Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поручил правительству за 8 лет перевести национальный язык на латинский алфавит. По официальной версии, это должно осовременить страну, и видимо, приблизить ее если не Западу, то хотя бы к Турции. А по мнению специалистов — только однозначно отдалит от России.

12 апреля Елбасы он же Лидер нации Нурсултан Назарбаев опубликовал программную статью «Будущее: духовное совершенство», в которой вернулся к уже не новой для Казахстана теме перевода местного языка на латинский алфавит. По мнению президента, этот шаг станет и «обращением к историческим корням и древней традиции казахской письменности», и послужит инструментом «модернизации общественного сознания».

Планируется, что до конца текущего года ученые завершат разработку нового алфавита и графики на латинице. В будущем году начнется подготовка необходимых специалистов и учебников, после чего, очевидно, их запустят в систему образования. А завершится латинизация письменности к 2025 году. И власти и эксперты сходятся во мнении, что молодежь должна достаточно свободно адаптироваться к новой письменности, а вот старшему поколению явно придется нелегко, и какой-то период придется дублировать всю информацию на кириллице.

В масс-медиа заявление Назарбаева произвело достаточно неоднозначный эффект, но, в сущности, подобное развитие событий было предсказуемо. По такому же пути с переменным успехом уже идут соседние Узбекистан, Туркменистан и Азербайджан. В самом Казахстане дискуссии о переводе письменности на латиницу начались сразу после выхода республики из состава Советского Союза. Серьезная попытка запустить языковую реформу была предпринята еще десять лет назад, в 2006 году, но тогда не была воспринята экспертами и обществом, опасавшимся целого ряда проблем, которые и спустя десять лет никуда не делись.

Как показывает опыт, одна из первых трудностей, с которой, так или иначе, сталкиваются страны, проводящие реформы письменности, это разрыв преемственности в образовании, что в результате, к примеру, в Туркменистане в переходной период привело к значительному падению качества образования как такового. Кроме того, образуется дефицит любой литературы: учебной, специальной, технической. Даже наследие собственных авторов, а, напомним, именно советский период для стран среднеазиатского региона стал временем активного развития местной литературы, оказывается недоступным для тех категорий молодых граждан, что не изучали или изучали в недостаточном объеме прошлую письменность.

Ранее эксперты Астаны подсчитывали: смена алфавита в Казахстане может занять более 15 лет и будет стоить колоссальных денег — чего только стоят печать учебных пособий, новые переводы классической и современной литературы, переоформление документаций и прочее. Только первоначальный этап потребует около 300 млн. долларов в год. И не факт, что в расчетные сроки стана уложится. В Узбекистане, начавшем подобную реформу в 1993 году, она де-факто еще не завершена. Большая часть социальных коммуникаций, в том числе и в СМИ, до сих пор осуществляется на кириллице.

Предполагать, что президент Назарбаев не в курсе всех рисков и проблем задуманной реформы, было бы наивно. Как и то, что намерение Елбасы обосновано «обращением к историческим корням и древней традиции казахской письменности». Во-первых, исторические корни письменности в большинстве упомянутых стран — это в основном арабское письмо, с дополнительными пометками и символами, передающими особенности языков. Во-вторых, потому что любовь к истории еще ни одного политика не заставляла проводить настолько масштабные изменения фактически во всех сферах жизни государства, еще и затрачивая на это огромные средства. Скорее, желание войти в эту самую историю, как это получилось с Кемалем Аттатюрком, автором наиболее удачного примера латинизации алфавита в тюркском мире.

Подобные честолюбивые амбиции некоторые обозреватели предполагают и в Нурсултане Назарбаеве. Но большинство экспертов сходится во мнении, что анонс языковой реформы — это в первую очередь внешнеполитический сигнал.

«Изменение алфавита никоим образом не скажется на динамике и характере нашей многовекторной политики. Не алфавит сближает страны, а общие интересы. Но нельзя исключать и того, что статья президента является сигналом и Москве, и Западу, — отмечает местный политолог Султанбек Султангалиев. — Для России это намек на то, чтобы она была более уступчивой в вопросах, касающихся общих экономических интересов, а для Запада — демонстрация лояльности и независимой позиции на фоне ухудшения отношений России и США».

Стоит напомнить, что Казахстан — один из наиболее активных участников Евразийского и Таможенного союза, а также ключевой союзник России в Средней Азии. Кроме того, в последнее время Астана стала переговорной площадкой по Сирии, что наверняка способствовало росту ее авторитета в регионе. Но, как показывает и опыт СНГ, и постоянные разногласия в Союзном государстве России и Белоруссии, РФ во всех подобных интеграционных проектах выступает если не прямым донором, то стороной, от которой остальные участники ждут преференций в обмен на весьма условную лояльность. «Латинский» сигнал Назарбаева, по мнению директор Института свободы Федора Бирюкова, может означать, что судьба ЕврАзЭС повторит судьбу СНГ — вырождение организации до формальной и не слишком актуальной структуры.

«В региональном плане латинизация будет означать политическое и культурное сближение Казахстана именно с Турцией, а также демонстративное дистанцирование от России», — считает эксперт. При этом, по мнению Бирюкова, прямого интереса Запада во втягивании Казахстана на свою орбиту в данный момент нет. «Европа и США по объективным причинам видят в нынешней Азии больше угроз, нежели возможностей. А вот создать своего рода национальную резервацию с контрольным пакетом акций в западных руках, это, пожалуй, вполне реально», — отмечает он.

С другой стороны, не стоит забывать о волнениях, прошедших в Казахстане прошлым летом. Тогда официальные власти сообщили о попытке государственного переворота, организованной неким бизнесменом Тулешовым. Восток, конечно, дело очень тонкое, но очевидно, что, во-первых, один бизнесмен, будь он даже олигархом республиканского масштаба, покушаться на государственную систему вряд ли рискнет, и скорее всего, речь идет о некой группе представителей местных элит. Во-вторых, как отмечали обозреватели в тот период, ситуация изначально разворачивалась по знакомым лекалам «цветных революций» и не дошла до финальной части захвата власти только стараниями правоохранителей. Маловероятно, что злосчастные сценарии, отработанные в Грузии и на Украине, казахи скопировали самостоятельно, а не получили по «франшизе».

И, исходя из того же украинского опыта, можно предполагать, что Запад если и не имеет прямых возможностей и ресурсов для полной колонизации российских соседей, то всегда заинтересован в лишении России союзников. Так что сбрасывать со счетов западное давление на Астану как один из аргументов к смене письменности, пожалуй, не стоит.

«Не для того в 1991 году распилили единую страну, чтобы теперь нац. элиты слушали мнение Москвы о своей внутренней политике, — иронично подмечает известный журналист и блоггер Семен Уралов. — Сегодня все постсоветские осколки являют собой периферию глобального мира: как в экономике, так и в политике и культуре. Казахстан точно такая же периферия, только без иллюзий относительно своего места в мире. Поэтому переход на латиницу это более внятная стратегия для глобальной периферии. Так проще учить английский язык, тем более, что дети казахстанской элиты уже давно обучаются там, где хранят капиталы их отцы».

По мнению экспертов, резких разворотов от Казахстана России ждать все же не стоит, но если реформа состоится, то через 10-15 лет, при следующем поколении политиков, переход Астаны от Москвы к Анкаре, скорее всего, станет неизбежен. «Общность культурного пространства была одним из трех китов наряду с энергетикой, оборонным пространством, которые связывали незримыми узами все страны СНГ. То, что этот блок подвергается эрозии, очень серьезный сигнал. Повод не для паники, а для размышления и принятия решений», — полагает Директор международных программ Института национальной стратегии России Юрий Солозобов. По мнению Федора Бирюкова, «латинизация» союзника уже сейчас должна стать поводом для «уточнений и переоценки Россией своих национальных интересов и международных приоритетов».

Много лет Москва демонстрировала откровенно беззубую политику в отношениях с соседями, заигрывая с местными элитами и спуская на тормозах ущемления русского языка, культуры и прав русскоязычного населения. К чему это приводит, наглядно поясняет пример Украины, где элиты неприкрыто продались Западу и согласились служить антироссийским инструментом. Официальная Астана пока не входит или не вводится извне в острую фазу подобной русофобии, но намек весьма недвусмысленный.

Между тем, как уже давно обращают внимание многие политики и обозреватели, с национальными интересами, как ни парадоксально, в современной России далеко не все гладко. Если верить российским масс-медиа, чуть ли не весь постсоветский период больше всего РФ интегрировала, привечала и, даже не особо ассимилируя, выдавала собственные паспорта жителям азиатских и кавказских окраин бывшей империи. Народности, конечно, важные в истории РФ и современном развитии, но все же, признаем, не ключевые в социально-политическом прошлом и настоящем.

Фактически, только несколько лет назад на законодательному уровне начали предприниматься некоторые попытки по упрощению миграции в Россию именно русских и русскоязычных из других стран. О значительном же содействии официальных властей соотечественникам за рубежом пока говорить не приходится. Даже в отношении тех из них, кто благодаря своей русской идентичности оказался втянутым в горячие точки геополитического противостояния, как это происходит в Донбассе. Безусловно, решения Москвы в отношении упрощения пребывания на ее территории обладателей непризнанных документов — шаги весьма весомые, как и гуманитарная помощь, щедро оказываемая все эти годы. А потому, вероятно, что выбор Казахстана в пользу латиницы, а с ней Турции, как восточного оплота Запада, заставит Москву не только пересмотреть свою азиатскую политику, но и политику у других границ, за которыми остаются миллионы русских соотечественников.

Источник: http://patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: