5 декабря президентом Путиным был подписан документ, определяющий информационную безопасность нашей страны на ближайшие годы. Полностью он называется «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации».

Доктрина, безусловно, по-прежнему носит сугубо оборонительный характер и предназначена в качестве руководства к действию для чиновников всех уровней, а также силовых ведомств. В ней четко определены цели, методы и задачи обеспечения информационной безопасности.

Доктрина разделена на пять глав и 38 пунктов. Соответственно, главы посвящены I. Общим положениям, II. Национальным интересам в информационной сфере, III. Основным информационным угрозам и состоянию информационной безопасности, IV. Стратегическим целям и основным направлениям обеспечения информационной безопасности и V. Организационным основам обеспечения информационной безопасности.

Попытаемся коротко обобщить сказанное в Доктрине своими словами. Документ представляет собой официальную программу стратегического планирования, продолжение собственно Стратегии национальной безопасности РФ (п.5) и инструкцию для действий в условиях фактической информационной войны против нас (п.7). Национальный интерес представляют развитие у нас информационных технологий (п.8 в.) и защита нашей позиции по ключевым политическим вопросам внутри страны и за рубежом (п.8 г.).

Само внедрение информационных технологий, популяризация социальных сетей и глобальных сетей представляют опасность без должного обеспечения их безопасности (п.10).

Россия фактически находится на фронте информационной войны, суверенитет нашего и других государств пытаются подорвать с помощью целого ряда «средств оказания информационно-психологического воздействия» (п. 12). В качестве инструмента для взлома нашей безопасности используются правозащитные, этнические и религиозные организации (там же — п.12). Первым под удар попадает молодое поколение, больше всего вовлеченное в глобальную сеть. Цель нападения — «размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей» (там же).

Атаки продолжаются и только нарастают в кредитно-финансовой сфере (п.15), в области обороны (п.16), в сфере государственной и общественной безопасности (п.16), в экономике (п.17), в науке (п.18), а также в области стратегической стабильности (п.19). К тому же перевес сил в этом противостоянии явно не в нашу пользу (там же).

Что делать? Необходимо стратегическое информационное сдерживание (п.21) и «нейтрализация информационно-психологического воздействия, в том числе направленного на подрыв исторических основ и патриотических традиций, связанных с защитой Отечества» (п.21 д.). Для всего этого необходимо пресекать пропаганду экстремистских и террористических идей (п.23. а.) и попытки иностранных государств контролировать те или иные сектора информационной инфраструктуры, повышать культуру личной информационной безопасности (там же). Кроме того, необходима «нейтрализация информационного воздействия, направленного на размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей» (п.23 к.).

Киберсуверенитет должен быть обеспечен в той же мере, как и государственный суверенитет (п.29 а.). Информационная безопасность вообще неотделима от национальной безопасности как таковой (п.30). За нее несут ответственность государственные органы власти и юридические лица — собственники информационной инфраструктуры (п.33).

Свободна личного обмена информацией должна быть уравновешена необходимостью обеспечения национальной безопасности (п.34 в.).

Профильные госорганы и спецслужбы должны в постоянном режиме оценивать состояние информационной безопасности, координироваться для этого между собой, поддерживать одни общественные организации и пресекать деятельность других, оттачивать методы борьбы за кибербезопасность, содействовать их «правовому, организационному, оперативно-розыскному, разведывательному, контрразведывательному, научно-техническому, информационно-аналитическому, кадровому и экономическому обеспечению» (п.35).

В целом настоящая Доктрина радует хотя бы тем, что в ней присутствует апелляция к общим ценностям, которые и делают из совокупности населения народ и государство. Их защита четко и последовательно прописана в документе. К наступательным механизмам, пожалуй, можно отнести лишь один подпункт: «доведение до российской и международной общественности достоверной информации о государственной политике Российской Федерации и ее официальной позиции по социально значимым событиям в стране и мире…» (п.8 г.).


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!