Для подведения итогов трех лет президентства Порошенко много ума не нужно. Российские СМИ регулярно и отчасти справедливо выносят вердикт несостоявшемуся государству во главе с победившим на незаконных выборах президентом. Три года падения в пропасть, социально-экономический коллапс и моральное ничтожество — все это правда, но нам совершенно недостаточная. У любой политической системы есть запас прочности и — злые языки говорят — Петр Алексеевич запас этой прочности пока не исчерпал, а в чем-то даже эту государственность укрепил, упрочив свое положение в политике.

Огульное шапкозакидательство и настроения в среде российских политологов в стиле «вот-вот рухнет», «сама развалится», «режим доживает последние дни» нас, конечно, успокаивают, но к пониманию ситуации вряд ли приближают. Тем более не приближают к практическому решению проблемы русофобской украинской государственности.

Итак, ровно три года назад Петр Алексеевич Порошенко был избран президентом Украины. На выборах, чья законность как минимум вызывает вопросы, новый президент был избран с одобрения западных лидеров и поддержкой 54,7% избирателей (за вычетом, разумеется, Крыма и Донбасса). Явка на выборах была не самой впечатляющей, поэтому в пересчете на общее число избирателей результат оказался бы скромным — всего 28%.

Итоги если и можно подвести, то только промежуточные, так как до ближайших президентских выборов нужно потерпеть еще два года. Во внутренней политике за трехлетний срок ситуацию удалось если не стабилизировать, то, по крайней мере, уравновесить, сплотив на время все значимые финансово-промышленные группы вокруг «русской угрозы».

Воинствующие националисты, может быть, еще не приручены окончательно, но точно поставлены под относительный контроль, распределены между отдельными олигархами и с цепи пока не срываются. Постановочная и санкционированная Киевом «блокада Донбасса» — тому яркий пример. Претендующая на реализацию альтернативной политики оппозиция зачищена. «Оппозиционный блок» и левые либо приручены, либо маргинализированы настолько, что на реальную политику вряд ли смогут повлиять.

Угроза проведения досрочных парламентских выборов и возможной дестабилизации, кажется, тоже нейтрализована. Нужные власти решения, связанные с кредитными траншами и незначительными реформами, через Раду худо-бедно протаскиваются, а «децентрализация», конституционная реформа и т.д. — нет.

Попытка построить жесткое централизованное государство не удалась в полном объеме, но местные элиты поставлены под относительный контроль. Здесь на руку Порошенко сыграла ситуация якобы внешней агрессии вкупе с уходом из состава Украины заведомо нелояльных нацистской власти регионов. Разорванная до Майдана страна на условно пророссийский и проевропейский электорат за три года мутировала преимущественно в пронацистскую и проевропейскую сторону.

Хотя, по данным украинских социологов, президентские рейтинги Петра Порошенко и Юлии Тимошенко теперь находятся примерно на одном уровне, пройди выборы завтра — действующий президент скорее всего одержал бы победу, используя сосредоточенный в своих руках административный ресурс. Доживет ли режим до следующих выборов — совсем другой вопрос.

Относительно евроинтеграции условные требования Майдана тоже вроде бы выполнены. Либерализация визового режима, который почему-то называют безвизовым, и евроассоциация — можно ставить плюсик. Другое дело, что на этом евроинтеграция и закончилась, потому что расширять и углублять ее дальше невозможно. Никакого реального членства в ЕС и даже вхождения в Шенген Украине в обозримой исторической перспективе не светит.

Аккурат через два года социально-экономический тупик европейской интеграции превратится в реальную политическую проблему, ведь реального повышения уровня жизни при этой власти население вряд ли дождется. Рано или поздно избиратели поймут, что двигаться дальше некуда. Вопрос только, когда это произойдет — до выборов 2019 года или после.

Реализация уже заключенных соглашений с ЕС особой пользы не приносит. Объем товаропотока с ЕС не увеличился, а сократился. Украина продает в Европу преимущественно сырье и продукцию сельского хозяйства, то есть торговля по умолчанию дефицитна. Украинские производители жалуются на сложности с сертификацией своей продукции и на слишком маленькие квоты, установленные Брюсселем. В этом году Украина начнет продавать иностранцам землю. Пока вопроса о соразмерности заплаченной цены за такую евроинтеграцию у населения не встает, но это лишь пока.

С фактическим состоянием гражданской войны вопрос тоже вряд ли будет в ближайшее время решен в пользу Порошенко. В начале своей президентской карьеры он обещал быстро закончить войну, восстановить территориальную целостность и нормализовать отношения с Россией. Потом он с не меньшей уверенностью говорил о том, что не допустит «замораживания» конфликта. В сухом остатке: война не закончена, территориальная целостность не восстановлена, отношения с Донбассом, Крымом и Россией не налажены. Конфликт медленно, но верно переходит в формат приднестровского или осетинского — протекторат России и заморозка конфликта.

Минские соглашения полностью провалены, и гаранты этих соглашений сами не знают, как выходить из тупика, мешающего их бизнесу с Россией. Поэтому в ближайшее время следует ожидать снижения интереса мировой общественности к донбасскому конфликту. Его будут пытаться игнорировать и договариваться поверх него, как будто никакого «Минска» не было.

Единственное направление, где у Порошенко все получается — это дерусификация и десоветизация (понятая именно как дерусификация). В последнее время маховик гуманитарного террора, запрет фильмов и телевещания на русском набрал невиданные обороты. Однако, встретив сопротивление и осуждение из-за рубежа, инициаторы ограничения для Православной Церкви или Дня Победы идут на попятный. Им не нужен быстрый эффект, их интересует эффект надежный и долгосрочный.

Главную роль играет отнюдь не государство, а формально общественные организации — борцы за чистоту нации — разнообразные грантоеды (сейчас, правда, получившие посты в системе власти). По сути, продолжается та же линия, которая проводилась последние четверть века. Продолжение этой политики наглядно показывает — США продолжают закрепляться и окапываться на украинской территории.

Подводя итоги, можно сказать, что при сохранении нынешней политической динамики Порошенко президентские выборы выиграет. С минимальным перевесом, но все же одержит победу. Вся соль ситуации в том, что такая динамика сохраняться точно не будет. Медленное разочарование в евроинтеграции, обнищание и архаизация населения сделают свое дело раньше, чем Порошенко сможет второй раз избраться в президенты. Все это, помноженное на политическую культуру «гуляй-поля» и неприязнь к любой власти, делает возможность «черных лебедей» для президента более чем вероятной.

Следующий Майдан не случится вдруг — он будет вызревать долгие годы, чтобы покончить с тупиковой ветвью украинской государственности и дать жизнь чему-то новому.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: