Борьба с терроризмом получила новый фронт. 5 июня ряд арабских стран разорвал дипломатические, торговые и транспортные отношения с Катаром, обвинив Доху в поддержке террористических группировок.

В понедельник в Арабском мире произошло крупное ЧП с пока неясными, но гарантированно негативными последствиями для всего мира. Бахрейн, Саудовская Аравия, Египет, Йемен, Ливия, Объединенные Арабские Эмираты, а спустя несколько часов Мальдивы и Маврикий, разорвали дипотношения с Катаром, запретили своим граждан посещать эту страну, закрыли транспортное сообщение с ней, а гражданам и дипломатам Катара дали ограниченный срок на выезд со своей территории.

Как сообщают СМИ, транспортная и торговая блокада со стороны ближайших соседей может привести к нехватке продовольствия и товаров народного потребления в стране. Отметим, что Катар серьезно зависит от импорта в этих сферах, и чуть ли не половина поставок до вчерашнего дня шла через Саудовскую Аравию. В ответ власти Ирана, до того бывшего чуть ли не единственным «официальным изгоем» в регионе, уже заявили, что готовы поставлять продовольствие Катару, внезапно пополнившему эти ряды.

Формальной причиной обструкции официальной Дохи названа поддержка Катаром некоторых радикальных исламских организаций, признанных в других странах террористическими. Соответствующее обращение катарского эмира шейха Тамима бин Хамад Аль Тани было опубликовано государственным информационным агентством Катара в прошлом месяце. В нем шейх выражает поддержку «Братьям-мусульманам» и предлагает мир Ирану. В Дохе обвинения в публикации отвергают, а обращение называют подделкой, которую разместили злоумышленники, взломавшие ресурс. Но оправдания в этот раз слушать не стали, и переговоры решили не вести.

Война компроматов, тут же развернувшаяся в медиа успехов тоже не принесла. Государственный телеканал Катара «Аль-Джазира» опубликовал информацию о взломе электронной переписки посла ОАЭ в США Юсефа аль-Отайба, в которой дипломат обсуждает организацию кампании против Дохи. Также, попавшая в СМИ переписка свидетельствует о причастности ОАЭ к неудачной попытке государственного переворота в Турции и поддержке оказанной Эмиратам в противодействии палестинской организации ХАМАС и египетским «Братьям-мусульманам». В ответ Financial Times сообщила, что недавно власти Катара заплатили террористам выкуп в миллиард долларов за взятых в плен членов правящей семьи, проспонсировав таким образом радикальные группировки на крупную сумму. Прямо на глазах «мокнет» репутация всех сторон. Но де-факто коллективную ответственность за терроризм похоже, собираются возложить исключительно на Катар.

А был ли мальчик?

Был ли взломан государственный ресурс Катара, и обращался ли эмир к соседям и согражданам, на самом деле, не известно, да это уже и не слишком важно. Большинство обозревателей сходятся во мнении, что политическая реакция стран региона выглядит скоординированной и спланированной, а значит, для старта антикатарской кампании нужен был только повод, который могли, как создать, так и просто выбрать.

При этом стоит отметить, что, по мнению экспертов, реальные основания для обвинения Дохи в поддержке радикалов есть. В частности, упомянутая выше организация «Братья-мусульмане», ставшая основной силой, осуществившей госпереворот в Египте, в Катаре разрешена. Там же, по сведениям СМИ, располагается правительство ХАМАСа в изгнании и пяд руководителей движения «Талибан». В целом, власти Катара с самого начала считались спонсорами и выгодополучателями «арабской весны», в ходе которой, напомним, в ряде стран региона вспыхнули гражданские и религиозные конфликты, а после перераспределились места на мировых рынках газа и нефти.

Кстати, среди прочих пострадавших стран есть и Сирия, на территории которой сегодня располагается одни из крупнейших театров боевых действий. И, как отмечает обозреватель Игорь Дмитриев, запрещенная ныне в большинстве стран мира организация ИГИЛ не случайно появилась в новостном пространстве в том самом 2013 году, когда в Египте отодвинули от власти аффилированных с Катаром «Братьев-мусульман».

Отдельное внимание стоит уделить и информационному ресурсу Катара — каналу «Аль-Джазира», который некоторые даже называют «арабским Би-би-си». Это, пожалуй, единственное СМИ, подробно освещающее деятельности ИГИЛ, Аль-каиды и прочих террористических группировок, с доступом к информации, их тренировочным лагерям и возможностью взять интервью у засекреченных персоналий. Кстати, в России «Аль-Джазира» известна со времен чеченских компаний именно эфирами с участием представителей боевиков. А в 2004 году в эфире именно этого государственного телеканала исламский богослов Юсуф Кардави заявил, что «Россия — враг ислама» и призвал к джихаду против РФ.

Таким образом, с высокой долей вероятности можно утверждать, что руку к перманентному кризису в регионе последних лет власти Дохи однозначно приложили, и обвинения в поддержке терроризма обоснованы. Но почему активность Катара привлекла внимание только сейчас?

Страна отпущения

Как сообщает известный ресурс WikiLeaks, власти США еще в 2014 году знали о финансировании радикальных группировок как Дохой, так и Эр-Риядом. По данным доклада, соответствующая информация содержалась в одном из писем экс-госсекретаря Хиллари Клинтон. «Несмотря на то, что эта военная/полувоенная операция продвигается вперед, нам необходимо использовать наши дипломатические и более традиционные разведывательные активы, чтобы оказать давление на правительства Катара и Саудовской Аравии, которые оказывают подпольную финансовую и материально-техническую поддержку ИГИЛ и другим радикальным суннитским группировкам в регионе», — писала глава американского внешнеполитического ведомства почти три года назад. Но, как видим, никаких особых действий Вашингтон тогда не предпринял. Почему?

Как саркастично подмечает Игорь Дмитриев: «Изначально Сауды работали с республиканцами, и их нефтяными корпорациями, но потом поняли, что работать надо «с креслом» независимо от того, кто там сидит, и стали отстегивать на демократов. А вот Катар изначально проект тех структур, которые условно принято называть демократами. То есть мировой финансовой олигархии с их привычным набором инструментов: фондовые рынки, современные медиа, гражданское общество и прочий фейсбук».

Спорить с тем, что технологии «арабской весны», позже докатившиеся до Украины, изобретены явно не в Катаре бессмысленно. В официальной же плоскости Катар давно является союзником США на Ближнем Востоке. Здесь расположена американская военная база, и численность расположенного там иностранного персонала сопоставима с катарской армией, которую обучают и вооружают те же американские инструкторы. США и Катар декларативно сотрудничают в борьбе с международным терроризмом, правда, все время расходятся во мнении, кого же считать террористом, а кого всего лишь «оппозицией». Что касается основного источника доходов страны — добычи и импорта газа, то этот сектор катарской экономики и вовсе создан и обслуживается исключительно благодаря американским корпорациям. Перефразируя известное заклинание о том, что «Украина — это Европа» можно смело утверждать: «Катар — это Америка», точнее, американский протекторат с поправкой на восточный колорит.

Как предполагают некоторые аналитики, на исходе последней каденции Барака Обамы США были близки к тому, чтобы «назначить» Саудовскую Аравию виновной в распространении терроризма по всему региону и за его пределами. Достанься победа на выборах представителю демократов Хиллари Клинтон, вполне возможно так бы и случилось. Ярлык «мирового злодея» повесили бы на Эр-Рияд, в то время как Доха оставалась бы «чиста» перед мировым сообществом. Но власть в Штатах поменялась, и новая администрация, очевидно, сделала ставку на саудитов, откуда президент Трамп, напомним, буквально на днях привез подписанные договоры на сумму около 350 млрд. долларов.

На вчерашний дипломатический скандал, что характерно, в Вашингтоне реагируют крайне сдержано. Как отметил госсекретарь Рекс Тиллерсон, «важно, чтобы государства Персидского залива остались едиными». При этом сам по себе кризис «борьбу с терроризмом не подрывает», и консолидированный бойкот Дохи — не более чем меры, предпринятые странами региона, в целях устранения накопившихся разногласий.

На фоне многолетнего прямого участия Штатов во всех процессах на Ближнем Востоке жесткое заявление Тиллерсона похоже на «холодный душ» для ближневосточных американских партнеров. Но, вполне возможно, что это и есть новая стратегия Америки при Трампе. На встрече с лидерами мусульманских стран президент США заявил: «Лучшее будущее возможно только тогда, когда ваши народы выгонят террористов и экстремистов. Выгонят их. Выгонят их из ваших молитвенных домов. Выгонят их из ваших общин. Выгонят их с этой земли». Иными словами, решать проблемы в виде радикальных исламистских группировок, которые Америка создала рыхлым и изнеженным нефтяным режимам, владельцам нефтевышек предлагается самостоятельно. Проблемы поверивших предшественникам-глобалистам, это проблемы национальных элит, и шерифа-протекциониста они мало волнуют. Кстати, в это предположение укладывается и недавнее разочарование Штатами немецкого канцлера Ангелы Меркель, и даже скандал по поводу выхода США из Парижского соглашения по климату.

Новый хозяин Белого дома руку с мирового пульса, конечно, убирать не собирается, от глобального лидерства и решения глобальных проблем не отказывается, но только не за счет прямого донорства со стороны США.

Сначала Сирия, потом Украина?

К тому, что дела у сил, объединенных неприятием режима Асада, в целом, и у ИГИЛ в частности, скоро пошатнутся, склоняется большинство экспертов. Вне зависимости от того, как будет развиваться катарский кризис, а он пока имеет все шансы не перерасти в конфронтацию и ограничится дипломатическими рамками, сигнал на сворачивание поддержки радикалов дан вполне внятный. А токсичный титул «главного спонсора терроризма», как видно даже по той подборке взаимных компроматов, что стороны выложили в Сеть, может легко перейти чуть ли не к каждой стране Аравийского полуострова. Была бы политическая воля западных кураторов. И если она есть на Ближнем Востоке, почему бы ей не быть и на Украине, ситуацию в которой многие аналитики давно увязывают с сирийским конфликтом.

«Как видим, Трамп активно выполняет свое предвыборное обещание о борьбе с ИГИЛ. Во-первых, на майском саммите он добился официального присоединения НАТО к антиИГИЛовской коалиции. Во-вторых, мы увидели дипломатическую изоляцию одного из спонсоров ИГИЛ Катара со стороны ориентированных на США Египта, Саудовской Аравии, ОАЭ. И это результат недавнего визита Трампа на Ближний Восток. Плюс — перезапущенные отношения между США и Турцией, что также поможет в войне с ИГИЛ. И это заслуга Трампа, — отмечает украинский политолог Дмитрий Корнейчук. — Таким образом, можно отметить системность Трампа в своей работе. А значит, есть надежда, что «Большая сделка» по Сирии-Украине между Трампом-Путиным будет доведена до логического завершения. Как бы не пытался ставить «палки в колеса» демократы в США и Порошенко, забывший, что он просто марионетка Вашингтона».

Существует сделка или нет, вопрос, на самом деле, из области конспирологии. Но реакция «больших игроков» на антикатарскую дипломатическую атаку почти одинакова. «Эта проблема — дело этих государств, как и их двусторонние отношения, поэтому Россия в эту ситуацию вмешиваться не собирается и намеривается поддерживать добрые отношения со всеми государствами Ближнего Востока и сообща с ними бороться с теми угрозами, которые несет сегодня международный терроризм», — сдержано сообщил министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Похоже, делать выводы о новых ближневосточных раскладах Москва будет позже, когда кризис реально отразится на положении дел на фронтах.

Между тем, если предположить, что под сурдинку антикатарской риторики Вашингтон и его союзники действительно постараются решить проблему с ИГИЛ, то украинский конфликт выйдет на первый план общемировой повестки. А в нем для США, наверняка прибегнет к той же тактике непрямого вмешательства. Достаточно легкого кивка из Вашингтона, чтобы гаранты «минска» из ЕС обеспокоились выполнением всего соглашения в частности, и плохо скрываемым неонацизмом своих киевских подопечных в целом. Правда, остается существенный вопрос — сделка всегда предполагает обязательства двух сторон, и что намерен получить Вашингтон за устранение последствий собственной предыдущей политики, пока не ясно. Как и то, на что готова пойти Россия.

Федор Золотов

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно! В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!