Два месяца назад газета «Совершенно секретно» на основании «вновь открывшихся обстоятельств» начала поиск реальных виновников расстрела малайзийского «Боинга-777». Вновь открывшимися обстоятельствами стали копии документов, полученные от нашего «источника N», который вместе со своими коллегами провёл сложную и опасную работу по «изъятию» секретных материалов СБУ и МО Украины и документированию фактов их преступлений. В статье «Уничтожить факты проведения специальной операции». Операция СБУ «Зачистка». Часть 1«, подготовленной совместно с Агентством федеральных расследований FLB.ru, мы опубликовали копии четырёх секретных документов Службы безопасности Украины, которые свидетельствовали о том, что сразу после гибели «Боинга-777» СБУ проводила государственную специальную операцию по уничтожению улик массового убийства в небе над Донбассом 17 июля 2014 года. Затем мы опубликовали справку Главного центра обработки специальной информации Госпогранслужбы Украины о том, что «Перемещение «Бук М-1″ через государственную границу Украины со стороны России не зафиксировано». Операция «Легенда о «Буке». Часть 2″.

Какие же факты хотели зачистить сотрудники киевской охранки? В одном из совершенно секретных документов, подписанных начальником Главной инспекции СБУ Анатолием Калюжняком, говорилось об этом абсолютно определённо: «В рамках проведения специальной операции уничтожить любые материалы, которые указывают на присутствие боевых самолётов и выполнение боевых задач в указанном районе 17.07.2014 года; провести профилактические мероприятия и ротацию военнослужащих авиационной эскадрильи, которые совершали полёты в указанном районе. В частности, военнослужащих авиационной бригады № А4104, г. Чугуев, Харьковской области».

Итак, город Чугуев, в/ч А4104, самолёты, выполнявшие боевые задачи в районе гибели «Боинга-777» 17 июля 2014 года. Следы ведут на аэродром «Чугуев», здесь базируется 203-я учебная авиационная бригада, входящая в состав Харьковского университета Воздушных сил Украины им. Ивана Кожедуба. В 2014 году чугуевская учебка находилась в центральном подчинении «северных» — Командования ВС Украины (Винница).

«Сегодня авиация сил АТО вообще не поднималась в воздух — ни вертолёты, ни самолёты, ни истребители». Помните? Это заявление руководителя группы информирования об АТО Владислава Селезнёва, которое было распространено агентством «Интерфакс-Украина» в день трагедии 17 июля примерно в восемь вечера. В нашем распоряжении есть несколько документов (полётная карта, два приказа, аудиозаписи с военнослужащими в/ч А4104), которые опровергают эту примитивную ложь, ставшую официальной позицией киевской власти. Мы не считаем эти документы безупречными, но зато знаем со слов нашего «источника N», что эти фотокопии «стопроцентно были на время позаимствованы и пересняты прямо в штабе в/ч, а беседы с военнослужащими были записаны в результате залегендированного оперативного подхода к ним». В любом случае, если мир хочет узнать правду о гибели 298 пассажиров и членов экипажа «Боинга-777» в небе над Донбассом, эти документы и свидетельства должны быть изучены объективным следствием. Или всех устраивает украинско-нидерландская сказка с американскими напевами о «русском «Буке»?

ПЛАН СЕКРЕТНОГО ПОЛЁТА № 734

Перевод документа № 1:

Секретно, Экз. 1.
Утверждаю. 16 июля 2014 г. Командир в/ч А4104 полковник Дубовик Г.В.
Дата полёта: 17 июля 2014 года.
План полёта. № 734.
Генеральный штаб Харьковская область 13-27-3 М-37-В
Выполнил: лётчик 299 БТА ВС Украины капитан Волошин В. 16.07.2014 г.
(БТА — бригада тактической авиации. — Ред.)
К полётам готов: начальник лётной подготовки ВС Украины майор Куценко Р.
16.07.2014

— Что вы можете сказать об этой полётной карте? — спросили мы у Рубена Есаяна, заслуженного лётчика-испытателя, Героя России, начальника Лётно-испытательного центра Государственного НИИ гражданской авиации (ГосНИИ ГА)

— Составлена по стандартам. Маршрут полёта указан, как он должен лететь. Отметки 50, 210 и так далее — это расстояние между поворотными пунктами.

К комментариям лётчика-испытателя Есаяна мы ещё вернёмся. А пока скажем, что перед вами секретный план полёта, составленный и лично подписанный за день до вылета, 16 июля 2014 года, лётчиком 299-й бригады тактической авиации капитаном Владиславом Волошиным и утверждённый командиром в/ч А4104 полковником Геннадием Дубовиком. Стоит личная виза Дубовика. Кроме того, есть ещё и подпись начальника лётной подготовки Романа Куценко. (Это мы к тому, что при желании все подписи можно пропустить через графологическую экспертизу.)

Согласно этой секретной флайт-карте 17 июля самолёт Волошина взлетел (или должен был взлететь) с аэродрома в Чугуеве, расположенного недалеко от Харькова, и направился в юго-восточном направлении, последовательно пролетая над следующими населёнными пунктами: Чугуев — Кременная (расстояние 265 км), Кременная — Брянка (125 км), Брянка — Снежное (100 км). Район посёлка Снежное — это крайняя точка маршрута, в которой самолёт делает крутой разворот на 300 градусов и возвращается на авиабазу, оставляя под собой Константиновку (215 км) и Балаклею (210 км). Общая протяжённость маршрута составила 965 км.

Последствия того, что произошло в небе в районе Горловки по маршруту истребителя Волошина (Снежное — Константиновка), мы все знаем. Именно в этом квадрате практически сходятся маршруты «Боинга-777» и боевого самолёта.

Схема 1.2. На схеме, составленной Главным оперативным управлением Генштаба РФ, коричневой линией обозначена траектория полёта «Боинга-777». А красной линией мы обозначили маршрут полёта капитана Волошина

Посмотрите на схеме траекторию полёта «Боинга-777», представленную через четыре дня после трагедии, 21 июля, начальником Главного оперативного управления Генштаба РФ Андрем Картаполовым. И сопоставьте с маршрутом самолёта ВСУ. (См. Схему № 1.2.) «На схеме показана международная трасса, по которой должен был лететь «Боинг-777». Обратите внимание, что до Донецка самолёт следовал в установленном коридоре, а далее он отклонился от маршрута на север. При этом максимальное удаление от левой границы коридора составило 14 километров. В дальнейшем наблюдается манёвр по возврату «Боинга-777″ в установленный коридор. Но закончить манёвр малайзийский экипаж не успел», — объяснял тогда генерал Картаполов на брифинге. Теперь, сопоставляя план полёта № 734 с маршрутом гражданского самолёта, отклонившегося на 14 км от международной воздушной трассы, можно представить, что его как будто специально вывели на встречу с боевой машиной.

Заметьте, мы не собираемся утверждать, что «Боинг-777» сбил именно лётчик 299-й БТА ВС Украины капитан Волошин. Мы просто говорим — ребята, вот фотокопия карты (Секретно, экз. 1), пожалуйста, исследуйте её, перепроверяйте. Этот документ вытащен правдами-неправдами из секретной части в/ч А4104. Это вам не циничные утверждения советника главы СБУ Маркияна Лубкивского, который в декабре 2014 года сказал: «Как было установлено, 17 июля 2014 года авиация Украины в соответствии с планом проведения АТО не применялась. Данные относительно отсутствия украинских боевых самолётов в районе катастрофы пассажирского самолёта подтверждаются материалами объективного контроля системы сбора и обработки радиолокационной информации… Капитан Волошин полёты не совершал, а 16 июля его самолёт был посажен на ремонт».

Как, однако, кардинально отличаются данные «объективного контроля и радиолокационной информации» министерств обороны Украины и России. Может быть, извечные мировые рефери — американцы помогут установить истину? В своём недавнем фильме режиссёр Оливер Стоун задаёт вопрос президенту Путину: считает ли он, что разведслужбы США могут обладать информацией о крушении «Боинга-777»? «Я убеждён, что так оно и есть… Если информация противоречит этому, то тогда они никогда её не раскроют», — ответил Путин. И, как видите, реальная информация противоречит…

Почему мы полагаем, что пассажирский «Боинг-777» был сбит не обязательно именно лётчиком Волошиным? Потому что в этот страшный день из Чугуева вылетали ещё два боевых борта. Это следует из двух приказов командира воинской части А4104 полковника Дубовика. (Эти приказы из того же «кейса», который мы получили от нашего «источника N».)

«ЗАКРЕПИТЬ ВОЗДУШНЫЕ СУДА НА ВРЕМЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПОЛЁТА 17.07.2014 ГОДА ЗА ЛЁТЧИКАМИ»

Перевод документа №2

Министерство обороны Украины
ПРИКАЗ
командира воинской части А4104
10.07.2014 г. г. Чугуев № 702

Согласно части второй статьи 45 Воздушного кодекса Украины, пункта 6 Положения об использовании воздушного пространства Украины, утверждённого постановлением Кабинета министров Украины от 29 марта 2002 года № 401 (с изменениями), Закона Украины «Об утверждении Правил выполнения полётов государственной авиации Украины», Порядка проведения боевых вылетов и проведения операций, Плана проведения полётов в соответствии с приказом Министерства обороны Украины, приказа командующего Воздушных сил Вооружённых сил Украины от 30.05.2014 г. № 32/4/540 «относительно выполнения боевых задач и осуществления полётов в условиях проведения антитеррористической операции и др.»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Осуществить использование аэродрома Чугуев как аэродрома использования государственной авиацией Украины во время проведения антитеррористической операции на территории Северного региона Украины.

2. Воздушным судам государственной авиации, которые закреплены номенклатурой воинской части А4104, провести технический осмотр для использования в осуществлении боевых вылетов.

3. Воздушные суда государственной авиации, которые согласно Приказу Командующего Воздушных сил Вооружённых сил Украины от 02.07.2014 года № 32/4/837 «относительно использования аэродромов во время проведения антитеррористической операции…» передислоцированы с аэродромов Украины (Николаев, Мелитополь) после их регистрации осуществить технический осмотр бортов.

3. Организацию выполнения обслуживания и обеспечения полётов воздушных судов, а также воздушного движения на аэродроме Чугуев осуществлять подразделениями воинской части А4104.

5. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на первого заместителя командира воинской части, заместителя командира части — командира лётной части, начальника штаба.

Командир воинской части А4104
полковник Дубовик Г.В.

Командир в/ч А4104 полковник Геннадий Дубовик хорошо осведомлён о спецоперации СБУ

Приказ № 702 свидетельствует о том, что, во-первых, примерно за неделю до катастрофы аэродром Чугуев, где базировалась 203-я учебная авиационная бригада Харьковского университета ВС Украины, было решено использовать для боевых вылетов в рамках «проведения антитеррористической операции…». Во-вторых, в Чугуев были переброшены самолёты с военных аэродромов в Николаеве (аэродром Кульбакино, 299-я БТА) и Мелитополе.

А вот второй письменный приказ командира части полковника Геннадия Дубовика, выпущенный 15 июля 2014-го, за два дня до расстрела «Боинга-777», уже свидетельствует о переходе к конкретным боевым действиям:

Перевод документа №3

Министерство обороны Украины
ПРИКАЗ
командира воинской части А4104
15.07.2014 г. г. Чугуев № 734

В соответствии с Законом Украины «Об утверждении Правил выполнения полётов государственной авиации Украины», Порядка проведения боевых вылетов и проведения специальных операций, Плана проведения полётов в соответствии с приказом Министерства обороны Украины, Приказа командующего Воздушных сил Вооружённых сил Украины от 30.05.2014 г. № 32/4/540 «относительно выполнения боевых задач и осуществления полётов в условиях проведения антитеррористической операции и др.»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Закрепить воздушные суда государственной авиации на время осуществления полёта 17.07.2014 года за лётчиками:

— капитан Волошин В., Су-25М1 № 08 (25508110284), второй пилот подполковник Помогайбо В.;

— подполковник Плоходько P., Су-27 № 36 (19614), второй пилот Сосковец И.;

— майор Ручко И., МиГ 29 МУ1 № 29 (2960731217), второй пилот майор Ситник Г.

2. Воздушным судам государственной авиации Су-25М1 № 08 (25508110284), Су-27 № 36 (19614), МиГ 29 МУ1 № 29 (2960731217), которые закреплены номенклатурой воинской части А4104, провести технический осмотр самолётов для использования в совершении боевых вылетов.

3. Ответственным лицам подготовить и предоставить планы и таблицы полётов, расчёт топлива, справку о погодных условиях. Провести медицинское обследование и занятия по действиям во время чрезвычайных условий при выполнении боевых задач.

4. Осуществить выполнение задачи в условиях проведения антитеррористической операции на территории Северного региона Украины.

5. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на первого заместителя командира воинской части, заместителя командира части — командира лётной части, начальника штаба, начальника медицинской службы.

Командир воинской части А4104
полковник Дубовик Г.В.

Кстати, номер этого приказа совпадает с номером приведённого выше «Плана полёта» капитана Владислава Волошина (Документ № 1), за которым был закреплён штурмовик Су-25М1 с бортовым номером 08. Вместе с ним 17 июля с аэродрома Чугуев должны были взлететь истребители-перехватчики МиГ-29 МУ1 с бортовым № 29 и Су-27 № 36. Названы фамилии пилотов основного состава и их дублёров. Сразу отметим, что в приказе полковника Дубовика звучат одни фамилии, но при этом, по сведениям нашего источника, в других штабных документах фамилии лётчиков, вылетавших 17 июля для выполнения задачи № 1, были засекречены и изменены на Евтушенко, Савицкий, Верховецкий, Ветлицкий…

Начальник лётной подготовки в/ч А4104 Роман Куценко. Это он поставил свою подпись под полётной картой капитана Волошина

По данным офицера в/ч А4104, к которому был произведён залегендированный подход, боевой вылет для проведения спецоперации в район Торез — Снежное осуществлялся на машине Су-27.

«Задача прикрытия: воздушное грузовое судно «Боинг», перевозившее гуманитарную и военную помощь для ополчения ЛНР, ДНР. Фактическая задача: уничтожение пассажирского воздушного судна».

(К свидетельствам этого офицера, записанным на диктофон, мы вернёмся ниже.)

К сожалению, мы пока не располагаем планами полётов Су-27 и МиГ-29, однако можем представить боевую операцию в воздухе, в которой одновременно задействованы штурмовик и два истребителя-перехватчика.

Когда мы показали копию полётной карты и двух приказов заслуженному лётчику-испытателю Рубену Есаяну, он отметил, что, конечно, эти документы должны пройти сводную экспертизу, но при этом сразу сказал:

— А я так и думал! Для штурмовика

Су-25 проблематично догнать «Боинг», его тогда должны были вывести близко к нему. На догон цели ему потребовалось бы больше времени. А вот истребители Су-27 и МиГ-29 — сверхзвуковые самолёты, они могли быстро набрать эту высоту и догнать «Боинг-777». Это самолёты воздушного боя. Думаю, что «Боинг-777», рейс МН17, сбил или МиГ-29, или Су-27. Скорее, фронтовой истребитель МиГ-29, который оснащён и пушками, и ракетами для поражения воздушных целей.

Кстати, я летал на «Боинге-777», проводил испытания этого самолёта в 1998 году в Соединённых Штатах, в Сиэтле, для наших авиакомпаний. У него крейсерская скорость 900 км/ч. При такой скорости 60 километров пролетаешь за 4 минуты. Лётчик, который сбивал его, он спешил, он боялся, что 4 минуты — и «Боинг-777» успеет выскочить. Поторопился, он раньше начал стрелять по нему, понимаете как. А у него задача была сбить так, чтобы обломки упали на границу. А получилось то, что получилось.

Я с уверенностью могу сказать, что «Боинг-777» не был сбит «Буком». Когда показали обломки малайзийского авиалайнера, я увидел фрагмент левой стороны пилотской кабины и в районе пилотской кабины, слева по борту, повреждение фюзеляжа, напоминающее след от пушечного снаряда. Четыре или пять пробоин. Пилот истребителя явно метил в кабину. Значит задача была — бить по пилотской кабине. Не по двигателям. Потому что, если бы стрелял по двигателям, двигатель загорелся, экипаж бы доложил, что пожар двигателя. А бить туда, где находится экипаж, чтобы сразу вывести из строя, чтобы не успели ни доложить и ничего сказать. Это и произошло.

Вот такую реконструкцию расстрела воздушного суда провёл заслуженный лётчик-испытатель Рубен Есаян. Вы скептически скажете, что он гражданский пилот? В мире авиации Есаян — авторитетнейший эксперт, участвовавший в разборе десятков лётных происшествий. Кстати, почитайте на досуге о Рубене Татевосовиче (см. «Мы не камикадзе«, «Совершенно секретно» № 12/389, декабрь 2016).

И О ПОГОДЕ

Добиваться правды от страны, в которой уже более трёх лет воюют с собственным народом, дело малоперспективное. У них боевые самолёты в этот день «не летали».

Командир звена, капитан Владислав Волошин

У них лётчик Волошин, попавший в фокус общественного внимания, по совету своих «пиарщиков» из СБУ рассказывал: «Су-25 не предназначен для поражения таких целей, как «Боинг». Мы летаем ниже…

Главное — мы не выполняли полёты с 17 июля 2014 года. У нас не было погоды. Элементарно. Но об этом даже никто не задумывается. Ведь самолёты могут выполнять взлёты и посадки при определённом метеоминимуме. Это показатель облачности, видимость горизонтальная… Да, «Боинг-777» летел. Но, извините, у «Боинга» и средства гораздо круче, чем у Су-25. «Боинг» на посадку может зайти без видимости полосы. А мы не можем — только при визуальной видимости, а её тогда не было. Тогда шёл дождь, была сплошная облачность, 10 баллов, небо полностью было закрыто облачностью. Мы не могли лететь».

Нелётная погода? И мы по совету Волошина задумались и обратились к гендиректору известной компании Gismeteo Юрию Шмелькину с просьбой предоставить нам сводку фактической погоды за 17 июля 2014 года в этом регионе Украины. В результате получили данные метеостанций Днепр-34504 (г. Днепропетровск), Харьков-34300 (г. Чугуев расположен в 36 км от Харькова) и Дебальцево-34524 (район катастрофы).

Если лётчик Волошин 17 июля находился на военном аэродроме в посёлке Авиаторское под Днепропетровском, то, действительно, в этот день наблюдался «ливневый дождь слабый». Причём в 15:00 осадков не было — 0 мм. А в 18:00 было 2 мм осадков. Но при этом высота нижней границы облаков составляла 1000—1500 метров, а метеорологическая дальность видимости была 10 километров. Как там у капитана Волошина — «небо полностью было закрыто облачностью»?

Кстати, если почитать газетные отчёты о лётной подготовке 299-й бригады тактической авиации, то можно найти, например, такие признания «николаевских асов»: «сегодня мы отрабатывали при сложной погоде упражнения на посадку, чтобы можно было летать во всех условиях», «теперь я могу выполнять задачи в любых метеоусловиях днём и ночью» (это декабрь 2013 года); «лётный состав военных лётчиков восстанавливал навыки пилотирования на штурмовиках Су-25 в различных метеоусловиях» (это в ноябре 2012-го).

И о погоде. Корреспондент ТАСС сфотографировал место катастрофы в Грабово вечером 17 июля 2014. Посмотрите на небо. Нелётная погода?

А вот если капитан Волошин вылетал 17 июля с аэродрома Чугуев, как это следует из приказа командира в/ч 4104 Геннадия Дубовика, то погода тут с трёх до шести вечера шептала: осадки — 0 мм, высота нижней границы облаков 1000—1500 метров, метеорологическая дальность видимости — 10 километров… И напоследок о погоде в Дебальцево между 15:00 и 18:00 — 0 мм осадков, погода между сроками наблюдения — пасмурно, метеорологическая дальность видимости — 20 километров.

Стреляй не хочу!

Как сказал по этому поводу лётчик-испытатель Рубен Есаян: «Что значит не имели возможности летать, если такая погода? Все самолёты — и боевые, и пассажирские — имеют минимум погоды. Это нижняя граница облаков и видимость, при которой он может произвести взлёт и произвести посадку. А нижняя граница облаков не настолько низко, чтобы самолёт не мог взлететь».

ГДЕ БЫЛ ЛЁТЧИК ВОЛОШИН?

Мы понимаем, что наш кейс «чугуевских» документов опровергает официальную насквозь лживую версию Киева, но при этом он расходится и со свидетельством механика авиационного вооружения первой эскадрильи бригады тактической авиации ВВС Украины Евгения Агапова. В декабре 2014 года Агапов дал анонимное интервью «Комсомольской правде», а в июне 2015-го зафиксировал свои официальные показания в Следственном комитете РФ. Напомним, механик Агапов тогда рассказал, что «17 июля самолёты летали регулярно, с утра начали летать. После обеда в воздух подняли три самолёта Су-25. Два впоследствии были сбиты. Вёрнулся один самолёт. Лётчик капитан Волошин вылез из кабины. Находясь рядом с ним… техсостав спрашивал замечания по самолёту. В дальнейшем он шёл с остальными лётчиками, и я услышал фразу от него — «самолёт не тот».

Главное несовпадение с нашими «чугуевскими» документами заключается в том, что, по словам Агапова, в начале июля он вместе со всем лётным составом уже был переброшен из Чугуева на военный аэродром в посёлок Авиаторское под Днепропетровском: «В середине июня 2014 года я был направлен в командировку, авиачасть перебазировалась в Чугуев, осуществляли вылеты, применяли боекомплекты. Две недели находились в Чугуеве, после перебазировались в Днепропетровск. В начале июля получается».

Так что если верить Агапову, то Волошин должен был 17 июля лететь по другому «Плану полёта», но для нас важнее подтвердить, что самолёты 299-й БТА в этот день вылетали на боевые задачи. Допускаем, что чугуевский секретный «План полёта» № 734 вполне мог быть запасным.

Впрочем, у нас тоже есть показания свидетелей и очевидцев. О вылетах из Чугуева…

«ОНИ УЛЕТЕЛИ ВЫПОЛНЯТЬ ЗАДАЧУ № 1 ПО УНИЧТОЖЕНИЮ ВОЗДУШНЫХ ЦЕЛЕЙ ГДЕ-ТО В РАЙОН ТОРЕЗ — СНЕЖНОЕ»

Благодаря нашему «источнику N» нам удалось получить аудиозаписи разговоров «по существу» с тремя военнослужащими в/ч А4104, которые 17 июля 2014 года «осуществляли обслуживание и обеспечение полётов на аэродроме Чугуев». Помните приказ № 702 полковника Дубовика? При желании голоса этих свидетелей можно легко идентифицировать. Вёл разговоры и записывал их человек, которого мы условно назовём «источник B». Один из его собеседников — начальник штаба в/ч А4104 подполковник В.С. Батурин. В июле 2014 года он занимал должность командира отдельного батальона аэродрома технического обеспечения авиационного полка. Сразу скажем — Батурин понимает всю опасность разговора, с «источником B» он согласился встретиться только из-за просьбы некоего Толи. По-видимому, бывшего сослуживца, которому подполковник Батурин чем-то крепко обязан. Но это не мешает ему в процессе разговора вешать собеседнику лапшу на уши. А может быть, не лапшу? Батурин даёт информацию, отличающуюся от данных, указанных в приказе командира авиачасти Дубовика. Вместо бортов № 08, № 36, № 29 он называет самолёты под номерами № 63, № 64 и № 52. Вместо фамилий пилотов Волошин, Ручко и др. он упоминает псевдонимы — Евтушенко, Савицкий, а также говорит о «неизвестном лётчике «сушки» № 52, который прибыл из Кировограда».

Но это не так важно. Потому что в разговоре начштаба авиачасти А4104 подтверждает главное — 17 июля 2014 года боевые самолёты «улетели выполнять задачу № 1 по уничтожению воздушных целей, где-то в район Торез — Снежное». И задача была выполнена. Мы расшифровали и печатаем этот разговор во всей его первозданной красе:

Документ № 4

(Прослушать аудиозапись разговора с начальником штаба в/ч А4104 подполковником В.С. Батуриным [Cвидетель № 1].)

Расшифровка беседы с начальником штаба в/ч № А4104 подполковником Батуриным В.С.:

«Источник В»: И что вы говорите, я тут… Станиславович, скажите, что вы сможете мне сказать по вопросу 17 июля, когда там произошла трагедия в районе Грабово? 17 июля, какие у вас были на то время… и, что вы можете сказать… полёты — были, не было полётов, что вы можете в двух словах сказать с вашего полка?

Батурин В.С.: Ну, ребят, что я могу пояснить, ребят, вы же понимаете, что это серьёзные вопросы, поэтому так распространяться… это информация очень закрытая, можно поизбавиться и погон, и должностей, и всего остального, но если вы от Толи, я Толю хорошо знаю, вот как бы могу вам в двух словах обрисовать, это моя информация, вот, которая у меня есть, которую я проанализирую, которую я имею. Вот…

И.: Хорошо, скажите пожалуйста… Скажите, именно 17-го числа какие выполнялись полёты вот в том районе и задания какие лётчики выполняли?

Б.: Ну, вот смотрите, 15-го числа к нам накануне, по-моему, 15-го числа, из Кировограда прислали борт № 52 «сушка», вот якобы для выполнения…

И.: 15-го?

Б.: 15-го, 15 июля 2014-го года пригнали «сушку» из Кировограда, это точно я знаю, якобы для технического переоборудования, ну чего-то странно загнали её в ангар и всё. Всё. 15-го загнали в ангар, 16-го у нас не было, по-моему, полётов, а 17-го согласно регламента были вылеты. Вот, должны были 17-го числа, 17 июля 2014 года, согласно графика должны вылетать борты № 63 и № 64.

Штурмовик Су-25 № 64, 299-я БТА

И.: Это вы то, что знаете?

Б.: Да, согласно записям по журналам и всё… Вот. Но вместо № 63 борта, вылетел вот этот № 52, который прибыл из Кировограда. Тоже странно как-то, вот, который не записан, ни по журналам не проходит, нигде не проходит.

И.: Я понял. Скажите, пожалуйста…

Б.: Вот они улетели выполнять задачу № 1, курсовая задача. Это задача № 1 по уничтожению воздушных целей, где-то в район Торезово, где-то туда, Снежное и Торез, тот район выполняли.

И.: Это на том месте? Это Грабово, да?

Б.: Да, это маленький населённый пункт, находится между этими населёнными пунктами, туда они улетели.

И.: А как, скажите, как эти самолёты выполняют эту боевую задачу, полностью оборудованы боевыми установками или как?

Б.: Ну, вы взрослый человек, самолёты, которые выполняют задачу № 1, боевые задачи № 1, значит — боевое вооружение. Это туда входят ракеты «воздух — земля», пушечные установки. Вот такое.

И.: Это боевые?

Б.: Ну конечно, боевые, он на боевую задачу летит.

И.: И используют это всё?

Б.: Естественно, исп»


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!