И без того натянутые отношения между Приднестровьем и Молдовой продолжают накаляться. На этот раз, не без помощи соседней Украины. Так, вчера лидер Молдовы Игорь Додон обратился к гражданам ПМР с недвусмысленным заявлением, из которого следует, что иного выбора, кроме объединения с Молдовой, у приднестровцев нет.

Я думаю, что жители Приднестровья нас смотрят, у них нет особого доступа к другим ресурсам. Одна из моих главных целей — это объединение страны. У Молдовы нет будущего без Приднестровья, а у Приднестровья нет его без Молдовы, — сказал Додон. — Когда кто-то с левого берега говорит, что мы никогда не будем вместе, я спрашиваю: хотите в Украину? Вы должны выбрать, дорогие приднестровцы. Независимости не будет никогда. Статуса как субъекта Российской Федерации не будет, только объединение в рамках единого государства. Мы найдем формулу. Давайте обсуждать», — заявил Игорь Додон в эфире одного из местных телеканалов.

Однако же, в контексте новой украино-молдавской блокады, предложение Додона больше походит не на предложение дружбы, но принуждение к ней. Еще в конце минувшей недели стало известно о том, что Кишинев, при поддержке Киева, усилил экономическое давление на Приднестровье. Так, с 20 мая, украинская сторона официально запретила транзит продовольственных товаров через границу с ПМР. Отныне, для перевозки таких грузов необходимо получить разрешение Национального агентства по безопасности пищевых продуктов Республики Молдова.

Вместе с тем, по мнению министра сельского хозяйства и природных ресурсов ПМР Ефимия Коваля, запрет может коснуться не только транзитного продовольствия, но и пищевых товаров, изготовленных на территории Украины. По его словам, буквально накануне, министерство получило соответствующее письмо от национальной службы Украины по задачам безопасности пищевых продуктов и защите покупателей.

В то же время, руководитель постоянной делегации Украины в Парламентской Ассамблее НАТО, нардеп от президентской фракции в парламенте Ирина Фриз сообщила, что украинская сторона может закрыть КПП на границе с Приднестровьем, в случае, если власти непризнанной республики обратятся к Российской Федерации с просьбой обеспечить безопасность на совместных украино-молдавских КПП.
Министр иностранных дел ПМР Виталий Игнатьев, к слову, не исключает, что подобное обращение будет сделано, дабы уполномоченные представители Российской Федерации выступили в роли силы, обеспечивающей безопасность на пограничных пунктах пропуска. Конечно, в этой ситуации необходимо как-то обеспечить безопасность и получить какие-то дополнительные международные гарантии. Не исключаю, что Приднестровье обратится к России с тем, чтобы разместить российских представителей в качестве силы, обеспечивающей меры безопасности на пунктах пропуска на границе», — заявил он.

Ситуацию осложняет то, что молдавский «проевропейский» парламент, полномочия которого, к слову, существенно шире, чем у президента, фактически признал ПМР оккупированной территорией Молдовы, а российских военнослужащих, обеспечивающих там безопасность, оккупантами. Тем самым, по сути, развязав официальному Киеву руки для организации совместной блокады. Ведь, с точки зрения украинской стороны, пророссийски настроенное Приднестровье является государством отнюдь не дружественным. Отсюда и проистекает возникшая еще в феврале нынешнего года, инициатива по созданию совместных украино-молдавских пограничных пунктов, в которой Тирасполь вполне обоснованно видит угрозу собственной безопасности.

Ведь речь идет о полном окружении молдавскими силовиками, в котором оказывается ПМР. И если по линии Днестра, молдавские и приднестровские силовики разделены зоной безопасности, то на украинско-приднестровском участке ничего подобного нет и в помине. Что уже само по себе является создает подоплеку для обострения ситуации.
Кстати, 22-го мая, Тирасполь все же обратился к Москве с просьбой вмешаться и предотвратить гуманитарную катастрофу в ПМР, «разморозив» переговорный процесс в формате «5+2». Речь идет о формате, в рамках которого, Кишинев и Тирасполь выступают сторонами конфликта, Российская Федерация, Украина и ОБСЕ — посредниками, а Европейский Союз и США — наблюдателями.

Гуманитарная катастрофа, на сегодняшний день, является для ПМР уже не призрачной угрозой, а вполне реальной перспективой. Убытки от тотальной блокады, которой опасаются приднестровские власти, могут насчитывать до 38 миллионов долларов, что для сравнительно небольшого Приднестровья, огромная сумма.
На пленарном заседании в Верховном совете мы подготовили и единогласно приняли обращение к России. РФ как страна-партнер и гарант, не первый год осуществляющая гуманитарные проекты в ПМР, может и должна вмешаться, потому что регион ставится на грань гуманитарной катастрофы. Кроме того, нарушаются базовые принципы переговорного процесса — равенство сторон и отказ от угроз и применения силы, которые добровольно взяла на себя Молдова, подписывая московский меморандум и соглашаясь под патронажем России и ОБСЕ на формат «5+2», — рассказал журналистам глава парламента ПМР Александр Щерба.

Кроме того, соответствующие обращения были направлены в ОБСЕ и Верховную Раду Украины. Впрочем, в последнем случае, Тирасполь едва ли услышат. Ведь, по мнению ряда экспертов, у президента Украины Петра Порошенко, в вопросе блокады Приднестровья имеются свои «шкурные» интересы, а бизнес, как известно, есть бизнес. Кроме того, блокада пророссийски настроенного государства — это еще и легкий способ собрать политические дивиденды, лишний раз подразнив Москву и порадовав радикальный украинский электорат.

Президент Молдовы Игорь Додон, который совсем недавно ездил в Москву, дабы принять участие в празднования Дня Победы, уже заявил, что солидарен с позицией молдавского парламента, который, по сути, и заварил эту «блокадную» кашу. Здесь, в Кишиневе, у нас у всех общая позиция. Все мы говорим об общей стране, о реинтеграции, когда должна быть и одна граница», — заявил Додон в интервью, чем вызвал бурю возмущения пророссийски настроенных граждан, как в Молдове и Приднестровье, так и в Российской Федерации.

Напомним, что в апреле нынешнего года, Игорь Додон продолжил свою «объединяющую» риторику, в рамках которой, ПМР должна вернуться под юрисдикцию Кишинева. В Приднестровье находятся около 350 тысяч наших граждан. Я уверен, что мы можем на определенном этапе интегрировать их в страну, это может быть уже в 2019-2020 году. Но для этого в 2018 году им нужно дать возможность участвовать в политической жизни», — заявлял он в эфире одного из молдавских телеканалов.

Более чем вероятно, что осуществить это попытаются через т.н. «Меморандум Козака», разработанный в далеком уже 2003-м году. Документ этот, в целом, представляет собой аналог Минских соглашений. То есть, примирение и объединение участников конфликта через «асимметричную федерализацию», в рамках которой, ПМР и Гагаузия получили бы особый статус и широкие полномочия в составе Молдовы. А Российская Федерация, согласно меморандуму, должна выступать гарантом урегулирования конфликта, размещая свои войска в Приднестровье, сроком на двадцать лет.

И если уж речь зашла о России, отметим, что пока ее активность на этом направлении зримо не возросла и ограничилась тем, что официальный представитель РФ — посол по особым поручениям Сергей Губарев на днях посетил Тирасполь и встретился с представителями местной власти. Его позиция, если вкратце, свелась к тому, что следует избежать дальнейшего обострения ситуации и свести возможный ущерб к минимуму. А уж слышать обвинения в «оккупации», России, дескать, не впервой. Необходимо прийти к пониманию резонов, которые подвигли наших украинских партнеров на такие шаги, и, главное, к пониманию того, как минимизировать ущерб от этих шагов. Основным, как мне представляется, способом был бы скорейший созыв официального заседания в формате «5+2″, в рамках которого можно было бы высказать все озабоченности, которые накопились к данному моменту, и понять, куда и как двигаться дальше», — считает дипломат. И, в данном случае, говоря о неясности украинских мотивов, господин Губарев явно лукавит. В контексте событий, произошедших в Украине за последние три года, нетрудно догадаться, что движет официальным Киевом на этот раз.

А вот с Молдовой все не так однозначно. Тут мнения экспертов разделились. Одни прямо называют Игоря Додона «врагом ПМР», а другие уверены, что произошедшее — следствие противоречий между «пророссийским» президентом и старым «проевропейским» составом парламента. Последний, дескать, всеми силами пытается усложнить жизнь Додону, декларирующему приверженность пророссийскому курсу, а тому ничего не остается, как, в преддверии будущих выборов, демонстрировать приверженность унитарному курсу.

Нельзя также исключать, что блокада и все, что с нею связано — это попытка принудить Тирасполь к «дружбе», методом кнута и пряника. Ведь даже в рамках объединительной риторики, антироссийски настроенная Украина, соседствующая с Приднестровьем — подарок для Игоря Додона. Но Украина — не самый надежный партнер. И это она демонстрирует ежедневно. Вспомнить хотя бы недавний случай нападения радикалов на молдавских туристов в Одессе. Группа «активистов» атаковала гостей из Кишинева, буквально затравив компанию за георгиевскую ленточку, повязанную на антенне автомобиля.

«Требую извинений на высшем уровне от украинской стороны за инцидент хамского отношения украинских радикалов по отношению к молдавским гражданам! Вообще, оборзели, подонки… Руководство страны: вы будете реагировать? Если вы не можете защитить собственных граждан, зачем вы вообще нужны?», — возмутился в социальных сетях главный редактор одного из молдавских СМИ Анатолий Дука. Но молдавским властям, судя по всему, сейчас незачем портить отношения с таким удобным Киевом. Тем более, что и вялая позиция России по данному вопросу заставляет подозревать ее в желании поскорее «замять» приднестровский вопрос. Под предлогом «пророссийскости» нового президента Молдовы.

Нечто подобное, кстати, чисто гипотетически могло бы произойти с Донбассом и Украиной, в случае, если бы к власти в Киеве пришли условно «пророссийские» силы. Однако же, по сути дела, это не решение проблемы, а ее временное «замораживание». Что же до будущего Приднестровья, то там многое будет зависеть от позиции России и результатов грядущих парламентских выборов. Последние, в случае, если победу на них одержат Партия социалистов, покажут, насколько Игорь Додон и его однопартийцы являются пророссийскими. Но уже не на словах, а на деле.

Георгий Авдеев

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: