На современной » майданной» Украине массовые репрессии и грубое нарушение прав и основных свобод человека (свободы слова, свободы совести, права на собрания, права на гуманное обращение) стало нормой.

При этом следует четко дифференцировать три категории: 1. нарушения прав человека на оккупированных Киевом территориях части Донецкой и Луганской областей; 2. нарушения прав и свобод на территориях Донецкой и Луганской Народных Республик; 3. нарушения прав и свобод человека на территориях, на которых официальный Киев не ведет активные боевые действия — в первую очередь это регионы русскоязычного и традиционно пророссийского Юго-Востока (Харьковский, Днепропетровской, Запорожской, Николаевской, Херсонской областей). В данной статье уделим максимум внимания нарушениям второй категории.

Следует отметить, что за три последних года сторонники майданной власти из числа «лидеров мнения» (политики, общественные деятели, журналисты, блогеры, артисты) активно проводят политику информационного «расчеловечивания» всех инакомыслящих, не поддерживающих прозападный и ультранационалистический курс, введя в обиход, в частности, термины типа «вата», «колорады», «лугандоны», «сепары» (людей массово сравнивают с насекомыми, изображая даже на плакатах официальных государственных органов в виде «колорадских жуков» — подобно тому как в 1994г. перед началом геноцида в Руанде, журналисты, подчинявшиеся власти хуту, называли тараканами представителей народа тутси — это информационное воздействие оказалось тогда настолько эффективным, что за 100 дней было уничтожено до 1 миллиона человек.

Уничтожение, пытки, изоляция инакомыслящих на Украине массово пропагандируются как вариант достойного «патриотического» поведения. К этой деятельности фактически подключилась и Служба безопасности Украины, которая стала активно распространять печатные агитационные материалы оскорбительного содержания под лозунгами «Бытовой сепаратизм», «Вылечим любовь к России», с изображениями инакомыслящих в виде насекомых, которых нужно давить. Эта политика включила цепную информационную реакцию, приведшую уже к требованиям провести тотальную зачистку населения Донбасса, неподконтрольного Киеву, а также всех инакомыслящих на территории Юго-Востока.

В этом плане весьма показательна ситуация, когда в результате ДТП, совершенного военнослужащими ВДВ ВСУ находящимися в состоянии алкогольного опьянения, в городе Константиновка Донецкой области погибла 8-летняя девочка. Стихийный митинг протеста, собранный местными жителями, был разогнан с применением огнестрельного оружия. Активисты, протестовавшие против убийства ребенка, были арестованы. А один из причастных к гибели девочки военнослужащих был награжден Орденом Богдана Хмельницкого III степени.

На сегодняшний день общее количество уголовных дел с «политической окраской», которые находятся в производстве СБУ, МВД Украины, прокуратуры Украины, судов Украины — украинскими властями не разглашается. Однако по фрагментарным заявлениям представителей различных органов и служб мы можем судить о порядке их числа. По состоянию на начало декабря 2014 года (почти год назад) СБУ вела уже более 3000 уголовных дел по политическим статьям. По состоянию на март 2015 года СБУ уже заявляла примерно о 4000 таких дел. По состоянию на декабрь 2016 года — по политическим статьям задержано и находятся под стражей около 6 тысяч человек.

По линии МВД Украины (без учета проходящих по делам СБУ) только в Донецкой области было задержано по политическим статьям около 700 человек. Учитывая тот факт, что в СМИ Украины практически ежедневно поступает информация о возбуждении новых уголовных дел с «политической окраской» и взятии под стражу инакомыслящих, с учетом «зимней» динамики можно предположить, что количество таких дел и политзаключенных может составлять сегодня более 10 тысяч человек. Данная цифра является сугубо оценочной и выведенной аналитическим путем из динамики возбуждения уголовных дел весной-зимой 2016 года. Предлагаем проанализировать некоторые наиболее характерные факты нарушения прав человека и политических преследований, ставших достоянием общественности и СМИ.

В 2014 году уголовные дела по статьям «хулиганство» и «призывы к свержению конституционного строя» были возбуждены на харьковчанку Татьяну Лебедеву за распространение антивоенных наклеек с требованием прекратить бомбардировки Донбасса. За распространение наклеек женщина была признана настолько «социально опасной», что была взята под стражу на время следствия. О ее дальнейшей судьбе СМИ не сообщают. В январе 2015 года уголовные дела по статьям «государственная измена» и «уклонение от мобилизации» были возбуждены против ивано-франковского журналиста Руслана Коцабы, призвавшего прекратить мобилизацию и гражданскую войну в Донбассе. Несмотря на то, что Коцаба лишь высказал свои оценочные суждения и что он явно не представляет никакой социальной опасности, в феврале 2015 года он был взят под стражу и находится в СИЗО по сей день. Руслан Коцаба признан узником совести организацией «Международная амнистия», которая призвала Киев немедленно освободить журналиста.

В январе 2015 года был арестован лидер харьковской организации «Исход» (позиционирует себя как антифашистская), бизнесмен и филантроп Олег Новиков. Арестован за возмущенное выступление по поводу разрушения ультраправыми памятника Ленину в Харькове. Ситуация с его арестом была вдвойне странной, так как Олег Новиков — инвалид, у него нет одной ноги. Так что ни о какой социальной опасности Новикова в принципе не могло быть и речи. За антифашистские высказывания он был обвинен в «посягательстве на территориальную целостность Украины» и приговорен к 3 годам лишения свобода. Задержание инвалида Новикова курировал, кстати, лично глава МВД Украины Арсен Аваков. Арест и приговор вызвал в социальных сетях поддержку со стороны представителей радикальный организаций и лиц, поддерживающих официальный Киев. Как при принятии решения о взятии под стражу, так и при вынесении приговора были полностью проигнорированы обстоятельства, фактически исключавшие возможность заключения Новикова — инвалидность, наличие малолетних детей, многочисленные положительные характеристики. А также тот факт, что Новиков всегда подчеркнуто поддерживал идеи «Единой Украины», но был противником ультраправой идеологии. Процесс играл показательную роль — и был направлен явно на запугивание оппозиционно настроенных граждан.

В феврале 2015 года был арестован журналист и депутат Николаевского областного совета Николай Машкин. Ему инкриминировалось содействие террористической организации и унижение национальной чести и достоинства граждан Украины. И уголовное дело, и арест стали результатом очевидной правовой подмены. Дело в том, что, давая интервью, он произнес фразу: «Если не дай Бог в Николаев войдут российские танки», — и предположил, что в этом случае «профессиональные» украинские патриоты будут встречать их с хлебом-солью. Однако слова «Если не дай Бог» из фразы были выпущены — и Машкина обвинили в государственном преступлении. Только за одну эту фразу журналист содержался под стражей более семи месяцев. После известия об аресте сына, умерла его 79-летняя мать. Лишь в сентябре 2015 года Николая Машкина передали властям ДНР в обмен на пленных украинских военнослужащих. Так как обвинения с него не сняты, путь домой для него теперь закрыт.

В феврале 2015 года был арестован 22-летний житель Запорожья Максим Гриндюк. Единственная вина молодого человека заключается в распространении листовок, содержавших простую экономическую статистику по Украине за 2014 год. Тем не менее, его обвинили в терроризме и взяли под стражу. Угрожая расправой над членами семьи, его принудили оговорить себя. Расчет при аресте Гриндюка был явно на то, что его сестра работает в Донецке, и его можно будет «выгодно» обменять на украинских пленных. В марте 2015 года молодому человеку формально изменили санкцию на «домашний арест» и якобы вывезли его из города для обмена. Однако назад он не вернулся, и с родными на связь больше не выходил. В июне 2015 было распространено заявление его отца с просьбой помочь в поиски пропавшего без вести сына, о дальнейшей судьбе Максима в СМИ не сообщалось.

В Одессе в июне-июле 2016 года были арестованы активисты «Народной Рады Бессарабии». Журналистов и общественников обвинили в «сепаратизме», хотя фактически ими обсуждались только вопросы «национально-культурной автономии». Сепаратизмом это не может являться по определению, так как предполагает нахождение в составе Украины, тем более что речь идет не о политической, а именно о «национально-культурной автономии». Петр Порошенко сам выступает за предоставления уже давно российскому Крыму статуса «крымско-татарской автономии в составе Украины» — выходит, что, по мнению СБУ, их главнокомандующий тоже является сепаратистом и должен быть взят под стражу? Одного из активистов «Народной Рады Бессарабии» — редактора издания «Инфоцентр» Виталия Диденко — уже приговорили к 3 годам лишения свободы.

В Кривом Роге Днепропетровской области в 2014 году четырех местных жителей приговорили к пяти годам лишения свободы за распространение газеты «Новороссия», отпечатанной в официальном порядке в типографии на подконтрольной Киеву территории. В том же Кривом Роге в 2016 году 32-летнюю местную жительницу задержали за репосты материалов ДНР и ЛНР в социальных сетях. По аналогичным обвинениям была задержана недавно и жительница Запорожья. В Днепропетровске местного жителя приговорили к восьми годам лишения свободы за публикацию в социальной сети «Вконтакте» открытых данных о перемещении украинских войск. 33-летнего жителя Днепропетровска Евгения Федюхина арестовали за предложения о создании Украинской автономной республики в составе РФ, сделанное «Вконтакте». Ему грозит до 5 лет лишения свободы.

В Николаеве группу местных жителей арестовали за изображение флага Новороссии на заборе и за свастику, нарисованную на фоне украинского флага. В Черкассах уголовное дело было возбуждено против 56-летнего преподавателя вуза, призвавшего на своей странице в Facebook отказываться от призыва в армию по мобилизации и за лайк под материалом о Донбассе. Некоторые заявления украинских силовиков очевидно заведомо абсурдны. Практически все основные украинские СМИ сообщили о задержании в Мариуполе силами СБУ местной жительницы, модерировавшей якобы параллельно 500 групп «сепаратистской» направленности в социальных сетях с общим охватом в 1,5 миллиона человек. Эксперты подсчитали, что для того, чтоб уделять каждой группе хотя бы 2 минут — женщине понадобилось бы около 17 часов в сутки. На практике, профессиональные модераторы уделяют каждой своей группе несколько часов в день. Это говорит о том, что обвинения не имеют ничего общего с действительностью, но абсурдность не смутила ни СБУ, ни журналистов, ни миллионы сочувствующих власти украинцев. Данный случай прекрасно демонстрирует то, что охота на сепаратистов на Украине является фактически «охотой на ведьм» — действия представителей силовых структур и активистов радикальных формирований выходят за рамки украинского законодательства.

В Харькове продолжаются судебные слушанья по 10 уголовным делам, связанным с акциями протеста зимой-весной 2014 года. По ним находятся в СИЗО 20 активистов. Трое лидеров протестов лишены права вносить залог, 17 участникам митингов и демонстраций определены такие суммы залога, что их семьи не в состоянии их внести. В целом, общее количество задержанных и содержащихся в харьковском СИЗО и просто в здании управления СБУ инакомыслящих граждан Украины исчисляется тысячами. Назвать точную цифру затруднительно, так как многие из заключенных официально не оформлены. Серьезное давление оказывается на адвокатов людей, обвиняемых в «сепаратизме». В их адрес регулярно звучат угрозы, им приходят повестки из военкомата.

В целом, кто и за что арестован на Украине, логику арестов и выбора статей для обвинения лучше всего посмотреть на примере конкретных цифр. В общем списке политзаключенных, которые подвергались репрессиям в официальном порядке, лидирует Донецкая область — 35%. Затем идут Харьковская и Луганская.

Харьковская обл. 14%

Луганская обл. 12%

Одесская обл. 10 %

Другие 9%

Днепропетровская обл. 6%

Запорожская 6%

Киев-6%

Под пунктом другие содержаться до десятка областей — Николаевская, Херсонская Полтавская, Кировоградская, а также Львовская и Волынская.

Что же касается Киева, то его высокий показатель обусловлен тем, что часть заключенных этапируют в украинскую столицу. По возрастным показателям — большая часть политзаключенных — люди среднего возраста.

До 30 лет — 31%

30-50 лет — 55%

50-70 лет — 14%

Молодежь составляет треть всех арестованных, есть также ряд лиц старше 70 лет. Две из которых возрастом более 75 лет, обвиненные в создании террористической группы умерли в тюрьме:Зенькова Нина Егоровна и Богданова Светлана Константиновна 39 и 40 года рождения. Они обвинялись по статье 258 — создание террористической группы. Это самая «популярная» статья для политзаключенных. По ней сидят — 48%, не менее «популярна» на Украине и статья 260 — создание незаконного вооруженного формирования ( 27%).

Показательно, что по 263 статье — незаконное хранение оружия боеприпасов и взрывчатых веществами находятся в заключении — 17 %. Другими словами, 75% арестованных обвиняются либо в терроризме, либо в создании незаконного вооруженного формирования, при этом лишь 17% из них обвиняют в наличии незаконного оружия. Безоружные террористы привычные украинские реалии. Но то, что на первый взгляд не имеет логики, при ближайшем рассмотрении является отработанной системой подавления всякого сопротивления, даже на уровне «мыслепреступлений».

В статьях, обвиняющих в организации вооруженных банд формирований и терроризма, содержится пункт, согласно которому, в случае добровольного выхода из террористической группировки и сотрудничества с властями происходит освобождение от уголовной ответственности. Таким образом, на Украине любого подозрительного или неблагонадежного можно запросто обвинить по статьям за участие в террористической организации. 61% жителей Украины получили условный срок по этим статьям.

От года до трех лет получили 3%, от трех до пяти — 20%, от пяти до десяти -10%,

более 10 лет получили 4%. И только 1% политзаключенных граждан Украины был оправдан.

Получается, что реальный срок получил каждый пятый гражданин Украины, от трех до пяти лет — каждый десятый, от пяти до десяти лет — каждый 20. Для получения выгодных для следствия показаний практикуют угрозы расправы с родными и близкими, побои, пытки. Дела ведутся с нарушением практически всех возможных процессуальных норм, превращаясь из реального правосудия в обычную расправу, имеющую лишь отдельные внешние формальные атрибуты правовых процедур.

Видимо, единственное, что спасается оставшихся на свободе, это непосильный объем работы для СБУ и прокуратуры, которые чаще предпочитают дела приносящие хорошую прибыль. С другой стороны усилий украинских силовиков явно не хватает не то, что на политику, но даже на то, чтобы хоть как-то сдержать рост бытовой преступности на Украине.

Исходя из вышеописанного, можно говорить о тысячах политически мотивированных уголовных дел (приведенные примеры являются лишь малой долей от их общего количества, заявленного представителями СБУ, МВД, прокуратуры) с надуманными обвинениями по деяниям, в которых на самом деле отсутствует состав преступления. Речь идет о подавлении инакомыслия, насаждении ультраправой идеологии, применении дискриминационных практик по политическим, национальным, конфессиональным, языковым мотивам.

Анна Филатова


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!