Пощечиной стало для украинской дипломатии промежуточное решение Международного суда ООН к России. Украинская сторона не нашла и не предоставила суду весомых доказательств террористической деятельности Вооруженных сил непризнанных ДНР и ЛНР, а, следовательно, Российскую Федерацию не удалось обвинить в финансирования терроризма. Но, если ни республики, ни российская сторона, терроризмом на Донбассе не занимаются, то кто же устраивает местному населению форменный террор?

Еще в январе 2017-го года, официальный Киев обратился в Международный суд ООН с иском в рамках Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Следовательно, украинская сторона намеревалась, что называется, «выстрелить дуплетом», подняв крымский и донбасский вопросы на международном уровне.
Чего же требовала Украина? Обязать Российскую Федерацию контролировать свои границы и не допускать поставок вооружения на Донбасс, прекратить всяческую поддержку «террористических групп» на востоке Украины, включая ДНР, ЛНР и харьковских партизан, а также принять меры для того, чтобы уже полученные оружие, транспорт и финансы не использовались против мирных граждан Украины.

Тут, перво-наперво, хотелось бы обратить внимание на то, что речь в иске не шла об оккупации или военном вторжении. То есть, Киеву хватило ума не тащить в Международный суд пропагандистские штампы о «российской агрессии», созданные для внутреннего потребления.
Что же до крымского вопроса, то здесь украинская сторона требовала от России воздержаться от любых актов расовой дискриминации, прекратить всяческое преследование крымских татар, разрешить функционирование Меджлиса, а также разрешить крымчанам получать образование на украинском языке.

Далее последовали судебные разбирательства, от которых Украина, судя по всему, ожидала серьезных внешнеполитических барышей. Притом, что независимые эксперты с самого начала относились к иску скептически, заявляя, что от победы, официальный Киев не выиграет ничего, в то время, как поражение станет настоящим ударом.
«Сегодня очень важный день, ведь Международный суд ООН примет первые меры в деле, которое Украина инициировала против России», — оптимистично заявил президент Украины Петр Порошенко в Лондоне, буквально за несколько часов до вынесения промежуточного решения. Однако же, Международный суд ООН решил, что оснований для дополнительных мер в отношении России по украинскому иску о финансировании терроризма, явно недостаточно.

«Таким образом, суд пришел к выводу, что условия, необходимые для определения дополнительных мер в отношении прав на основании Конвенции о борьбе с финансированием терроризма не соответствуют требованиям», — подчеркнул председатель суда Ронни Абрахам. Тут важно понимать, что официальному Киеву нужно было не столько обвинить Россию в поддержке терроризма, сколько обзавестись признанием столь авторитетного органа, как Международный суд ООН, того факта, что ДНР и ЛНР являются террористическими организациями. Ведь, несмотря на то, что официальная киевская пропаганда уже три года называет республики террористическими организациями, мировое сообщество не разделяет их мнения по данному поводу. Единственный авторитетный орган, который, с подачи украинской стороны, рассматривал данный вопрос — Парламентская ассамблея Совета Европы, отказался вешать на республики клеймо террористов.

В пользу этой версии, свидетельствует хотя бы то, что даже в случае «большой украинской победы», Российская Федерация могла спокойно избежать проблем. Ведь, в случае невыполнения стороной требований суда, вопрос выносится в СБ ООН, где у России есть право вето. Следовательно, удар был нацелен вовсе не на «северного соседа», а именно на ДНР и ЛНР.
Но суд резонно заметил, что прежде, чем обвинять российскую сторону в поддержке терроризма, в рамках Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, необходимо доказать, что терроризм, как таковой, имел место быть. И тут привычка Киева — вольно обходиться с международной терминологией, сыграла с украинской стороной злую шутку.

Ведь поддержкой терроризма, согласно букве статьи №2, все той же конвенции, считается сбор и предоставления средств для деяния, направленного на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в боевых действиях. Да не просто так, а с целью запугать население, либо вынудить правительство совершить или, наоборот, не совершать каких-либо действий.

И представленные украинской стороной события в Волновахе, Краматорске и Мариуполе, вина за которые якобы лежит именно на республиках, суд не расценил как теракты. Во-первых, нет доказательств того, что убийства и ранения мирного населения были совершены намеренно. Во-вторых, суд не усмотрел в них фактора давления на Киев.
«На данном этапе рассмотрения, Украина не представила суду свидетельств, которые дают существенные основания считать эти утверждения правдоподобными», — резюмировал суд. К слову, действия украинских силовиков, включая активность диверсионно-разведывательных групп, транспортную и продовольственную блокаду, артиллерийские удары по системе водоснабжения Донбасса и многое другое, замечательно подходят под статью о терроризме.

«Конечно, речь идёт лишь о предварительном решении, и у Украины будет возможность попытаться убедить суд в обоснованности своих утверждений на последующих этапах рассмотрения. Однако уже даже это промежуточное решение ставит перед украинским режимом множество неудобных вопросов. Ведь если утверждение о террористах «неправдоподобно», то «неправдоподобными» являются также и утверждения о том, что на Донбассе происходит антитеррористическая операция. Не более «правдоподобными» также являются обвинения в сотрудничестве с террористами и финансировании терроризма, регулярно выдвигаемые украинскими властями в отношении украинских же граждан. А ведь по подобным обвинениям в настоящее время в местах лишения свободы находятся по крайней мере сотни человек!», — считает известный одесский журналист Юрий Ткачев.

В данном случае, как и предупреждало экспертное сообщество, официальному Киеву, по его же инициативе, причинен серьезный урон. В том числе, информационный. Эдак еще немного и придется признать, что на Украине идет самая настоящая гражданская война, не говоря уж о масштабных репрессиях. «Суд без голосования признал, что претензии Украины к России по МКБФТ безосновательны и, соответственно, условия для введения временных мер отсутствуют. Суд также призвал стороны разбирательства работать над полным выполнением Минских договоренностей, признав при этом, что эти договоренности были одобрены и подписаны, в частности, представителями Донецка и Луганска — факт, который пытается отрицать Украина», — говорится в официальном заявлении российского МИДа.

В то же время, официальный Киев пытается строить хорошую мину при плохой игре, наслаждаясь «утешительным призом» в виде судебного призыва — обеспечить крымчанам доступ к обучению на украинском языке и разрешить Меджлису действовать на территории полуострова Крым. «Я думаю, что это очень многообещающее сегодня решение в Гааге, когда оба судебных иска судом была признана юрисдикция International Сourt of Justice в Гааге для обоих исков Украины. И мы уверены в том, что сегодня мы на правильном пути, и мы надеемся на успешное рассмотрение указанных исков», — невнятно прокомментировал ситуацию Петр Порошенко.

Украинские радикалы, тем временем, уверены в том, что на решение Международного суда ООН повлиял коррупционный фактор. Украинский сегмент Интернета не затихает вторые сутки, заявляя, что президент России Владимир Путин попросту «купил» Гаагу, а, быть может, и всю Европу. Принимая во внимание тот факт, что Украина, в плане коррумпированности, возглавила Европу, нетрудно предположить, что отдельным прослойкам ее граждан элементарно недостает воображения, чтобы представить, будто бы где-то дела обстоят иначе. В этом ключе, кстати, не очень понятно, зачем радикалы так упорно тащат Украину в Европейский Союз, который, по их же собственному убеждению, давно купил Путин?

Разумеется, данное решение лишь промежуточное, однако уже сейчас ясно, что пресловутых доказательств, о которых Киев кричит на каждом углу, попросту не существует. В то же время, доказательств украинского террора, за три года войны, у республик накопилось предостаточно. Быть может, дело идет к встречному иску?

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: