Еще одно событие, о котором знают даже не все специалисты — но которое являлось судьбоносным и забило последний гвоздь в гроб СССР — Киевский саммит СНГ марта 1992 года. Перед ним в течение месяца работала согласительная группа на уровне министров — про нее знают еще меньше.

В Киеве — должны были быть подписаны важнейшие документы — устав СНГ и документы о вооруженных силах СНГ. На самом деле не удалось договориться даже по минимальному варианту — о единых погранвойсках и границе.

Как это произошло?

В Киеве — уже в полной мере проявились два кризиса СНГ, в который объединение попало сразу после создания — экономический и кризис безопасности. Киевский саммит — первый после начала реформ Е.Т. Гайдара, которые он начал проводить вне зависимости от мнения других республик. Как мы знаем, ключевая идея реформ — т.н. «шоковая терапия», то есть резкий переход от регулируемых цен к рыночным. А так как у новообразованных государств не было собственных ЗВР и рублевый печатный станок остался в Москве — они с ходу попали в тяжелую экономическую ситуацию, когда для поддержания внешнеторговых связей с Россией нужны рубли, и для внутриэкономического оборота нужны рубли — а их нет, а те что на руках — быстро обесцениваются. Но если Москва может рубли и напечатать — то тот же Киев не может, и он должен отдавать реальные товары, если хочет иметь рубли. А рубли на руках — обесцениваются, причем быстро. Вот такой вот своеобразный «инфляционный межгосударственный налог». Надо сказать, что кем-кем, а дураком Гайдар не был — помните, как моментально появились товары на прилавках? Гайдару удалось в рекордно короткие сроки развернуть советскую ситуацию, при которой РСФСР была дойной коровой для всех республик в обратную сторону — теперь товарная масса из республик ускоренно вымывалась, а валюта обесценивалась. И прежде всего, удар пришелся по Украине, в которой продукты с полок начали пропадать только к самому концу перестройки.

Это экономический кризис, а кризис безопасности заключался в том, что на территории СНГ шло четыре войны — в Таджикистане, Карабахе, Абхазии и Южной Осетии (это если не считать войны в новогоднем Тбилиси 1992 года, когда по президентскому дворцу из гаубиц били — демократия это вам не лобио кушать, ага…) и Приднестровье. При этом самым опасным был конфликт в Нагорном Карабахе, единственный, рискующий перейти в войну между двумя государствами — Арменией и Азербайджаном.

Соответственно, всем кто вел эти войны — нужна была победа, а не мир, и нужны были собственные армии. Как в таких условиях говорить о единой армии — непонятно.

Специфика позиции Украины заключалась в том, что стремительная «украинизация» вооруженных сил запнулась о Черноморский флот, и Украина была настроена эту проблему решить. Решение проблемы заключалось, по мнению Украины в том, что Россия отдает Черноморский флот — и точка.

Вот с таким вот багажом конфликтов — участники собрались на киевский саммит СНГ.

Однако, я забегаю вперед, давайте вернемся даже не в февраль — а в декабрь 1991 года в Минск.

В Минске — на встрече председательствовал Л. Кравчук. Основной темой, которая стояла на минском саммите — был раздел армии. Украина заявила, что не будет участвовать в финансировании объединенных вооруженных сил СНГ, а будет платить за ту часть стратегических сил, которые находятся на территории Украины. Вопрос о Черноморском флоте Украина предлагала решить так: часть флота отнести к стратегическим силам, а часть — отдать Украине. В противном случае — делить надо и остальные флоты. Тут вмешалась Грузия и заявила, что она как черноморское государство — так же претендует на какую-то часть флота…

До начала саммита — Украина внесла два новых проекта соглашений, дополнительно к тем 14, которые предполагалось рассмотреть. Это:

— Соглашение о правопреемстве в отношении собственности бывшего СССР,

— Соглашение о возвращении историческим и культурным ценностям государств их происхождения. Учитывая то, что основные музеи страны были в Москве и Петербурге — намек был понятен. Украина претендовала на долю в ценностях от 16 до 30 процентов.

Основной конфликтный узел Минска — был все же в разделе армии. Ее предлагалось разделить то ли на две, то ли на три части. Первая — стратегические силы, то есть носители ядерного оружия. Вторая — обычные вооруженные силы, ОВС СНГ. И третья — республики сами получали возможность создавать свои ВС. Что Украина уже и сделала, создав Национальную Гвардию, причем подчиненную Раде, а не Президенту.

Россия настаивала на едином командовании ОВС СНГ со штабом в Москве. Украина, Молдова, Белоруссия и Азербайджан отказались подписывать соглашение о едином командовании над обычными вооруженными силами (кстати, интересный набор стран). Насчет стратегических сил вопрос был еще сложнее — Украина выступала за то, чтобы у стратегических сил был отдельный штаб, Москва настаивала на подчинении стратегических сил главкому ОВС СНГ. Второй конфликтный узел — Украина настаивала на том, чтобы каждая республика на своей территории решила, какие силы относятся к стратегическим, а какие нет. Россия требовала определить список стратегических сил централизованно. Третье — республики, на территории которых не было стратегических сил — отказались их финансировать. На что председательствующий Кравчук заметил, что кто не хочет находиться под их защитой — может не финансировать. Это была демагогия, потому что вероятность задействования стратегических сил в 1992 году была крайне низка — а вот денег не хватало*.

Короче по армии не договорились. Председатель постоянной комиссии по иностранным делам ВС Украины Дмитрий Павлычко по итогам Минска заявил: "Фактически произошел более резкий раскол между государствами, которые будут иметь общую армию (Россия, Казахстан, Туркменистан, Кыргызстан, Таджикистан, возможно, Узбекистан и Беларусь), и теми, кто хочет иметь свои вооруженные силы. Это очень важно, что две такие группы государств определились и что одобрено заявление о том, что государства СНГ не будут применять вооруженные силы для разрешения конфликтных ситуаций. Принят очень важный документ, предложенный Украиной, о принципах сотрудничества, в котором сказано о нерушимости наших границ. В общем, нам удалось отстоять свою независимость, а тем, кто хотел превратить СНГ в государство, в новую империю, этого сделать не удалось, хотя такие домогательства в Минске и присутствовали постоянно".

Позиция Украины в этом интервью — обозначена предельно четко, равно как и предел уступок, до которого она готова идти.

17 февраля — Кравчук дал пресс-конференцию по итогам явно провального Минска — а уже 25 февраля по инициативе Украины (!!) в Киеве 25 февраля собралось Межгосударственное консультативное совещание на уровне глав правительств и министров. Основная тема — своевременное выполнение долговых обязательств бывшего СССР. Но были и другие темы, прежде всего связанные с межгосударственными расчетами. Россия присутствовала, но как наблюдатель (!) и не подписала итоговое коммюнике.

Суть конфликта была в следующем: Б. Ельцин задекларировал, что Россия является полным правопреемником СССР, в том числе и по его долгам. Украина предлагала вариант, что каждая республика отдает заранее просчитанную долю — но его отвергли западные кредиторы. Такая ситуация — блокировала и обсуждение вопросов о советских активах как внутри страны, так и за рубежом — и вот этот вот вопрос и хотела стронуть с места Украина.

На совещание пригласили Латвию, Литву и Эстонию. Что самое удивительное — они приехали — это было единственное мероприятие СНГ, в котором участвовали прибалтийские страны. Хотя итоговое коммьюнике они подписать отказались.

"Десятка" же на уровне премьер-министров продекларировала создание Межгосударственного Совета по наблюдению за обслуживанием внешней задолженности и использованию активов СССР, которому и будет переподчинен Внешэкономбанк СССР. Рабочей группе СНГ поручено до 15 марта подготовить проект Устава Совета, предполагаемого постоянного органа, в котором республики имеют по одному равному голосу. Зарегистрирован старый-новый банк как юридическое лицо будет в Национальном банке Республики Беларусь.

Кроме того, участники совещания в Киеве постановили обратиться к Совету глав государств Содружества, чтобы "дать оценку решениям РФ относительно активов СССР и Внешэкономбанка СССР". Представители правительств приняли к сведению предложение Азербайджана о необходимости расширить понятия активов и резервов бывшего СССР, включив в него экспортные ресурсы вооружений и военной техники (в том числе урано-плутониевые ресурсы) по состоянию на 1 января 1991 года**.

Россия указанное коммюнике не подписала. То есть, если называть вещи своими именами, киевское совещание на уровне министров — это демарш Украины, которая видела совсем другой вариант развода, и к которой ситуативно присоединились остальные члены только что образованного СНГ. Ситуативно — потому что после того, как западные кредиторы отказались иметь дело с каждой республикой в отдельности, вариант с разделом долга не проходил — а значит, и активы тоже не должны были делиться. Но Украина плюс девять (и минус Россия) — подписали коммюнике, в котором предложили все-таки поделиться. Ничего кроме попытки «урвать» за этим не просматривается.

С другой стороны — скорее всего Кравчук и не думал, что ему удастся склонить Ельцина что-то отдать. Удастся — хорошо, а нет — удастся перевести разговор изначально в конфликтную стадию и похоронить те темы, которые угрожают украинскому суверенитету — единая армия, флот, охрана границ…

После того, как совещание завершило работу — Кравчук предложил как можно быстрее собрать совещание глав СНГ — тоже в Киеве. Оно было назначено на 20 марта 1992 года.

Тон на этом совещании снова задал Леонид Кравчук, предложивший первым вопросом повестки дня рассмотреть раздел золотого запаса и алмазного фонда СССР, согласно ранее принятому киевскому коммюнике. При этом — под окнами бесновались немногочисленные украинские националисты.

Участники митинга в Киеве 15 марта призвали приостановить членство Украины в СНГ. Около 5 тыс. человек, принявших участие в митинге, организованном Всеукраинской организацией солидарности трудящихся, потребовали также от президента Украины Леонида Кравчука и премьер-министра республики Витольда Фокина снять свои подписи под договором о создании Содружества. В митинге также приняли участие представители Союза офицеров Украины, представители демократического блока Киевсовета***.

Ельцин отказался рассматривать этот вопрос, тогда Кравчук при поддержке белорусов (Шушкевич) и молдаван (Снегур) предложил поставить на голосование вопрос о… роспуске СНГ. Сколько в этом было позы, а сколько реального намерения — история умалчвает. Лишь дипломатичность Ислама Каримова, избранного председательствующим — позволили снять вопрос с повестки дня.

Тогда Кравчук поставил вопрос ребром: а могут ли главы государств вообще принимать действенные решения? Его слова: Ни одного крупного военно-политического вопроса в рамках СНГ и с помощью СНГ решить не удалось. Если два месяца назад мы говорили о том, что народилось маленькое дитя, то теперь народ нас спрашивает, что мы можем с помощью СНГ.

Далее Кравчук напомнил, что идут войны в Приднестровье и Нагорном Карабахе, остановить их СНГ не может, вопрос — зачем нужна единая армия и может ли быть единая армия у государств, которые друг с другом воюют?

В ответном выступлении Ельцин заявил, что он согласен поделить собственность за рубежом. а относительно активов в стране — надо посчитать вклад каждой республики, начиная с 1917 года, и решить что делать со свежими долгами — Украина успела накопить несколько миллиардов рублей.

После перерыва Кравчук продолжил наседать, он настоял на том, чтобы вопрос о собственности был поднят еще раз, и поднял тему Крыма и Черноморского флота (сорвав тем самым конструктивеное обсуждение вопросов военного блока). Кравчук потребовал 90 % флота и возмутился позицией Госдумы по Крыму, заявив, что это вмешательство во внутренние дела суверенной Украины, и терпение может лопнуть. Кроме того, Кравчук заявил и о том, что судьбу ядерных сил должна решать не одна Россия, а все страны, на территории которых оно находится, совместно.

Так саммит был сорван окончательно…

Пожалуй, еще никогда Борис Ельцин и Леонид Кравчук не представали перед международной журналистской аудиторией столь раздраженными, как после встречи в Киеве. Президент России, впрочем, всегда достаточно резко проявлял эмоции, зато как раз украинский президент известен скорее своей демонстративной осторожностью, чем раздражительностью. Что же произошло?

Причина ссоры налицо. Украина поставила вопрос о разделе бывшей союзной собственности, была поддержана остальными членами СНГ, но не получила согласия России на рассмотрение этого вопроса. Президент Ельцин ответил вполне логично, защищая интересы отнюдь не желающей от чего-то отказываться России, — это признал и президент Кравчук, пообещав, впрочем, быть таким же логичным в защите украинских интересов. Россия выиграла как государство, но проиграла как "патрон" Содружества, по крайней мере, в его нынешнем виде, когда все остальные члены СНГ и по инерции, и в силу экономических реалий вращаются вокруг Москвы.

Украина проиграла как претендент на место законодателя мод Содружества, но в Киеве считают, что как государство она выиграла. Вообще складывается впечатление, что руководство Украины выдвигало проблему собственности, не столько намереваясь решить ее, столько стремясь еще раз доказать себе к другим неэффективность СНГ. Уже вводное слово Леонида Кравчука было посвящено этой теме, а в конце концов президент Украины вообще перенес Содружество из политической реальности в область грез, назвав его "мечтой". Один из членов украинской делегации на переговорах, председатель парламентской комиссии по международным делам поэт Дмитро Павлычко, как раз перед встречей в Киеве опубликовал в газете "Литературна Украина" стихотворение "Праздник", утверждая, что недалек тот день, когда "мы перестанем сидеть в московском карауле" и "при собственном непоборимом оружии выйти из СНГ, как вышли из старой тюрьмы". Проходя мимо собравшихся на пресс-конференцию журналистов, Павлычко бросил им: "Я счастлив. Приближаемся к концу". А один из авторитетных комментаторов украинского телевидения охарактеризовал происшедшее в Киеве их теперь уже бесповоротное утверждение курса на достижение подлинной государственной независимости Украины****.

Саммит не дал и пятой части того, на что он был способен — фактически именно в Киеве была утрачена идея создать из СНГ подобие ЕС. Кравчуком, при поддержке Снегура и Шушкевича сорвано подписание следующих документов:

— Устав СНГ

— О создании Объединенных вооруженных сил стран СНГ (подписано только соглашение о принципах комплектования, которое так и не заработало)

— Об объединенной системе ПВО СНГ

— Об объединенном Банке СНГ

— О системе коллективной безопасности стран СНГ

Подписаны следующие документы:

— О коллективных силах по поддержанию мира в СНГ

— О принципах комплектования ОВС СНГ (не заработало),

— О статусе пограничных войск СНГ (не заработало, в основном из-за действий Украины). 30 декабря 1991 г. в Минске страны СНГ, в том числе и Украина подписали Соглашение о вооруженных силах и пограничных войсках, как базовый документ, предусматривавший образование единых погранвойск СНГ на основе прежней командно-организационной структуры. Но в марте 1992 г. в Киеве не удалось договориться о принципах комплектования и финансирования погранвойск и минский документ остался лишь на бумаге.

— Декларация о неприменении силы (филькина грамота с самого начала, а после 2014 — уж точно. О каком неприменении силы можно говорить, если часть подписантов стремятся в НАТО?).

— Соглашение о Силах общего назначения СНГ на переходный период (принято в усеченном виде и Украиной не подписано, так как она уже начала формировать собственные ВС)

Именно после Киевского саммита — Украина начала формировать собственные погранвойска.

Давайте, послушаем Сергея Караганова…

Хотелось бы ошибиться. Но трудно ждать от этой встречи решения назревших и перезревших проблем. Главная и коренная из них — растущая неуправляемость и нерегулируемость военно-политического, экономического, энергетического, транспортного, таможенного, правового и иных пространств, образовавшихся на территории бывшего СССР.

На место удушающей централизации и зарегулированности коммунистического периода уверенно заступает период неофеодальной раздробленности.

Нельзя отрицать полезности отдельных уже достигнутых в рамках СНГ соглашений. Но очевидно, по крайней мере, мне, и другое: в декабре 1991 г. в Минске был зачат плод, обреченный быть слабеньким, а затем, помучившись, скончаться. Причин немало. Но есть одна — коренная и главная.

Если почти все члены Содружества — кто больше, кто меньше — заинтересованы в его выживании, в налаживании системы органов межгосударственного регулирования их отношений, естественно, не за счет только обретаемой политической независимости, то один из его членов в этом выживании не заинтересован.

Любой, кто хоть сколько-нибудь внимательно следит за политической дискуссией на Украине, знает, что там СНГ рассматривается как временное явление, облегчающее Украине период полного отмежевания от России. Главная цель всех основных политических сил на Украине — воспользоваться предоставленным историей шансом и добиться полной государственной независимости, построить украинскую государственность, в Киеве понимают, что, учитывая относительно слабую историческую обоснованность такого государства, особенно в его нынешних границах, огромное культурное, политическое, человеческое, геостратегическое взаимопритяжение России и Украины, добиться своей государственности можно только максимально быстрым удалением и обособлением от России, а заодно и от большинства других республик бывшего СССР.

Поэтому Киев вполне сознательно идет на создание отношений контролируемой напряженности с Москвой, даже, по-моему, на формирование образа врага — не из русских, россиян, но России. Расчет строится на том, чтобы, создав крепкую государственность, затем вернуться к нормальным добрососедским отношениям с Россией.

Вопрос в том, как на этот курс реагировать. До сих пор российская политика вызывала по большей части недоумение. В значительной степени ее заменяла жесткая риторика, навязанная, похоже, обидой отвергнутого. Сама же политика практически отсутствует или сводится к уступкам украинским инициативам. Последний пример — подписание соглашения о возвращении культурных и исторических ценностей.

Обижаться, между тем, глупо. Обретение государственности Украиной — процесс, во многом запущенный самой российской политикой и приобретший, по-видимому, необратимый характер.

В Киеве делают ошибки. И немало. Но там сидят разумные люди, готовые приспосабливаться, когда цена их политических шагов оказывается слишком высокой. Примеров немало.

И последнее. Политика должна быть реалистичной. СНГ не выживет, если в нем находится мощное государство, преследующее цель его максимального ослабления.

Пора признать ошибку, сделанную четыре месяца тому назад в Минске, понять, что Украина ушла, и начать строить остро необходимые межгосударственные органы без нее. С Украиной же можно и нужно вести тесный и постоянный двусторонний диалог*****.

Киевский саммит был настолько бесплоден и обнажил настолько глубокие проблемы, что из Киева — участники саммита «переехали» в Ташкент, где новый саммит состоялся уже в мае 1992 года. Между этими датами — мартом и маем — позиция Ельцина по вопросу СНГ претерпела кардинальное изменение: теперь Россия взяла курс на подписание базовых договоренностей вне формата СНГ с теми, кто этого желает — кто же не желает, оставались за бортом. Это ключевое изменение, фактически отказ от сохранения прежнего союзного единства, когда противящихся уговаривали до последнего — и фактически отказ от СНГ как правопреемника СССР. 15 мая 1992 года в Ташкенте подписан договор о коллективной безопасности (ОДКБ). Его подписали Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Украина присоединилась позже и в статусе наблюдателя.

Но при этом — была упущена возможность подписать базовые соглашения в комплексе, создав тем самым хоть и конфедеративное, но государство. Раздергивание по разным договорам — означало, что СНГ больше не нужно. Так и была потеряна последняя возможность сохранить хотя бы некоторые из единых институтов СССР.

Причины? Это закономерный итог и логический финал тех дезинтеграционных процессов, которые всплыли на поверхность в восьмидесятые годы. И все же — львиная доля… не знаю, как это назвать — то ли ответственности, то ли вины — лежит на Украине. Без Украины — поворчали бы, но согласились, скорее всего, сохранили бы и единую армию, и единый банк СНГ с единой валютой создали бы и более тесное экономическое пространство. Скорее всего, это удалось бы сделать, если бы во главе Украины стоял не Кравчук, а Кучма — хотя тоже не факт. Вспомните, чьим представителем был Кучма на Днепропетровщине — националиста Юхновского. Потом бы место Ельцина занял Путин и скорее всего — сейчас у нас была бы де-факто федерация, хотя де-юре — и конфедерация.

Все разбивалось об одну преграду — Украине нужна была не-за-ви-си-мость. Настоящая, реальная, не на бумаге, с возможностью реального принятия решений, в том числе и судьбоносных. Не такая, что вот тебе президент, Рада, посольства и флаг в ООН, играйся — но реально все решения принимаются Москвой — а настоящая. И Украина к ней рвалась. А Россия препятствовала. По сути, вся стратегическая игра на постсоветском пространстве — до сих пор этим и исчерпывается: Украина рвется «на свободу», Москва «не мытьем, так катаньем». Это уже привело к континентальному кризису и не дай Бог, доведет до большой войны.

* По материалам Независимая газета, Москва; 15.02.1992 31 Вера Кузнецова

** По материалам Независимая газета, Москва ; 28.02.1992 ; 40 ;Вера Кузнецова

*** Независимая газета, Москва ; 17.03.1992 ; 52 (223) ;

**** Независимая газета, Москва ; 24.03.1992 ; 57 (228) ;Виталий Портников

***** Независимая газета, Москва ; 20.03.1992 ; 55 (226) ;Сергей Караганов

Источник: werewolf0001.livejournal

Автор: Александр Афанасьев

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!