При всех своих минусах, экономическая блокада Донбасса украинскими «патриотами» стала настоящим подарком судьбы для ЛНР и ДНР. Она вынудила республиканские власти сделать последний и решительный шаг на пути к обретению Донецком и Луганском реальной независимости от Киева, а также, вполне вероятно, к завершению гражданской войны. Однако же, принять такой дар — это лишь полдела. Важнее — суметь правильно им распорядиться.

О необходимости проведения национализации, в качестве последнего шага к финансовой независимости от Украины, на самых разных уровнях, говорят еще с лета 2014-го года. Но, до недавних пор, существовал целый ряд сдерживающих факторов, главным из которых был вопрос сбыта продукции зарегистрированных на Украине предприятий. Война, дескать, отнимает все время и силы, а вопросами национализации можно заняться и позже. Система ведь работает — предприятия не останавливаются, тысячи людей получают зарплату и, при этом, не пополняют ряды армии безработных.

С другой стороны, за свою нерешительность республики справедливо подвергались шквалу критики. Во-первых, миллионы гривен, которые продолжали уходить в украинский бюджет, могли бы оставаться в ДНР и ЛНР. Во-вторых, сложилась парадоксальная ситуация, при которой, жители Донбасса, своим трудом финансировали деятельность украинских силовиков.

По данным украинских СМИ, с начала 2014-го года, по май 2016-го, предприятия ДНР и ЛНР совокупно принесли Киеву 36,8 миллиардов гривен. Это и прямые выплаты в бюджет, и единый социальный взнос, питающий бюджет Пенсионного фонда Украины, который, к слову, уже третий год предпринимает всевозможные меры, чтобы лишить стариков из непризнанных республик честно заработанных пенсий.

Блокада, организованная украинскими радикалами под руководством нардепов Парасюка и Семенченко, вынудила республики задуматься, наконец, о принятии важного стратегического решения. А окончательное утверждение СНБО Украины введения полной торговой блокады, с подачи президента Петра Порошенко, вовсе отрезало пути к отступлению. И, в данном случае, уже не столь важно, какие цели преследовали нардепы от львовской «Самопомощи», господин Порошенко и другие яркие представители украинского истеблишмента. Куда важнее, что новые обстоятельства вытолкнули Александра Захарченко и Игоря Плотницкого, а также прочих республиканских кормчих калибром поменьше, из зоны комфорта.

Ведь обрыв экономических отношений означает, что сдерживающих факторов больше не существует. Не имея возможности сбывать продукцию, предприятия, в любом случае, остановят работу, а тысячи людей направятся в центры занятости. Проблему нужно решать и, по возможности, оперативно. Тут, как говорится, нечего терять, когда терять уже нечего. Национализация предприятий стала единственным выходом из кризисной ситуации.

И тут начинается самое интересное. Конечно, решение СНБО, пролоббированное украинским президентом, продиктовано, в первую очередь, реакционерским желанием утихомирить радикальную часть общества и обезопасить себя. Порошенко уже не в первый раз демонстрирует привычку начинать решать проблемы тогда, когда те уже схватили его за горло.

Вместе с тем, абсолютное большинство экспертов, включая и украинских, сходятся во мнении, что блокада и национализация (особенно — в случае успешного проведения последней) куда сильнее ударят по Киеву, нежели по непризнанным пока ДНР и ЛНР.

О том же говорил и сам Порошенко еще шестнадцатого февраля нынешнего года. «Возникли прямые угрозы энергетической безопасности государства. Причем угрозы сегодня распространяются не только на энергетическую отрасль. Они «защищают» украинскую металлургию от украинского же кокса, украинские семьи — от украинского тепла, украинские дома от украинского света, украинцев от рабочих мест, а украинскую гривну — от стабильности», — заявлял он, отмечая, что лишь остановка работы металлургии может повлечь за собой финансовые потери в размере двух миллиардов долларов.

Такого же мнения придерживалась и глава НБУ Наталья Гонтарева, по расчетам которой, за весь 2016-й год, экспорт украинской металлургии, составил четверть всего украинского экспорта или восемь миллиардов долларов. А без донбасского кокса, как известно, нет и металлургии.
В целом же, эксперты сулят Украине потерю доли ВВП в размере от двух до пяти процентов. Не говоря уж о проблемах, с которыми неминуемо столкнутся Пенсионный фонд и Национальный банк Украины.

«Мы можем потерять миллиард и более из-за падения экспорта металла. В любом случае, все это очень плохо и будет негативно сказываться не только на курсе гривны, но и на целом ряде бюджетных программ. Если бюджет будет невозможно выполнить, то будет урезаться социалка. Вдобавок к этому ждите массовые сокращения, инфляцию и очередное снижение уровня жизни», — считает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. В то же время, политолог Руслан Бортник уверен, что разрыв экономических отношений, как последней ниточки, связывавшей Донбасс с Украиной, поставит крест на планах по реинтеграции неподконтрольных территорий.

Того же мнения придерживается авторитетное немецкое издание «Der Spiegel», недавно опубликовавшее материал под заголовком «Донбасс уже не вернется в Украину», речь в котором идет о влиянии блокады и национализации на реинтеграционные процессы в рамках Минских соглашений.
«Но стало ясно, что Киев не хочет таким образом выполнять договор и не хочет финансировать части страны, которые он не контролирует. Порошенко сдерживал Запад с помощью строптивой тактики и признаниями на словах минских соглашений, и таким образом он перечеркнул планы Москвы. И в этом тоже был своего рода триумф. Но в конце концов ликуют все же сепаратисты, во всяком случае те, кто серьезно ищет присоединения к России, а не просто обогащения и приключений. Они с самого начала были против минского соглашения и чувствовали себя так, будто Россия их отодвинула, даже оттолкнула в сторону украинского государства, в которое они больше не хотели входить», — считает автор статьи.

По мнению «Der Spiegel», теперь именно Россия взяла на себя ответственность за экономику Донецка и Луганска, оставив Ахметова, как человека, больше других заинтересованного в реализации «Минска — 2», не у дел. Таким образом, Донбасс неформально становится «частью российского федерального региона», сжигая за собой мосты. Республикам остается лишь наладить производство и сбыт, окончательно закрепив за собой право на «главный приз» — промышленность Донбасса. А без нее, по большому счету, война для Киева теряет львиную долю смысла. Если утрата полуострова Крым ударила, в основном, по национальной гордости радикалов, то национализация предприятий Донбасса бьет уже по кошельку. В том числе, и по военному бюджету. Украине, в таком случае, останется лишь попытаться реализовать свои «аграрные» чаяния. Впрочем, шансы на обретения статуса «аграрной сверхдержавы», на фоне утраты промышленности и долларовой выручки с экспорта металла, у нее также не велики.

А что же Донбасс? По логике вещей, местным властям нужно, что называется, ковать пока горячо. Однако же, судя по всему, работа ведется без особого энтузиазма.
«У нас нет ни одного закона или указа, относящегося к этому вопросу, и судя по «активности» в народном совете, ни депутаты, ни комиссии не озабочены принятием ничего в этой области. Такое же положение дел и в Совмине. Как это понимать, простите? Откровенный развод и саботаж?», — задается вопросом лидер «Патриотических сил Донбасса» Александр Ходаковский в своем блоге на «Facebook».

И действительно. За время, прошедшее со дня объявления национализации, законодательные органы так и не разработали для этого процесса нормативно-правовую базу. А, судя по рассказам сотрудников предприятий, представители того самого «внешнего управления», в ходе встреч с коллективами, практически не озвучивают никакой конкретики. Работа до сих пор не начата, окончательного понимания относительно зарплат, у работников нет, не озвучена даже информация касательно закупки сырья и рынков сбыта. Складывается впечатление, что власти сами до конца не понимают, что делать с промышленным потенциалом Донбасса, свалившимся в их руки. О прозрачности национализации, к слову, речь вообще не идет. До сих пор, общественности даже не представили тех, кто должен осуществлять «внешнее управление».

В целом же, подковерная грызня украинских политиков дала республикам шанс окончательно избавиться от влияния Киева, однако же, вопрос состоит в том, воспользуются ли республики Донбасса этим подарком судьбы или спустят все на тормозах?

Источник: patriot-donetsk.ru Павел Климов

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: