Обилие информационных поводов и томительное разжевывание их ведущими российскими СМИ будто бы специально камуфлировали главную новость, способную сгенерировать мощнейшую истерику в том сегменте Рунета, который окормляется Эхом Москвы, Навальным, Варламовым, Собчак и шпаной поменьше. Взрыва не произошло, а стратегически важное событие внутренней политики потонуло в информационной шелухе про Климкина в Вашингтоне, Евровидение, московские пятиэтажки и повышение цен на водку.

Речь об указе Владимира Путина № 203 от 09.05.2017 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 — 2030 годы». Сам указ был подписан в День Победы, а на ленты новостей попал лишь 11 мая. Уже на следующий день стали появляться, видимо, заготовленные заранее оправдательные и не очень умные ролики вроде этого:

Коль припадка ни с кем не случилось, Навальный не бился в истерике на YouTube, а Венедиктов не рвал остатки седых волос в прямом эфире, можем теперь рассмотреть сам указ. Документ как бы венчает несколько других указов, которые готовили для него правовую и логическую почву. Во-первых, Указ Президента РФ от 31 декабря 2015 № 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации». Во-вторых, утвержденная Указом от 5 декабря 2016 за № 646 «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации». О ней более или менее подробно мы уже писали.

Так как ни один из этих документов крикуны и паникеры не читали, постараемся вникнуть в его суть. В первой части фиксируется реальное положение дел в российском и глобальном масштабах. «С использованием сети "Интернет" все чаще совершаются компьютерные атаки на государственные и частные информационные ресурсы, на объекты критической информационной инфраструктуры» (п.15). «Смещение акцентов в восприятии окружающего мира, особенно в сети "Интернет", с научного, образовательного и культурного на развлекательно-справочный сформировало новую модель восприятия — так называемое клиповое мышление, характерной особенностью которого является массовое поверхностное восприятие информации» (п.16). Другая важнейшая предпосылка для регулирования интернет-пространства сформулирована в п.17: «Международно-правовые механизмы, позволяющие отстаивать суверенное право государств на регулирование информационного пространства, в том числе в национальном сегменте сети "Интернет", не установлены. Большинство государств вынуждены "на ходу" адаптировать государственное регулирование сферы информации и информационных технологий к новым обстоятельствам».

Собственно, Стратегия до 2030 года и нужна из-за того, что важнейшая Интернет-инфраструктура находится или может находиться за рубежом, оказывая критическое воздействие на государство и общество. Это во-первых, а во-вторых, целью «Стратегии» является переход из формата клипового мышления к системе получения фундаментальных знаний. Столь будоражащий «отъем Путиным анонимности в сети» является лишь одним из следствий этих установок, так как «российское общество заинтересовано в получении информации, соответствующей высокому интеллектуальному и культурному уровню развития граждан России» (п.19).

В президентской Стратегии как бы между строк читается, что информационное интернет-пространство нуждается в правовом регулировании ничуть не меньше, чем дорожное движение, экономическое взаимодействие или социальное обеспечение. Конечно, каждый отдельный автолюбитель с удовольствием бы поездил на машине без номеров, а индивидуальный предприниматель отказался бы платить налоги, но даже представить себе этого мы сейчас не можем. Конечно, когда машины только начали вытеснять гужевой транспорт, никто и не думал о специальных номерах на одного человека, отсутствии тонировки и номерах двигателя. Точно также со временем возрастает необходимость регулирования информационных потоков в глобальной сети.

Вообще-то текст самого указа не об анонимности в Интернете. Вернее, он совсем о другом на 99%. В нем, как и в Доктрине информационной безопасности, четко и однозначно фиксируется намерение обеспечить государственный суверенитет. Все 27 страниц указа именно об этом, а также об удобном и безопасном для россиян и госорганов информационном пространстве. Если коротко, правительству и местным органам власти предписывается разработать до 1 октября принципы внедрения и контроля данной Стратегии. В частности, планируется переход на отечественные аналоги импортного «железа» и «софта», на российскую систему шифрования документооборота, возможность автономных, не зависящих от внешней инфраструктуры финансовых транзакций, создание Национальной электронной библиотеки и объединение в единую сеть научной базы всех ВУЗов и НИИ.

Это столь же необходимо, как вооружение отечественной сборки, отечественный ЗИЛ министра обороны на Параде Победы или «национальные» ПДД. К тому же свой, независимый от внешнего давления или санкций Интернет — это не просто элемент национального престижа, а насущная необходимость суверенитета. Такая же, как государственные границы, служба Наркоконтроля или ДПС. Но все же… Где в документе про лишение граждан анонимности?

После долгого чтения в подпункте д) пункта 33) мы находим предписание «создать новые механизмы партнерства, призванные с участием всех институтов общества выработать систему доверия в сети "Интернет", гарантирующую конфиденциальность и личную безопасность пользователей, конфиденциальность их информации и исключающую анонимность, безответственность пользователей и безнаказанность правонарушителей в сети "Интернет"».

Тонированный джип без номеров на скорости 250 км/ч — это ровно такая же анонимность и безответственность, как анонимный аккаунт в соцсетях, с которого вашей дочке может писать анонимный дядя под вымышленным именем или втираться в доверие мошенник. Анонимность в сети — это оскорбления, хамское поведение и матерная лексика. За своими словами не нужно следить, когда ты не опознан. Фирмы-однодневки для махинаций, поддельные документы и толпы извращенцев в соцсетях — это тоже следствие анонимности и безответственности.

Лишение этой самой анонимности — верный и своевременный шаг, который легко может провалиться на стадии реализации. От подписанной Стратегии до действующего закона — целая пропасть.

А уж если речь идет о наступлении на демократию, то, в конце концов, анонимное рисование на заборе «Путин — ***ло» и метание коктейлей Молотова в масках — форма демократии для дегенератов. Ответственный и умный гражданин всегда честно, грамотно и в лоб формулирует свои претензии власти. Анонимность и безответственность можно оставить скачущим на Майдане бабуинам.


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: