Очередной залп националистического языкового бреда в Украине вкупе с некоторыми разговорами у меня здесь, в России — заставляют написать эту заметку.

Итак, язык. Похоже, что как только мы мало-мало выбрались из нищеты девяностых, так язык, национальное самоопределение и прочий бред — тут же стал «проблемой номер один». Как только мы перестали каждый день думать, где взять пожрать, и будет ли завтра существовать наша страна — так мы задумались не о соотношении прав индивида, общества и государства, не о том, как занять достойное место в мировом разделении труда, не о том, как нам стать богаче немцев и американцев — мы начали думать о том, кто мы есть, на каком языке нам говорить и как нам насильно обучить своему языку других людей. Слово «мы» здесь не относится к русским, хотя действие рождает противодействие, русский народ в той же ситуации с Украиной держится очень достойно — но всему есть предел.

Почему то форма — приобрела приоритет перед содержанием, и то, что сказано, менее важно чем то на каком языке это сказано. Во всем мире, если люди знают один и тот же язык и могут без помех общаться — это огромное преимущество, потому что дает возможность сотрудничать, вместе делать бизнес, заниматься творчеством, сокращает так называемые «транзакционные издержки». Но это в мире так — а у нас все наоборот, кто говорит по-русски, тот ватник, агент Кремля и потенциальный сепаратист, так?
Кстати, про транзакционные издержки. В мире все больший вес приобретают информационные, неосязаемые продукты и информационная экономика. А здесь — транзакционные издержки очень важны. Например, автомобиль он и есть автомобиль, он будет ездить вне зависимости от того, кто сидит за его рулем, американец, русский или украинец. А вот такой продукт как фильм или компьютерная программа — зависят от языка прямо.

Есть большая разница, для какого рынка работать — для трехсотмиллионного или для тридцатимиллионного. Продукт, созданный на русском языке и для русскоязычных будет априори качественнее и дешевле, чем продукт, созданный для украинцев, и тем более для … удмуртов, к примеру. Просто потому, что расходы на его создание разложатся на большее количество потребителей, причем большее в несколько раз. В итоге — переходя на национальный язык — ты как раз и создаешь национальное гетто, но не для русских, а для себя самого, обрекая себя на отставание в глобальной цивилизационной гонке.

Теперь другой аспект. В России настоящий бум изучения английского. Появляются детские сады с изучением английского, в школах английский чуть ли не с первого класса, люди нанимают репетиторов, существуют специальные школы с носителями языка, которые учат детей разговорному английскому. Обратите внимание — никто не заставляет учить английский, люди сами платят за его обучение. А в последнее время — стал популярен и китайский, школы с изучением китайского — это школы для крутых, туда так просто не попасть. При этом — русский, выучивший английский не становится англичанином.

В то же время — свидомые никак не могут заставить Киев выучить украинский. Четверть века уже бьются — без толку.
Почему так?
Вес языка напрямую зависит от веса экономики и влияния страны — «хозяина» этого языка. Если язык нужен для жизни, для бизнеса, для путешествий — его будут учить. Сами, без принуждений. Если не нужен — учить не будут. Следовательно, чтобы все, в том числе и твои собственные граждане учили твой язык — надо развивать свою экономику. В Европе например —в крупных городах немало тех, кто учит русский или нанимает тех кто знает русский. Почему? Потому что есть русские туристы с деньгами. В борьбе за их деньги — предприниматели учат русский, чтобы туристы зашли именно к ним. Всё просто. Есть деньги — другие будут учить твой язык. Нет денег — не будут.

А придурок Андрей Кокотюха пишет — предприниматели обходят языковые законы! Надо показательно закрыть какую-нибудь крупную сеть за их нарушение — тогда будут соблюдать. Надо чтобы на каждом районе были «боевки» наблюдающие за исполнением языковых законов.
Ну, украинские дятлы уже закрыли российские банки на Украине, а так же «зупынили» торговлю с ЛДНР и с Крымом. Тем самым — разрушена самая надежная часть украинской банковской системы, которую российские хозяева вынуждены были бы докапитализовывать еще и еще, остались без тепла, доменные печи оставили без кокса, полетела вниз выплавка стали, закрылся мариупольский комбинат имени Ильича (его долю на рынке, вероятно, займут российские производители), уголь все равно закупают, но теперь уже по цене Амстердам+ и со значительным коррупционным откатом, южные области потеряли рынок сбыта в Крыму и еще несколько тысяч человек остались без работы, инвесторы посмотрели на эту свистопляску и решили в Украину не инвестировать… вот так и уничтожается национальный капитал.

А оставшиеся без работы и средств к существованию украинцы — учат кто русский, кто польский, чтобы выехать працювать в чужой стране. А кто-то уже распродает свое «майно» чтобы переехать и жить в нормальной стране, а не в такой, где по улицам «боевки» ходят. Если закрыть крупную сеть — не будет крупных сетей, и рано или поздно все придет к тому, что будет как в Африке — лавки и мелкие коробейники, которые ходят по улицам и предлагают свой товар. По-украински.

Но скорее всего до этого не дойдет, потому что Украина к этому времени уже рухнет.
Изучая историю Восточной Европы я начинаю понимать, что сегодняшние языковые проблемы — уже были в прошлом, кончилось все это — понятное дело, плохо. В Венгрии — сто лет назад был закон о выборах в парламент, согласно которому в Парламенте могли заседать лишь венгры. Это при том, что в то время в состав Венгрии входила Хорватия и Трансильвания, сейчас принадлежащая Румынии.

Венгры искренне считали, что если другие нации выучат венгерский, то тоже станут венграми. Итогом стало падение Венгрии — по результатам Первой мировой она потеряла 70 % своей территории. Только потому, что не смогла дать другим нациям такие же права, как и венграм. По этой же самой причине — рухнул проект «Великой Польши» и погибла сама Польша — поляки никак не могли уяснить, что те, кто не поляки и не католики — тоже люди.

Сейчас — в агонии бьется националистическая Украина, по гибельному пути идут теряющие население и перспективы страны Прибалтики. Причина та же, что привела к гибели Польши и Венгрии — изначально неправильное построение общества. Разделение общества на условно «вату» и «элиту», выделение привилегированных групп (шляхты), которые возвышаются над всеми не по достижениям или богатству, а просто по факту происхождения и языку. Деление народа на «просто людей» и «лучших» — причем лучшие не делами, а фактом знания языка и правильностью взглядов (свидомые).
Итог у всего этого безумия может быть только один.

Александр Афанасьев

Источник: werewolf0001.livejournal

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: