На излете СССР, среди его граждан было модно считать, будто свобода — это возможность безнаказанно критиковать государственного рулевого. Затем, с приходом капитализма, выяснилось, что президент далеко, а возможность критиковать непосредственное руководство — куда полезнее. Впрочем, было уж поздно. Сегодня же мы пришли к тому, что любая критика «нежелательна» и даже «опасна».

А ведь какой занятный вышел парадокс. На протяжении двадцати с лишним лет, политики и чиновники разных калибров неустанно декларировали построение воспетого западными СМИ гражданского общества. Примерно о том же, в кровь стирая языки, говорили самые разные журналисты. От грантоедов-либералов, до патриотов-государственников. Организуем, дескать, правильное гражданское общество, которому не плевать, а там и коррупцию задушим, и другие государственные заболевания вылечим.

Судили-рядили, да так ничего приличного и не выстроили. Потому, что разговоры о демократии и новой жизни — дело, безусловно, приятное и выгодное с точки зрения политических баллов, но кушать всем хочется. Эдак родится гражданское общество, да как начнет коррупцию своей гражданской ответственностью и небезразличием выжигать. Аморфная народная масса куда более управляема. Дал отмашку — знаменами машут, не дал — по домам сидят и проблемы бытия на кухнях пережевывают.

Хуже всего приходилось журналистам. Причем, как тем, кто не покладая рук страну разваливал, так и тем, кто мечтал ее сохранить, оздоровить и укрепить. Вроде нет Полиции Мысли, «черные вороны» по ночным улицам не кружат, а из людей слова не вытянешь. Одно дело — на взяточничество жаловаться вообще, и совсем другое — обратиться к журналистам и вывести конкретного коррупционера на чистую воду. Разве своих проблем мало?! А тут еще с властью конфликтовать. Дураков нет.

Донецкой Народной Республике несказанно повезло. По-настоящему и без всяческих скидок гражданское общество зародилось тут самостоятельно. Не пришлось его ни строить, ни, тем более, воспитывать. Внешнее давление и во многом правильная внутренняя риторика сплотили народ Донбасса. Более того, заставили поверить, что ДНР — это не просто ареал их обитания, но свое государство, где хозяева — простые люди, а не чиновники и олигархи.

Не хотелось бы опускаться до пошлого восторженного пафоса, однако же многие коллеги-журналисты в то страшное время отмечали в частных беседах, что дончане полны энтузиазма и действительно готовы строить новое справедливое государство.

Оно и понятно. Свой дом — это не царские палаты, где ты лишь прислуга. Люди поверили, что теперь они не какие-нибудь налогоплательщики, не электорат даже, а самые настоящие граждане, которым важно, что в их стране происходит. За нее — свою страну, многие были и умереть готовы. Не сами, так хоть другие по-людски жить будут.

Журналисты (а к тому времени, на Донбассе, за редким исключением, остались лишь настоящие патриоты) трудились не покладая рук. Граждане стали для них крепкой опорой. В своем доме, не желали они видеть ни взяточников, ни казнокрадов, ни бездарей, получивших должности едва ли не в наследство. Людям хотелось честных социальных лифтов, которые возят лишь порядочных, между этажами не тормозят, и в шахты не падают. Чтобы на смену бесполезному самодуру-чиновнику пришел молодой и талантливый специалист, заинтересованный в процветании республики, а не в строительстве еще одной дачи.

Такого социального прорыва, земля Донбасса не видела уже много лет. Несмотря на войну, со всеми сопутствующими ей опасностями, люди не боялись думать, говорить, критиковать и направлять.

Но, как уже было сказано выше, чиновники хотят кушать. Сытно и пять раз в день. Желательно — в ресторанах, что на бульваре Пушкина. Впрочем, приличные заведения и на набережной Кальмиуса имеются.

К сожалению, приходится констатировать, что местные власти, имея возможность рискнуть и построить нечто качественно новое, избрали путь наименьшего сопротивления. Гражданская активность неуместна в тихом болоте, которое все больше напоминает ДНР. По сути дела, государство быстро взяло под контроль все общественные процессы. Хочешь выражать гражданскую позицию — вступай в наши общественные движения и размахивай флагом строго по расписанию. Хочешь помогать нуждающимся — вступай в наши благотворительные организации и помогай от имени республики. А то ведь сторонние наблюдатели могут что-нибудь неверно истолковать.

А вот критиковать нельзя в принципе. Те же, кто считает, будто мы сгущаем краски, могут полюбопытствовать, сколько избранных народом депутатов были выброшены из Народного Совета с формулировкой за систематическую критику власти. О журналистах, которые раньше не боялись колесить по линии фронта, а ныне изо всех сил занимаются государственным пиаром, нечего даже говорить. Исключения встречаются, но с каждым днем все реже.

Да и с кем, скажите на милость, им работать? Огонек надежды в глазах людей давно погас. На смену одним — «регионаловским» хозяевам жизни, пришли другие, а «народность» республики под вопросом. Из граждан, снова в электорат задвинули, воссоздав общество «хатоскрайщиков».

В ежедневной работе, журналистам редакции сайта «Патриотические силы Донбасс», все чаще приходится сталкиваться с данным явлением. Не столько потому, что люди боятся, сколько от их безразличия. Ведь если государство «не мое», то, вроде как, и не жалко.

Когда помощи ждать больше неоткуда, а положение безвыходное, люди, по старой памяти, идут к журналистам. Но если беда миновала, то можно и забыть. Разве ж важно, что кто-нибудь (а, быть может, ты сам) снова угодит в тот же капкан, если сам уже выкарабкался? Гражданину важно, а вот электорат безучастен.

На днях был и вовсе поразительный случай. Человеку пришлось столкнуться с чудовищной несправедливостью. Притом, в учреждении, на которое регулярно поступают жалобы. Это, казалось бы, замечательная возможность предать ситуацию огласке и уберечь тысячи сограждан от серьезных проблем. Но гражданин, при помощи добрых людей, уже выкарабкался. Что будет с прочими — не его забота. Говорить с прессой отказался даже на условиях анонимности. Говорит, что не страшно, нет. Говорит, что просто не хочется. Лень.

Всем кажется, что разумнее отсидеться и промолчать, но с таким отношением, глупо ожидать позитивных изменений и повышения уровня жизни. Как бы там ни было, но кроме граждан республики, навести в ней порядок некому. Можно умереть от старости, дожидаясь лучшей жизни, но волшебник в голубом вертолете не прилетит.

К слову, власти, если она действительно заинтересована в создании народного государства, также следует не множить «хатоскрайщиков», а поддерживать и укреплять гражданское общество. Или то, что от него осталось.

Павел Климов

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!