На 89 году жизни не стало признанного гроссмейстера геополитики и врага России Збигнева Бжезинского. Его не настигла пуля какого-нибудь молодого серба, он не был отравлен российскими или китайскими спецслужбами. Бжезинский по праву заслужил все это, но умер естественной смертью.

Настоящий американец по душевной сути и поляк по рождению, он будто бы впитал в себя генетическую польскую русофобию, помноженную на мировые амбиции и либеральную миссию США. Одним из его последних предсказаний был провал евразийской интеграции. «Я сомневаюсь, что Евразийский экономический союз просуществует 10-20 лет, особенно если за это время его лидерский состав изменит свое мировоззрение. К тому же ЕАЭС станет ненужным по мере нормализации отношений России с западной частью Европы, а также с признанием российскими властями того факта, что страна в конечном счете является европейским, а не евразийским государством», — говорил Бжезинский. Но вот старика Бжезинского с нами нет, а евразийский проект жив — в теории и на практике.

Прочитав главные труды и программные статьи последовательного атлантиста Бжезинского, можно лучше понять самих себя, миссию и задачи России. Покойник настаивал на необходимости европейской интеграции России и включении ее в европейскую политику — всей территорией или по частям. Местом столкновения России и Европы он справедливо считал Украину. Одним из первых он сформулировал известную геополитическую формулу: «Россия с Украиной — империя, Россия без Украины — второсортное государство». За долгие годы ее повторяли столько раз, что любая международная встреча по Украине если и не начиналась с нее, то просто признавалась безусловной истиной по умолчанию.

Что называется, послушай Бжезинского — и сделай наоборот. В связи с этим давайте посмотрим, что патриарх атлантизма говорил в последние годы об Украине. Суммарно его диагнозы и прогнозы можно обобщить следующим образом:

— Независимость украинского государства — одно из трех наиболее важных событий в Европе после краха в Первой мировой войне империалистической Германии и Австро-Венгерской империи, раздела континента вследствие Второй мировой войны.

— Пока Украина является независимой, восстановление Российской империи невозможно, само ее существование будет подталкивать Россию под давлением демографических проблем и угроз с Востока к европейскому выбору.

— Украина по своим историческим корням и культурным традициям — органическая часть Европы и непременно вернется в ее лоно.

С его точки зрения, стратегическая цель Украины — членство в ЕС — вполне «реалистичная, если преждевременно не устанавливать дат». Чтобы достичь ее, нужны многолетние настойчивые переговоры, структурные изменения и демократические реформы в стране. Европейских политиков он подталкивал из-за океана к тому, чтобы не делать Украину «разменной картой» и не следовать своим прагматичным экономическим интересам.

В чем он однозначно ошибался, так это в том, что Украина неизбежно пойдет по пути евроинтеграции — к демократии и благополучию, а пример ее заманчивого развития в итоге повлияет на Россию. Россия, мол, повернется к Европе и откажется от своего «наивного» проекта по воссозданию былой империи. Действительно, если что-то и повлияло фундаментальным образом на сознание российского народа, так это выбранная Киевом дорога, по которой россиянам точно идти вслед за Украиной не хочется.

По словам Бжезинского, на Украине сложилась новое антироссийское мировоззрение, которое он формулировал так: «Обновленное чувство идентичности соединилось со стремлением к процветанию». Поэтому в будущем, считает политолог, соглашение между Киевом и ЕС не исключено. Однако Евросоюзу следует прислушаться к финансовым нуждам Украины. А ей, в свою очередь, придется «затянуть пояс»: это станет «тестом на решительность в отстаивании своих европейских стремлений». Так происходит последние три года — строго по советам Бжезинского. Одни из последних сил затягивают пояса, другие — финансируют заведомо провальный проект украинского государства в надежде на скорый расцвет.

В чем американский стратег был безусловно прав, так это в том, что битва с США за Украину — это битва за историческое будущее: «…если Москва вернет себе контроль над Украиной с ее 52-миллионным населением и крупными ресурсами, а также выходом к Черному морю, то Россия автоматически вновь получит средства превратиться в мощное имперское государство, раскинувшееся в Европе и в Азии. Потеря Украиной независимости имела бы незамедлительные последствия для Центральной Европы, трансформировав Польшу в геополитический центр на восточных рубежах объединенной Европы». Однако исход этой битвы, похоже, решится не амбициями Москвы или Вашингтона, а глупостью украинских политиков, которые гарантированно провалят все возложенные на них надежды.

Нам же после смерти магистра геополитических игр стоит вновь и вновь изучать его наследие. В нем — кристаллизованное сознание западных элит, которые объявили России либеральный джихад, создают «новый мировой порядок при гегемонии США против России, за счет России и на обломках России».


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: