15 июня 2017 года на страницах информационного портала «Интерия», принадлежащего немецкой компании «Бауэр Медиа Польша», было опубликовано интервью с профессором, доктором наук Ягеллонского университета Андреем Хвальбой, которое взяла главный редактор Эвелина Kарпинская-Морек. В нем были затронуты проблемы сложных российско-польских отношений.

Как известно, есть два вида интервью: 1) журналист занимает нейтральную позицию и озвучивает только мнение собеседника; 2) журналист стоит на определенной позиции, подтверждаемой интервьюируемым. В нашем случае, мы имеем дело со вторым вариантом. Основной тезис интервью — Россия несет ответственность за ухудшение отношений с Польшей.
По этому поводу в интервью было сказано: «Трагедия под Смоленском привела к тому, что российская власть получила еще один инструмент, который использует в своей политической игре. Самолет, а также вопрос увековечения места катастрофы, являются предметом торга и давления на польскую сторону, вынуждая ее идти на уступки. В то же время, используя трагедию под Смоленском, Россия пытается внести раскол в польскую политику».

Мы не знаем какие «уступки» навязывает Россия. Также покрыто тайной то, почему Российская Федерация после катастрофы предложила польской стороне принимать широкое участие в расследовании. Это предложение было отклонено и, благодаря бывшему премьер-министру Дональду Туску, дело о расследовании катастрофы было полностью передано восточному соседу Польши.
Партия «Право и Справедливость» воспользовалась этим и обвинила бывшее правительство в том, что оно полностью проигнорировало катастрофу и не проявило интереса к ходу расследования.

Парадоксально, но Польша отказалась от участия в процессе, а когда сменилась власть, начала обвинять в катастрофе Россию.
Видимо, партии «Гражданская платформа» и «Право и Справедливость» не нуждаются как в расследовании Смоленской трагедии, так и в проявлении показной ненависти. Если бы последнее действительно имело место, это означало бы, что перед смертью Леха Качиньского обе партии сотрудничали друг с другом, хотя все было наоборот.

«Известно, что Путин предпочитает «говорить с каждым из них (стран ЕС) в отдельности», — говорит Хвальба, указывая на еще одно доказательство манипуляций со стороны Москвы.

При этом возникает вопрос, насколько страны ЕС имеют общее мнение?

Введение санкций в отношении России и иммиграционный кризис ясно показали, что европейские страны не стремятся к сплочению ЕС в единое государство, а, скорее наоборот — стремясь к большей самостоятельности, выступают против господствующего положения Германии.

Европейский Союз не является государством — это, по сути, содружество государств, основанное на договорных соглашениях. Как никто не видел посольства или Министерства иностранных дел ЕС, так никто не вспомнит ни одного из президентов США, который также «говорил с каждым из них (стран ЕС) в отдельности».

Невозможно обойти и военные темы, например, наличие ядерных боеголовок в Калининградской области (территория России), «агрессию» в Грузии, или мифическое нападение на Украину, в которой даже не введено военное положение.
По мнению Хвальбы «напряженность и военная риторика постоянно обновляет и укрепляет негативные эмоции польско-русских отношений». Профессор также признает, что «русская мягкая «сила» — экспорт русской культуры, газа и нефти на европейский рынок более эффективен, чем армия. Это действует!»

Каким образом это происходит? Какую роль играет Хор Александрова для России, например?
Как известно, культура всегда способствовала примирению, взаимопониманию между народами, на этом, например, основывался Сарматизм. Неужели отказ Польши от проведения «польско-российского года» или попытки запретить выступления российских артистов подтверждают наличие российской агрессии?

На Висле вошел в моду термин «газовый шантаж». В то же время, Германией были подвергнуты критике планы строительства трубопровода в обход Польши. А Варшава, несмотря на обещания новоиспеченных политиков, не сделала ничего, чтобы стать энергетически независимой. Более того, во имя директив ЕС почти полностью была уничтожена польская горнодобывающая промышленность.

В интервью Хвальбы говорится также о негативной роли России, которую она сыграла в истории обеих стран. Профессор признает, что Россия подавляла польские восстания и то, что после Венского конгресса польская элита поддержала политику царя. Дискуссия по этому поводу в самой Польше идет уже несколько лет.

Теперь остановимся на том, что не узнает читатель из данного интервью? Не узнает о том, что Польша первой ввела санкции против России (но больше на них и потеряла); что «война с памятниками», запущенная правительством, вызвала в России волну возмущения.
Не узнает также, что центральным стержнем русофобии является польская поддержка Украины, осуществляемая любой ценой.
В то время как большинство европейских стран громко заявляют о том, что санкции дают противоположный результат, в Польше хотят окружить Россию стеной. Но этот факт совсем не мешает украинским лидерам торговать с «агрессором».
Сегодня в польской политике доминирует русофобия в самом жестком варианте. Роман Дмовский как-то сказал: «поляки больше ненавидят Россию, чем любят Польшу».

Со стороны может показаться, что речь идет о выделении помощи Украине от московской угрозы. На самом деле, речь о другом.
«Право и Справедливость» теоретически можно отнести к патриотическим партиям. Когда создавалась эта партия, она представляла собой реальную угрозу для слабых объединений правых сил.

Прямо можно сказать, что почти все правые в Польше были временно объединены братьями Качиньскими.
ПиС пришла к власти, опираясь на лозунги против Евросоюза и предлагая нации независимость от Запада. Затем Качиньский также эффективно разыграл эту карту во время последних выборов (во время которых, кстати, никто не вспоминал о Смоленске), но после захвата власти полностью забыл обо всех обещаниях.

Оказалось, что единственная партия, способная поколебать главенствующее положение Евросоюза в Польше (а заодно, в Чехии, Словакии и Венгрии) не имеет ни малейшего желания это делать. Но, вместо этого полякам нашли нового/старого врага — Россию.

Давид Худжец специально для ИА "Новороссия"


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!