Похоже, что популярные украинские исполнительницы Ани Лорак и Светлана Лобода могут, наконец, вздохнуть с облегчением, поскольку Украина, с подачи «лидеров мнений» и журналистов, выбрала себе новый объект для травли. Им оказался певец Иван Дорн, позволивший себе высказаться в пользу дружбы между украинским и российским народами.

Но самым ужасным, по мнению украинского «патриотического» сообщества, оказалось даже не это, а то, что Дорн открыто заявил: он никогда не оказывал финансовой поддержки украинским силовикам. Несмотря на то, что СМИ долгое время распространяли противоположные сведения.

«Нет. Деньги давались на пострадавших в Мариуполе, когда произошел обстрел микрорайона «Восточный» в 2015 году. Но один из волонтеров, тот, который писал этот пост, решил распорядиться деньгами по-другому и привселюдно меня поблагодарил за это. Я сказал: «Давай, как-то что-то делать, неудобная ситуация получилась. Вони слишком много собралось по этому поводу. Давай как-то удали этот пост или скажи, что произошло». А он говорит: Нет», — прояснил ситуацию исполнитель, добавив, что действительно оказывал поддержку благотворительным организациям, никак не связанным с так называемой «АТО».

Рассказал Дорн и о своем решении исполнить песню на украинском языке, надев, при этом, футболку с украинским же трезубцем, на «Новой Волне» в Юрмале.

«Начала подниматься вонь, что наша участница из Украины надела спортивный костюм с триколором. И в целом «какого хрена ехать на «Новую волну». Я согласился, надо было что-то решать. Я решил поехать с украинской песней и выйти в костюме с трезубцем, чтобы по этому поводу никто не вонял», — подчеркнул Дорн, добавив, что украинцы и русские вскоре помирятся, а «оттепель» уже не за горами.

Далее, уже традиционно для «модерной» Украины, началась общенациональная травля. Наименее радикальные ее участники стали взывать к «компетентным органам», дабы те немедля пресекли «пропагандистскую» концертную деятельность «прокремлевского» исполнителя на благословенной украинской земле. А те, что из лагеря «непримиримых», так и вовсе предложили разобраться с певцом «по-своему», вероятно, имея в виду «классический бандеровский аттентат».

А началось все, как обычно, с журналистов и «лидеров мнений», без помощи которых, обыватель, наверняка, и не узнал бы об этом, в общем-то, безобидном интервью. Впрочем, даже если бы узнали, то, без помощи «экспертов», едва ли разглядели в нем крамолу. Ведь именно украинские СМИ разъяснили гражданам, что Дорн сказал нечто «шокирующее», «оскорбительное» и «антиукраинское».

«Мне жаль, что Иван Дорн так прокомментировал. У него может быть разная позиция его личная, в смысле, помогает он или не помогает АТО. Но говорить о ссоре так, будто у нас тут ничего не происходит — это недостойно», — уже прокомментировал ситуацию известный приверженец учения о генетической чистоте, по совместительству министр культуры Украины Евгений Нищук.

Вместе с тем, Нищук с явным сожалением объяснил украинским журналистам, что с юридической точки зрения, Минкульт никак не может повлиять на политически близорукого исполнителя: «Я могу только говорить, что это на самом деле недопустимо, оскорбительно», — сказал он.

Откровенно говоря, весьма странно слышать от господина Нищука слова «недопустимо» и «оскорбительно». В частности, после того, как в ноябре минувшего года, министр, являющийся, судя по всему, большим докой в вопросах генетики, усомнился в генетической полноценности жителей востока и юга Украины, а также граждан непризнанных республик Донбасса.

«Ситуация, сложившаяся на востоке и юге, — пропасть сознания. Более того, когда мы говорили о генетике в Запорожье, на Донбассе, то это города завезенные. Нет там генетики, это сознательно завезенные. Черкассы — славный гетманский и Шевченков край. Сам город Черкассы наполовину завезенный. Почему? Потому что боялись шевченковского духа. Это была технология Советского Союза», — заявил тогда Нищук в эфире одного из украинских телеканалов. За что, кстати, вопреки многочисленным требованиям, так и не был снят с должности.

В целом, случай хоть и неприятный, но более чем закономерный. Его, как и многие идентичные, невозможно рассматривать в отрыве от многолетней информационной кампании по дегуманизации жителей левобережной Украины в целом и Донбасса в частности. Особенно ярко, сей процесс стал проявляться на финальном этапе государственного переворота 2014-го года, когда СМИ массово представляли нежелание граждан бунтовать против законно избранной власти, как некое доказательство «рабской ментальности», «генетической неполноценности» и «антиукраинскости». Что и стало одним из основных факторов гражданской войны.

А уж после ее начала, государственные, олигархические и грантовые СМИ, вкупе с заметно разросшейся ордой провластных блогеров, отбросили нормы профессиональной этики, объединившись в один неформальный пропагандистский орган. В результате, как говорил бывший президент Украины Леонид Кравчук, имеем то, что имеем.

Именно этот закрытый медиа-клуб, поддерживаемый политиками-радикалами, и является основным гарантом продолжения войны на Донбассе, ревностно защищая монополию своего коллективного мнения от посягательств таких, как все тот же Иван Дорн, а также многие другие известные личности, выступавшие в пику «генеральной линии партии».

Прибавьте к фактору пропаганды неискоренимое реакционерство украинских политиков из первого и второго эшелонов, и получите эдакий порочный круг, вырваться из которого, ни Украина, ни Донбасс, не могут при всем желании. Кроме того, нежелание Киева вводить режим «военного положения» и, таким образом, отказываться от внешней финансовой помощи, априори сводит на нет любые мирные инициативы. Поскольку в ситуации, когда фактически идет война, а юридически царит мир, невозможно принять единое решение.

Взять, к примеру, те же Минские соглашения. С одной стороны, государство Украина взяло на себя ряд обязательств и, по логике вещей, обязано их выполнять. А, с другой, выходит, что звучащая из всех щелей милитаристская риторика сводит любые попытки реализации мирных договоренностей на нет. По сути дела, на данный момент, переговоры с Украиной — это переговоры с неорганизованной толпой, где у каждого имеются свои интересы и мнение.

И это не говоря уж о том, что официальный Киев, взяв однажды на вооружение термин «террористы», и не имея политической воли, дабы от него отказаться, осознанно или нет, заводит минский процесс в тупик. Ведь с «террористами», как известно, переговоров не ведут.

Разумеется, агрессивная украинская пропаганда рассчитана исключительно на внутреннего потребителя. Что, опять же, исключает возможность примирения. Ведь то, что на территории Украины рассматривается, как украинская пропаганда, в непризнанных республиках Донбасса воспринимается, как пропаганда антиукраинская. По большому счету, она, будучи антидонбасской и антирусской, иначе восприниматься просто не может. Ни один здравомыслящий дончанин, услышав о своей «генетической неполноценности», любовью к Украине не воспылает.

В республиках, к слову, пропаганда также рассчитана исключительно на «внутренний рынок». И это, если уж речь идет о возможности прекращения противостояния в рамках тех же Минских соглашений, тоже не лучший выбор. Конечно, ничего антиукраинского, в пропаганде донецкого и луганского розлива, нет. Все антиукраинское, как уже было сказано выше, обеспечивает сама Украина. Однако же, нет или чрезвычайно мало успешных, а главное последовательных попыток установить диалог с украинской аудиторией, сочувствующей Донбассу или симпатизирующей республикам. Зато много попыток объяснить дончанам, что они, на самом деле, живут очень даже хорошо.

Что же имеем в итоге? Заинтересованность ряда влиятельных политических течений на Украине, имеющих серьезный медиа-ресурс, в продолжении войны, а также плеяда «патриотичных» блогеров и «активистов», живущих с пропаганды, исключают возможность «оттепели». Информационный милитаризм дешев в производстве, но отлично продается, а запретить подобную риторику в Киеве некому и незачем. Ведь для большинства украинских политиков и чиновников, устойчивый мир означает, в лучшем случае, крест на карьере, а, в худшем — длительное пребывание в местах не столь отдаленных. И несмелые выкрики миротворцев-одиночек ситуацию не исправят. В Минских соглашениях остановка пропагандистской машины, к сожалению, также не прописана. А республики, вместо того, чтобы транслировать свои идеи вовне, заняты идеологической обработкой собственного населения.

Источник: patriot-donetsk.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: