Украинская либеральная революция подходит к своему логическому завершению. У президента появился свой персональный народ, а у народа, по странному стечению обстоятельств, ни гласа собственного, ни божьего скоро не останется.

Не секрет, что во многом катализатором протестов на Юго-Востоке еще в феврале-марте 2014-го стала отмена закона «О региональных языках», которая со временем плавно перетекла в практически полный запрет на использование русского языка на Украине, родного для 80% местного населения. Теперь на нем де-факто запрещено учить детей, завозить, а тем более печатать литературу, смотреть фильмы и слушать радиопрограммы. А 23 мая «патриотический парламент» Парубия сделал предпоследний шаг к тотальной зачистке русского языка, доведя квоты для украинского языка на телевидении до 75%. Осталось принять всего несколько подобных актов, чтобы доукраинизировать сферу образования, обязать госслужащих и коммерсантов разговаривать только на украинском, как это было проделано с киевскими официантами, и языковое гетто готово.

А что же с экономическими свободами, которые душил «тиран Янукович»? Только в конце 2016-го были ликвидированы несколько десятков тысяч мелких предприятий, которые оказались не способны платить налоги по новому фискальному законодательству. И это, напомним, сделано с той прослойкой общества, которая в большинстве своем поддерживала майдан. О том, как Киев относится к промышленным регионам, революцию не поддерживавшим, говорить, пожалуй, даже не стоит. Вся экономическая свобода украинских граждан характеризуется одним сравнением — зарплата в «европейской» Украине в долларовом эквиваленте почти вдвое ниже домайданного уровня.

О пенсиях в тысячу евро, наверное, даже самими «революционерам» вспоминать нынче неудобно — могут и побить. И свобода перемещения и путешествий, которая все же наступит с 11 июня 2017 года, в таком случае утешение не слишком большое. Особенно на фоне значительного риска в обмен на «безвиз» с ЕС получить визовый режим с Россией, где, в отличие от Европы, граждане Украины легально могли не только тратить, но и зарабатывать деньги. К слову, удивительно, что инициатором введения визового режима с РФ выступает именно Украина.

Свобода воли и демократия на Украине в исполнении либералов-западников за три года продолжает удивлять, хотя после президентской кампании 2014-го удивляться, казалось бы, уже и нечему: угрозы и насилие, преследование силовиками и судебные разбирательства по политическим мотивам вместо доказательств.

Убийства оппозиционеров, вытеснение массы политоппонентов за территорию страны и заключение под стражу «потенциальных сепаратистов» невзирая на возраст, пол и состояние здоровья. Как результат эффектиивной оппозиции на Украине нет. А та, что есть, легко смиряется, когда ее потенциальный электорат объявляют «гражданами второго сорта» с ограниченными избирательными правами, как это, к примеру, было во время парламентских выборов на Юго-Востоке. Кстати, местные выборы здесь вовсе не проводили, что прямо указывает на популярность и демократичность режима в регионе.

Свобода слова, так почитаемая в «цивилизованном мире», достигла на Украине, по оценке президента Порошенко «небывалых высот». Три года с журналистами и редакциями расправлялись радикалы при полном попустительстве властей. Напомним, ни за расправу с Олесем Бузиной, ни за поджог новостной редакции «Интера», ни за другие эпизоды, до майдана немыслимые и чреватые санкциями для власти, ответственность никто так и не понес. Даже убийство лояльного к режиму журналиста Павла Шеремета уже почти год остается нераскрытым.

И, судя по недавно опубликованному журналистскому расследованию, Запад, имеющий на грантовые СМИ больше влияния, чем официальный Киев, заинтересован в поимке преступников едва ли не больше, чем украинские политики. Но понятие оппозиционное СМИ на Украине отсутствует как таковое, как впрочем, и независимое. Те СМИ, которые пытаются не играть роль ретранслятора «линии партии», подвергаются прессингу со стороны правоохранительных или фискальных органов. Основное противостояние в медиа разворачивается между каналами, принадлежащими олигархам. Но глубинной разницы между, к примеру, «1+1», «5 каналом» или «Интером», по сути, нет, и вся их объективность строго регламентирована корпоративными требованиями.
Альтернативу, ставшим «безальтернативными» традиционным медиа, в современном мире предлагает Интернет. О «пике свободы слова», наступившем с запретом двух популярных соцсетей, сказано уже много. А ведь это только начало. В Сети опубликован законопроект, который предполагает наделение украинских силовиков правом затребовать у операторов и провайдеров любую цифровую информацию пользователей, блокировать неугодные сайты не дожидаясь решения суда и прочими сетевыми полномочиями.

Проект диктаторский без всяких преувеличений, и есть шанс, что в предложенном виде принят не будет. Но, как известно, «проси больше, получишь сколько надо», а потому в скором расширении прав государства и его карательных структур в Сети за счет сужения прав граждан сомневаться не приходится. Так что «хозяйская» формулировка Петра Порошенко в контексте блокировки «Одноклассников» и «ВКонтакте», так возмутившая украинское сетевое сообщество неслучайна.

Без подконтрольных КГБ-ФСБ социальных сетей мой украинский народ тоже способен прожить. И, кстати, закон о запрете георгиевских ленточек я тоже подпишу, только от поступит ко мне из Верховной Рады», — невозмутимо заявил украинский лидер. Потому что по итогам трех лет «закручивания гаек», он вполне может себе позволить не скрывать пренебрежение хоть к культурным и религиозным предпочтениям, хоть к исторической памяти, хоть к сетевым привычкам случайно упавших к нему в руки «подданных».
Стараниями «демократической» власти в украинском народе, который «славится своей непокорностью», как на днях высказалась Ксения Собчак, выработалась своя политическая субкультура. Называется она «повоняют и успокоятся». А тех, кто успокаиваться не хочет, прекрасно охладят МВД, СБУ и «гражданские активисты».

Это в Древнем Риме можно было утверждать, что мол, глас народа — глас божий. В нынешней Украине знаменитое выражение скоро будут излагать как «vox imperator — vox dei». Специалистов по переписыванию учебников там хватает, а вслед за ними можно будет уже и конституцию «актуализировать», так сказать, в качестве окончательной и безоговорочной победы «революции достоинства».

Шансов выйти самостоятельно из правового, социального и экономического тупика, куда Украину завела погоня за «европейскими ценностями» у страны, скорее всего, уже нет. Надеяться, что украинцы после очередного запрета все же проснутся и проявит ту самую «непокорность» тоже, в сущности, бессмысленно — население разобщено, лишено лидеров и занято исключительно поиском хлеба насущного. Возвращать официальный Киев к цивилизованным нормам XXI века соседи и участники геополитических процессов на этой территории явно не торопятся. Ее бывшие части, избежавшие общей участи, повлиять на построение недавних сограждан в колонны, очевидно, не в силах. Остается только учиться на ошибках бывших соседей по стране и не наступать ни на чрезмерно либеральные, ни на ультра-патриотические грабли. И то и другое почти гарантированно используется против здорового общества и вредит каждому из его членов.

Либеральная идея, прекрасная в виде романтической теории для молодых нонконформистов, на практике, увы, зачастую ведет к обратным результатам — сворачиванию свобод, преследованию инакомыслящих и установлению той или иной формы тоталитаризма. Мысль не нова и давно подтверждена историей, в том числе и европейской. Так сказать, чем громче на баррикадах кричат о свободе, тем больше потребуется гильотин.

А за что стоял украинский майдан? Нет, скорее всего, за банальный передел государственных ресурсов в пользу прозападной части местных элит. Но вслух так никто не говорил, и под эти знамена программистов, бизнесменов и прочих любителей кофе и печенья точно не собирал. В официальной хронике очередная «революция» была именно за Свободы с большой буквы. Свободу слова, об ущемлении которой круглосуточно вещали лидеры оппозиции по всем каналам, свободу перемещения по дальним и ближним странам, свободу экономическую, которую почему-то участники себе представляли как отсутствие налогов и зарплаты в тысячи евро. Все это должно было случиться со свободолюбивым народом прямо после изгнания «тирана» и прохода демократической власти. В крайнем случае, надо было чуть-чуть подождать до утряски всех формальностей с ждущей Украину Европой.

С таким стартом прийти к чему-то иному, кроме войны и тоталитаризма Киев, в сущности, не мог. Со статусом войны власти, что характерно, за три года так и не смогли определиться, именуя конфликт то украино-российским, то гибридным, то все-таки гражданским, но с «российско-сепаратистскими» оговорками. Но в целом виновник назначен в лице России и лично президента Путина, и обжалованию в украинской информационной среде не подлежит, осталось только хоть какие-то доказательства собрать. Что ж до Свобод, то их вчерашние борцы за все хорошее благополучно ужимают под предлогом той же войны. Аргумент, отметим, прекрасно выглядит, учитывая, что саму войну развязали как раз путем ущемления прав чуть ли не большинства населения.

Федор Золотов

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: