«Куда вы хотите ехать в это время? Фары машины видно издалека, а нам нужно ехать вдоль фронта— война идет каждый день. 28 минометных обстрелов за сутки уже даже не берем во внимание — рассчитывать на тишину не приходится. Мы попадем под огонь!», — раздражается "Саныч", один из командиров "Морпехов". [Названия некоторых подразделений, а также боевых позиций будут намеренно опущены].

"Саныч" является одним из командиров Морской Пехоты. Полк, задачей которого является поддержание 27 километрового участка южного фронта. Зона боев проходит в основном через степь — открытая территория имеет как преимущества, так и недостатки. Крупные военные операции видны как на ладони, однако снаряд — даже винтовки летит далеко. Зачастую расстояние между воюющими сторонами, составляет всего несколько сотен метров, что представляет повышенную смертельную опасность.

«Каждый маленький огонек может означать пулю в лоб, поэтому не зажигаем даже сигарету», — узнаем через несколько часов.

«Саныч» командует группировкой саперов, которые выполняют такие задачи, как разминирование степи. Причем делается это без карт минных полей, что часто делает саперов легкой мишенью для снайперов, или артиллерии. Этот 57-летний мужчина родом из Хабаровска, проживающий до войны в Тюмени. Ветеран войны в Афганистане. Всего несколько минут разговора с ним вселили в нас уверенность, что задача, которая поставлена перед нами — с его неоценимой помощью, будет выполнена.

В ночь с 31 марта на 1 апреля должно было начать действовать еще одно перемирие. Которое уже по счету? Не помню которое, но знаю, что до сих пор ни одно не выдержало даже двух дней. «Саныч», как и любой другой солдат, считает, что и в этот раз ничего не изменится: хрупкий мир не выдержит даже короткого испытания временем. Вместе с Патриком Ланкастером мы отправляемся на южный фронт, чтобы своими глазами убедиться, что на этот раз выйдет из этого «режима прекращения военных действий».

Мы едем в сторону Ленинского, небольшого поселка на юге ДНР, недалеко от Азовского моря. По пути мы останавливаемся на несколько минут и прислушиваемся — не продолжаются ли бои, либо не ведется ли обстрел. Через несколько минут отправляемся дальше. Внедорожник «Саныча» не вселяет оптимизма. Конечно, на полевых дорогах, изрытых тяжелой техникой и артиллерийскими снарядами, он работает почти идеально. «Проблема» состоит в том, что внутри машина посечена осколками.

Ленинское делится на две части: само село и дачи. Первая из этих частей практически полностью уничтожена: почти каждый дом отмечен обстрелами, что в нескольких метрах на дороге надо держаться подальше от воронки. В таких условиях до сих пор живут люди. Вторая часть города выглядит гораздо хуже. Ее уже нет.

Через некоторое время добираемся до места, где дислоцируется отряд, можно сказать: маленькие силы пограничной охраны. В этот день во время украинского обстрела погиб молодой солдат, чуть более, чем двадцатилетний парень, после его смерти осталась вдова и двое детей: два и четыре года. Он погиб не в бою — это был один из «случайных» снарядов, который «где-то там упадет».

От отряда мы узнаем, что несколько минут назад один из таких снарядов попал в дом на окраине Дзержинска.

Цель этого обстрела, так называемой «Антитеррористической Операции» видна издалека. Здание еще горит. Его жительница представилась, как «Тетя Нина», вместе с соседями спасает то, что осталось от ее имущества, то есть почти ничего: чайник, холодильник, несколько мелких вещей, которые еще не настиг огонь. Нина слышала летящие одиночные снаряды, но все они пролетели вдалеке. На всякий случай, как всегда, спряталась в подвале — это спасло ей жизнь. Теперь будет жить у знакомых, что будет дальше?

«Не хочу об этом думать», — отвечает она и принимается снова за борьбу с огнем. Через некоторое время соседи забирают ее от этого уже бесполезного дела.

Прекращение огня должно начаться с 00:00, однако по-прежнему слышны выстрелы, а над нами летают разведывательные беспилотники. Зачастую БПЛА израильского производства — поднимаются слишком высоко и их становится невозможным сбить тем оружием, которым располагают ополченцы. Никто из солдат, у которых мы гостим, не верит в то, что на этот раз ситуация изменится. Говорят, что могут только надеяться, что будет, хотя бы день — два относительного спокойствия. Устали от затяжного конфликта, однако не намерены отступать.

Этой ночью можно поспать относительно спокойно, после полуночи наступает тишина. Прерывает ее на короткое время несколько выстрелов из АГС и стрелкового оружия. Появляется сигнальная ракета, которая осветила небо, но никто не стреляет.В этих условиях даже сутки спокойствия — бесценно. Можно спать. И бодрствовать.

****

«Что ты слышал о Коминтерново? Что говорили на Западе об этом?» — спрашивает меня на следующий день «Саныч».

«Говорили, что это была нейтральная зона занятая ДНР», — отвечаю, на что мужчина реагирует легкой улыбкой.

«В таком случае, откуда в нейтральной зоне взялись украинские танки?», — задает он риторический вопрос, указывая на обломки трех из них.

Коминтерново — небольшое село, являющееся связующим звеном между Мариуполем и Новоазовском. Согласно Минским договоренностям, это село должно было быть зоной, свободной от боевых действий. Да не случилось. Оно очень быстро было захвачено украинскими силами и использовалось для ведения огня по территории ДНР. На фотографиях ниже детский сад, который служил силам «АТО» базой для танков. Обломки двух из них все еще там — само здание разрушается.

Как и в большинстве населенных пунктов, которые практически ежедневно подвергаются обстрелам, трудно найти дом, который не прочувствовал на себе последствия боевых действий. Так же, как и в Ленинском, там все еще живут люди — часто без электричества.

В первый день прекращения огня, 1 апреля жители помогают работникам ЖКХ в восстановлении разрушенных обстрелами линий электропередач.

В этом месте заканчивается Донецкая Народная Республика и начинается Украина, или, как говорят в Донецке и Луганске: «территории временно оккупированные». Как видите, расстояние между воюющими сторонами минимальное.

31.03.2016после обеда, один из украинских снарядов попал в дом в малом Коминтерново. Дом жилой. «Бабуля» — это 74-летняя женщина, так же, как и «Тетя Нина» в Дзержинске, во время обстрела спряталась в подвале.

«Удар был сильный, весь дом трусило. Казалось, что потолок упадет мне на голову. Через некоторое время все утихло, хотела узнать, можно ли уже выйти, и тогда внутрь [подвала] начали вламываться клубы дыма», — сказала она.

На помощь «Бабуле» примчались солдаты здешней Роты, благодаря им женщина выбралась из подвала и была освобождена из ловушки. Я разговаривал с ними, сказали, что поначалу женщина проклинала всех, все мундиры мира, войны, политиков. Когда немного успокоилась, она начала их благодарить, а злость осталась только для виновных в обстреле. Когда с ней разговаривал, не было в ней уже злости, на нее постепенно навалилось отчаяние и слезы выступили на глазах.

Командир «Роты» «Саид», умный мужчина, родом из Донбасса, но последние 15 лет работал в Греции — сам имеет греческие корни. Когда разразилась война, свой выбор сделал быстро.

«Здесь речь не про какую-то политику или идеологию. Я не люблю политику, не разбираюсь в ней, меня не волнует, она — ни в каком виде. Но когда кто-то приходит на мою землю с оружием в руках, и я не собираюсь его спрашивать, чего он хочет делать он становится врагом и с таким нужно бороться», — рассказывает «Саид».

В «Роте» царит семейная атмосфера. Большинство служащих в ней людей, сражается с 2014 года. Подавляющее большинство родом из окрестностей Коминтерново, Новоазовского района, но также представители других городов Донбасса, как, например, Марина с Макеевки.

Также здесь никто, буквально никто, не верит в то, что перемирие имеет шансы на долговечность. Хотят мира, но только при условии, что Украина выйдет за пределы Донецкой и Луганской области. Они устали от войны, никто из них не профессиональный воин. Не думали о войне, не хотели ее, все, что умеют, чему обязаны своей жизнью, они научились уже в бою. Воюют от 18-летних до пенсионеров, кроме того, есть несколько девушек. Все бойцы находятся в непрерывных ротациях после опасных и тяжелых боев.

Марина увлечена нумизматикой, может похвастаться коллекцией монет и банкнот, некоторые из них были выпущены в XVIII веке, есть также экземпляры из Польши. У нее есть сын. Марина была ранена осколком в спину и никогда полностью не поправится, — однако сдавать оружие не собирается.

«Тихий» — командир взвода. Серьезный, решительный и одновременно приветливый мужчина. Так же, как Марина — воевал еще в Славянске, времена которого характеризует, как «беспощадную резню». У него есть задача, которую он сам себе поставил: сделать из каждого нового добровольца настоящего солдата, чтобы он мог выжить.Более того, он желает мира, однако не любой ценой.

Каждый из них имеет свою историю, свои причины по которым он борется. Вторая ночь прекращения огня начинается от украинских провокаций: автоматы, гранатометы. Одна из позиций обстреляна из танка. Несмотря на это, «Саид» заполняет приказ и запрещает эскалацию действий — это приносит результат, силы противника не дождавшись «ответ» всю ночь соблюдают договор. Этой ночью, на этом участке никто не погиб, не был ранен. Тем не менее, — никто не верит, что такая ситуация сохранится и никто не теряет бдительности.

Полный фоторепортаж Давида Худжеца: Дзержинск и Коминтерново на линии огня

Южный фронт

Автор: Давид Худжец


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях: