Среди событий Гражданской войны поход Пятой армии упоминался неоднократно. Своей известностью он во многом был обязан должности, которую занимал К.Е.Ворошилов начиная с 1925 года. Однако с завершением карьеры бывшего наркома обороны подробно говорить о его заслугах было не принято. А после 1991 года поход группы Ворошилова и вовсе пропал на фоне переиздаваемых мемуаров о "ледовых" и прочих белых походах.

Когда В.А.Антонов-Овсеенко 14 апреля 1918 года распорядился назначить нового командующего 5-й Украинской армией, он вряд ли предвидел, насколько продолжительным окажется новое назначение. Не предвидел дальнейших последствий и К.Е.Ворошилов, когда 15 апреля телеграфировал: "Из Луганска. Сообщаю народным комиссарам Донецкой республики о разговоре с вами и о предложении принять на себя командование 5-й армией. Я согласен и прошу о телеграфном предписании тов. Сиверсу сдать мне армию со всеми поездами снабжения, вооружения, обмундирования, штаба и денежных сумм. Сегодня выезжаю в направлении Купянска."

Однако в Купянск, захваченный немцами, попасть уже было невозможно. Ворошилов не доехал даже до Сватова, захваченного германской кавалерийской дивизией после боя с отрядом Годлевского. Штаб 5-й армии, который возглавил Н.А.Руднев разместился в Кременной, откуда пытался организовать наступление на Сватово, но все контратаки оказались безрезультатными. Германские войска закрепились в Сватово и двинулись на Старобельск, отрезая Луганск от Центральной России. Попытки остановить немцев на рубежах рек Айдар и Деркул ни к чему не привели. 19 апреля находившемуся в Чертково Мстиславскому приказали бросить дополнительные силы для защиты Старобельска, где находился отряд из 60 человек. Сил было явно недостаточно. Немцы заняли Старобельск и двинулись на Чертково.

16 апреля И.В.Сталин в разговоре с наркомом Донецкой республики А.3.Каменским передал указание В.И.Ленина о необходимости отстаивать Донбасс до последней возможности, усилив работу по эвакуации. Были образованы два укрепленных района — Луганский и Юзовский.

22 апреля В.А.Антонов-Овсеенко сообщил начальнику штаба 4-й армии Г.Л.Барабашу: "Положение грозное-на Чертково намечен удар. Старобельск занят неприятельской разведкой. Удар идет на Дебальцево, и уже занят Славянск и Константиновка, а на юге Мариуполь почти занят. Организуем отпор — удар отборных сил на Купянск-Харьков." Продвижение немецких войск в сторону Дебальцево осложнило положение выдвинутых в сторону Кременной частей 5-й армии, которых могли в любой момент отрезать от Луганска. 4-я армия под командованием А.С.Круссера отступила к Попасной. 22 апреля Ворошилов отвел свои войска к Камышевахе. 24 апреля штаб советских войск получил телеграмму о том, что части 5-й армии сосредотачиваются на станции Родаково к западу от Луганска.

Приказы советского командования по-прежнему не выполнялись. Одни части без боя откатывались на восток, другие продолжали драться, потеряв связь с соседями. Три дня шли бои за станцию Родаково, где удалось ненадолго задержать немецкое наступление. А в это время из Луганска активно вывозили рабочих, членов их семей, заводское оборудование, паровозы, металл, уголь, рельсы, орудия, пулеметы, снаряды и "готовую продукцию патронного завода".

25 апреля германские войска заняли Родаково и Славяносербск. 27 апреля командование 5-й армии доложило: "Под Луганском боя дать не могли, так как артиллерия отказалась от боя, а пехота в небольшом количестве. От Луганска отошли на Миллерово. Помкомандарма Круссер. Наштарм Руднев.

"Командование приказало Ворошилову отступать на Чертково, но эта станция была 30 апреля захвачена германскими войсками. Исходя из обстановки Совнарком Донецко-Криворожской республики принял решение отходить через станцию Лихая на Царицын. В распоряжении Ворошилова были части 5-й армии, а также остатки 3-й и 4-й армий. Общая численность отступающих составляла 50 тысяч человек, из которых только 15 тысяч были вооружены.

Начиная с 30 мая связь 5-й армии с Главным штабом была утрачена, и дальнейший марш на Царицын проходил в условиях почти полной изоляции. После трех дней боев с германскими войсками в районе Миллерово около 80 эшелонов были переправлены на станцию Лихая.

Артем (Сергеев) вспоминал: "Почти сто паровозов, самых крупных, самых мощных везли народное имущество колоссальной боевой ценности. Ворошилов проделывал чудеса в тылу; он не давал немцам ни одной минуты покоя. Он связывал их действия и ликвидировал обходы".

Белоказаки разрушали мосты и железнодорожные пути, вынуждая советские отряды восстанавливать каждый километр разрушенной дороги. Впереди эшелонов 5-й армии двигался бронепоезд 8-го Заамурского батальона под командованием Вадима. Пока восстанавливался путь, остальные части выжидали на узловой станции. В результате на путях скопились десятки эшелонов.

Лихую бомбила немецкая авиация, обстреливала немецкая и белоказачья артиллерия. К.Е.Ворошилов вынужден был организовать круговую оборону станции. С юга Лихую прикрывал Луганский отряд, а с севера — сводные отряды под командованием Е.А.Щаденко.

Командир отряда 5-й армии Локатош вспоминал: "Подходя к Лихой, мы увидели облако дыма и услышали гул артиллерийской и пулеметной канонады… При приближении к станции мне представилась потрясающая картина: эшелоны горят, кругом рвутся снаряды, на платформах взрываются орудия, слышны стоны раненых, крики бегущих. Я увидел Руднева, Ворошилова, Артема. Они тверды и спокойны. Я получил приказ от них принять меры к борьбе с паникой, но немного мне удалось сделать".

Ворошилов поручил Рудневу наладить движение на станции Лихая, а Артему — на станции Зверево. Дальнейшее продвижение задерживал взорванный мост через Северский Донец. Только построив временную переправу, 7 мая эшелоны пробились к станции Белая Калитва. Но и на новом месте покой только снился. Белая Калитва была тут же атакована германскими войсками с запада и белоказаками Быкадорова и Фицхелаурова. Однако после контрудара частей 5-й армии отряды полковника Быкадорова были отброшены на юг к станице Екатерининской, а казаки Фицхелаурова отступили на север. Следующей станцией, которую нужно было проехать на пути в Царицын, была Морозовская. Проблема заключалась в том, что станция была занята белоказаками. 10 мая 1918 года авангард 5-й армии Каменский красногвардейский отряд выбил противника из Морозовской и расчистил путь для эшелонов.

По мере приближения к Дону часть командиров потребовала бросить эшелоны и продвигаться к Царицыну самостоятельно. В ответ на угрозы К.Е.Ворошилов приказал расстрелять одного из командиров — Вишневского. Узнав, что следующие станции не заняты противником, командование 5-й армии решило, не дожидаясь основных сил, направить в Царицын санитарный поезд, чтобы оказать помощь раненым в городском госпитале. Но уже на первой остановке в Суровикино помощник начальника станции Чиликин сообщил о прибытии раненых в штаб белоказачьего отряда полковника Попова, который 23 мая ворвался на станцию. После санитарного эшелона, в Суровикино прибыла бронелетучка с Ворошиловым, Рудневым и Пархоменко, которые обнаружили, что вагоны с ранеными стоят в тупике, а на станции хозяйничают белоказаки.

Под обстрелом, в ходе которого был ранен Пархоменко, Ворошилов смог погрузить на бронелетучку несколько десятков человек и вырваться из захваченной станции. Когда 27 мая части 5-й армии выбили белоказаков со станции Суровикино, они обнаружили до 500 зарубленных раненых, часть из которых была подвешена к потолкам вагонов головой вниз. Советские войска под командованием К.Е.Ворошилова смогли продвинуться до станции Чир, где вынуждены были остановиться, так как находившийся у разъезда Рычково железнодорожный мост был взорван по приказу председателя Царицынского совета Минина, опасавшегося прорыва белоказачьих отрядов на левый берег Дона.

Снова начались требования бросить эшелоны, но Ворошилов настоял на восстановлении моста, чтобы продолжить движение по железной дороге. Остановка у Дона сразу вызвала у генерала Краснова желание окружить 5-ю армию, прижав ее к реке. Против советских войск были брошены отряды Мамонтова и Фицхелаурова.

На станцию Чир направили парламентеров, которые предложили Ворошилову сложить оружие, но получили отказ. К 15 июня все эшелоны были сосредоточены на станции Чир. Туда же прорвался прикрывавший отход отряд Щаденко. Окружавшие подступы к мосту Рычковские высоты были укреплены. Штаб 5-й армии разместился на хуторе Ближняя Мельница. Находившиеся в эшелонах инженеры оценили продолжительность восстановления моста через Дон в два месяца, но обстоятельства требовали ускорить работы, не откладывая их, как это полагается при возведении стадиона.

Руководство импровизированным мостостроением поручили наркомвоену Донецко-Криворожской республики М.Л.Рухимовичу (1889-1938) и артельному прорабу деду Матвиенко. А пока строился новый мост, белоказаки Краснова с 16 июня по 2 июля безуспешно штурмовали Рычковские высоты. Чтобы нарушить тылы противника, ударная группа под командованием Н.А.Руднева атаковала район станицы Нижне-Чирской, предотвратив возможный прорыв в тыл 5-й армии.

23 июня 1918 года военрук Северо-Кавказского военного округа Снесарев издал приказ № 4:

"1. Все оставшиеся части бывших 3-й и 5-й армий, части бывшей армии Царицынского фронта и части, сформированные из населения Морозовского и Донецкого округов, объединить в одну группу, командующим которой назначается бывший командующий 5-й армией тов. Климент Ефремович Ворошилов.

2. Всем названным выше воинским частям впредь именоваться "Группой войск тов. Ворошилова". 3. Все начальники частей, отрядов и армий, перечисленных выше в § 1, обязуются беспрекословно подчиняться всем приказам тов. Ворошилова; предупреждается, что неповинующиеся будут предаваться Военно-революционному трибуналу… "

2 июля 1918 года в подчинение к К.Е.Ворошилову перешли остатки войск Донской советской республики "на фронте от Торговой до Поворино, то есть войска Сальского, Котельниковского, Второго Донского, Морозовского, Донецкого, Усть-Медведицкого и Хоперского округов."

К 1 июля мост через Дон был готов. В ночь на 2 июля белоказаки попытались разрушить переправу, но их атаки были отбиты. Переправившийся на левый берег Дона Сводный Коммунистический полк под командованием И.С.Локатоша занял станцию Ляпичев. Последний участок железной дороги в районе Кривой Музги, удерживавшийся 44-м казачьим конным полком был захвачен совместной атакой частей Царицынского гарнизона и группы Ворошилова. По восстановленному пути в Царицын прибыли десятки эшелонов.

Позднее Ворошилов вспоминал: "Десятки тысяч деморализованных, изнуренных, оборванных людей и тысячи вагонов со скарбом рабочих и их семьями нужно было провести через бушевавший казачий Дон. Целых три месяца, окруженные со всех сторон генералами Мамонтовым, Фицканауровым [Фицхелауровым], Денисовым и др., пробивались мои отряды, восстанавливая ж/д полотно, на десятки верст снесенное и сожженное, строя заново мосты и возводя насыпи и плотины. Через три месяца "группа войск Ворошилова" пробилась к Царицыну…" С точки зрения поездов, которые могли бы ходить между Луганском и Волгоградом, поход группы Ворошилова выглядит чрезмерно медлительным. Но если вспомнить, что каждый шаг этого пути совершался ценой непрерывных боев, скорость марша не будет казаться слишком малой. Участники похода не только воевали, но и строили, в чем-то повторяя путь всей Советской России.

Источник


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: