Позвонил мне недавно старый приятель, Тарас, — давно его не видел и не слышал. Учились вместе в ВУЗе (на Урале) — потом он уехал в Киев, так как сам оттуда родом. Уже на последних курсах Университета он серьезно заболел «украинством», и градус его «националистического самосознания» рос на глазах, так, что перед защитой диплома в его голове умещались глобус Украины, мемуары Бандеры и концепция «Украина-цеевропа» одновременно. Тогда, однако, это воспринималось как дурь, по молодости лет, — перебесится, и все пройдет…
Через несколько лет так и случилось, — во всяком случае, так тогда казалось со стороны. Мы периодически общались, и без особых «контр», надо сказать: по многим позициям наши взгляды совпадали. Да и человек Тарас — неглупый, начитанный, такими собеседниками с течением временем начинаешь дорожить.
Однако после Майдана риторика Тараса вдруг полярно переменилась: стала резко антироссийской и «украиноцентричной», и мы скоро перестали общаться, так как аргументы разума на него не действовали — а вести долгие дискуссии про пробуждение национального самосознания, древних укров и «светлый путь в Европу» у меня не было никакого желания. Тем более, что любому здравомыслящем человеку было понятно, что никакой «путь в Европу» Незалежной не светит…
Но время идет, и было написано на кольце у царя Соломона: «все пройдет, пройдет и это»… Прошел дикий угар Майдана, — и вера в «светлый путь в Европу» и в «цеевропейские стандарты жизни» на Украине проходит тоже.
А вместо нее осталась пустота и неизбывная тоска по тем временам, когда на улицах не бросали гранаты и не стреляли, когда была работа и перспективы, а зимой в квартирах было тепло…
И вот мой приятель, приехав в командировку в Москву (с его слов), вдруг позвонил сам — и предложил: давай, мол, сходим, куда-нибудь, пива выпить, поговорить. Я сначала несколько удивился, а потом подумал, отчего бы и нет, — тем более, что тон Тараса был более чем дружелюбный.
Встретились в районе Киевской. Сначала поговорили об общих знакомых, о семье, детях; но выпив по первой кружке, как-то незаметно перешли на вторую, а в разговоре — на политику, как это часто бывает. И тут перемены, произошедшие с моим приятелем, не заметить было уже невозможно. Войдя в раж, он начал клясть последними словами евроинтеграцию и Майдан. А заодно Порошенко и всю его киевскую «свору», укропатриотов и националистов.
— Как же мы, идиоты, могли на эту удочку клюнуть?! — сокрушался Тарас, имея в виду, конечно же, Майдан.
— Ну ладно, там, студенты или «офисный планктон», — говорю я, — но ты, экономист с высшим образованием, неужели не понимал, чем закончится вся эта афёра?
— Знаешь, — ответил Тарас, взяв небольшую паузу, будто бы подбирая слова, — мы ведь верили, что Европа и США нам помогут…
— Ага, многим американцы в последнее время «помогли»!
— Ну, например, полякам, — парирует собеседник.
— Как будто тебе не известно, в каком положении находится ЕС с 2009 года, когда разразился финансовый кризис — начал доказывать я. — Что свободных миллиардов, не говоря уже о десятках миллиардов, которые были в свое время вложены в экономику той же Польши, у Брюсселя давно уже нет. А для перевооружения промышленности Украины под стандарты ЕС, по разным оценкам, требуется от 100 до 200 миллиардов долларов! И ты думал, что эти деньги возникнут в Киеве по мановению волшебной палочки?!
Приятель мой только пожал плечами. Молча начал пить пиво, сверля взглядом пространство.
Вышли на улицу. Закурили.
— Ты, это, извини, — неловко начал Тарас. — Я ведь во время Майдана много чего лишнего наговорил тебе. И не только тебе…
— Да ладно, — отвечаю я с улыбкой. Обиды не держу. В жизни все мы ошибаемся — главное, вовремя сделать выводы.
— Я ведь не в командировку приехал, — вдруг переходя на шепот, говорит Тарас. «У нас тут нет СБУ, можно говорить громко», — хочется сказать мне, но я ничего не говорю, только вопросительно смотрю.
— Фирма наша почти уже развалилась, мы ведь занимались «сопровождением» иностранных инвестиций. Инвестиции… Да какие у нас сейчас инвестиции! — он саркастически улыбается.
— В Москве-то работа есть по твоей специальности?
— Есть, конечно! Я поэтому и приехал — уже нашел хорошее место, но надо в личной встрече все детали обсудить.
— Ну что же, добро пожаловать в Россию! К москалям, так сказать, — я смеюсь.
Тарас только недовольно отмахивается — не смешно, как ему кажется.
— Квартиру хотел продать, ты же знаешь, у меня в Киеве квартира, — добавляет мой приятель. — Да только цены так упали, что продавать за бесценок смысла нет. Думаем, наверное, оставить пока.
— Снимешь жилье в первое время, — отвечаю я. — Я вот до сих пор снимаю.
— Да, снимать квартиру буду, — Тарас кивает с убежденностью человека, который уже все для себя решил. — Дорого, конечно, тяжело вначале придется. Но уж лучше так, чем…
Он замолкает.
— Чем?
— Бардак у нас, — в сердцах бросает он. — Пи…ц просто! По-другому и не скажешь! И конца этому не видно…
А затем добавляет еще пару «ласковых», непечатных. Согласно киваю — тут тоже по-другому не скажешь!
— Боюсь, всё только начинается, — отвечаю я. Не хочется огорчать старого знакомого, но и лукавить я тоже не люблю.
— Да я понимаю, — Тарас бьет ладонью по воздуху.
Мы пошли обратно в кафе. Поговорили еще, больше уже о Москве и России, чем об Украине — моему собеседнику, как я понял, разговоры о судьбе Незалежной уже оскомину набили. О России же и Москве Тарас говорил с большим воодушевлением, не знаю уж искренним ли, но было похоже на то. Вспомнили потом еще институтские годы, поностальгировали немного. Допили пиво, заплатили.
— Дорого у вас все, — ворчит приятель. — У нас в Киеве всё намного дешевле!
— У нас и зарплаты выше, — улыбаюсь я. Потому и дорого.
Он кивает. Выходим из кафе. Дальше нам в разные стороны.
— Ты, это, я как устроюсь, семью привезу — ты в гости заходи! Тоже с семьей, — напоследок говорит Тарас.
— Хорошо, — киваю я. Зайду. Обязательно зайду! Отчего бы не зайти в гости к хорошему человеку.
У которого стало наконец-то проясняться в голове. Жаль, что за ошибки иногда приходится платить очень дорого, — и пока еще не все украинцы это поняли…
Как бы не слишком поздно пришло к ним это понимание!
Андрей Князев

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!