежд соответствует. В частности, бизнесмены сообщают о «нежелании» налоговых органов принимать отчетность с оборотами и доходами, «недотягивающими» до их представлений о работе бизнеса, предложениях «дорисовать» и обещаниях «пристального внимания» в случае падения объемов. Упоминается о штрафах, иногда несоизмеримых не то, что с уровнем нарушения, а и с оборотами фирмы в целом. Причем, закрыть дело, судя по дискуссиям в соцсетях, это отдельный, и весьма нелегкий квест, стоящий много нервов, а иногда и денег.

В итоге на бумаге количество всевозможных фирм сохраняется, а то и растет, на деле «вход — рубль, выход — два». Человеческая природа такова, что все это, включая эквивалент затраченных эмоций, предприниматели, думается, при расчете цены товара тоже учитывают. Так что когда комментируете рейд налоговой на очередной рынок или торговый центр, помните, что оплачиваете работу обеих сторон лично вы.

Позиция «ату его!» в отношении малого бизнеса, на самом деле, не выгодна ни государству, ни простому покупателю. Бюджет, конечно, наполнять надо. В первую очередь, чтобы на тот самый рынок было с чем пойти чуть ли не единственной категории населения ДНР, своевременно получающей зарплаты, то есть бюджетникам. Но, по-хорошему, основным наполнителем бюджета должны стать не торговля и таможня, а продукция тяжелой индустрии. Иначе система начинает напоминать замкнутый круг, где торговля поднимает цены, чтобы наполнять казну, которая выплачивает зарплаты и пенсии, которые тут же относятся в ту же розничную торговлю, где все уже подорожало, и денег опять всем не хватает.

Вот собственно об этом всем участникам он-лайн дебатов и сражений, бизнесу, профильным специалистам а так же руководителям и стоило бы поговорить на одной площадке, не разделяясь на телеэфиры и интернет-паблики. Но за три года войны в Донбассе сложилась самобытная культура «самоцензуры», когда проблемы не хочется обсуждать, чтобы враги не комментировали. Привычка, возможно, хорошая с точки зрения воюющего на реальном и информационном фронтах государства, но вряд ли способствует здоровью общественных процессов внутри самой республики. Наверное, необходимо признать, что в экономике ситуация сложная в целом, и это гарантированно отражается на каждом семейном бюджете в частности. Перспективы в лучшем случае туманны, а для некоторых сегментов и впрямь и не радужные.

Самое время как-то солидаризировать позиции, определиться с правилами игры и свести понятия «затянутых поясов и общих военных тягот» к неким более конкретным срокам и целям хотя бы для наиболее незащищенных слоев населения. Пока же на поверхности не слишком обоснованный официальный оптимизм вкупе с весьма эффективным прессингом бизнеса, и взаимные обвинения, что жить в ДНР тяжело, дорого и непонятно как.

Виталий Кречетов

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!