Этот текст известного американского политолога, специалиста по России и по проблемам национальной безопасности Мэтта Кросстона написан более года назад, но не потерял ни капли актуальности по сей день. Предлагаю мой перевод.
Реальность восточной Украины вызывает тревогу и, откровенно говоря, удручает и подавляет. Кто-то, возможно, пока ещё не заметил, что там происходит? Хотя, действительно, разбушевавшийся конфликт сейчас, в значительной степени, приглушен. И поэтому он выпал из центра внимания западных СМИ. Но что бы там ни говорилось в масс-медиа, появилась тенденция предоставлять свободу действий украинским полицейским силам, спецподразделениям и военным, поскольку они добиваются восстановления контроля над их национальной территорией.
Способ сохранения целостности Украины — убийство людей, и не только комбатантов.
На первый взгляд, это звучит не особенно отвратительно: в конце концов, всякая страна должна иметь право защищать свой суверенитет и обеспечивать территориальную целостность так, чтобы различные группы не пытались произвольно отделиться. Но более глубокое освещение показывает, что способ, посредством которого такое право осуществляется в нынешнее время, — это убийство людей. И, к несчастью, эти жертвы не могут быть объяснены только лишь потерями среди вражеских комбатантов или незаконных сепаратистов, вопреки позиции киевских властей, желающих представить именно такую версию событий собственному народу и остальному миру, в том числе, Западу.
В восточной Украине в течение последних двух месяцев было много жертв среди гражданского населения. Эти люди просто имели несчастье родиться и жить в восточной Украине. И они не имели никакого отношения к политике Киева, или к геополитике Москве, или ко внешнеполитической стратегии Вашингтона. И это именно этот факт, который обнаруживает ужасные обстоятельства гражданского столкновения в Украине, которое отягощено крикливым лицемерием и рационализированным убийством.
Западные СМИ готовились оправдать насильственное сопротивление русскому вторжению, но таковое не состоялось.
Следует напомнить, что, когда перспектива насилия вспыхнула на востоке Украины, то лейтмотивом в сообщениях западных СМИ … был протест и возмущение, высказываемые, в первую очередь, в контексте допущения, что насилие исходит от российских военных сил, вторгшихся в страну. Предполагалось, что единственный вариант действий киевских властей может состоять в том, чтобы взяться за оружие и прибегнуть к насилию, если бы русские сделали это неизбежным своими атаками. Это, безусловно, тот сценарий, который НЕ РЕАЛИЗОВАЛСЯ в восточной Украине.
Хотя российская разведка и спецподразделения, случается, бывают в восточной Украине, они, несомненно — и, можно даже сказать, удивительно — недеятельны. И в чём их значение? Собирать данные? Готовить отчётность в Москву? Совершенно верно. Но выступают ли они как единственная активная сила, ответственная за разжигание насилия и гражданских беспорядков на востоке Украины? Абсолютно нет.
После революции Майдана киевские власти хвастливо раструбили о своей силе, предполагая, что все стороны по всему миру будут повсеместно нахваливать и поддерживать смещение прежнего украинского президента. Они плохо проанализировали ситуацию на земле в восточной Украине. В нескольких интервью, которые я дал в Соединенных Штатах после референдума в Крыму, я предупреждал, что максимально возможную опасность для Украины будут представлять гражданские группы, в основных в восточных городах, желающие последовать примеру Крыма в качестве модели и крымского референдума в качестве прецедента. Причина, по которой этот путь мне казался величайшей опасностью тогда, состояла в том, что относительно скучный крымский сценарий мог подтолкнуть местные оппозиционные группы пойти по этому пути.
Готовность Киева к насильственным действиям была приглашением к российскому вторжению для защиты этнических русских.
Вызов, озвученный мной в этих интервью, для киевских властей, можно сформулировать так: смогут ли они перехитрить эти оппозиционные силы в восточной Украине, не прибегая к насилию и кровопролитию? Отказ от ненасильственного образа действий представлялся открытым приглашением для российских военных прийти, чтобы защитить жизнь этнических русских.
Вот в чём была ирония ситуации на востоке Украины: никто на Западе не принял всерьёз настойчивые призывы России защитить жизни этнических русских в Крыму. Какая ирония, если бы затем вышло так, что российские войска были бы вынуждены, в конце концов, вторгнуться в восточную Украину, поскольку этнических русских там фактически убивали безнаказанно.
Люди гибнут не от рук российских войск, поэтому на Западе это не вызывает возмущения.
Но этого не произошло. Люди гибли в восточной Украине. Они продолжают гибнуть в восточной Украине. Они умирают в основном от рук одной из сил. Но эта не сила — не Россия. А вот на Западе в основном тишина. Там нет возмущения. Там нет выкручивания рук… Судя по всему, убийство людей в восточной Украине тревожило бы Западе только в том случае, если бы это происходило от руках российской армии, а не от рук украинских сил. Да, это правда, мирные люди всегда умирают на войне; и гражданские беспорядки часто приводят, как показывает история, к гибели гражданских лиц в боях между оппозиционными группами и лоялистами.
Я далёк от наивного отрицания этих основных фактов истории войн. Но крайне разочаровывает тот факт, что, некоторое время назад — когда считалось, что конфликт будет затеян Россией — так много стран впряглись, чтобы помещать конфликту вспыхнуть в восточной Украине; зато теперь мы видим, что те же самые страны, в основном, подставляют другую щеку и держат свои телекамеры вдали от кровопролития и резни тех же самых людей — и поступают так просто потому, что убийства совершаются под желто-синим флагом, а не под бело-сине-красным.
Взгляд с Запада: смерть мирных людей приемлема, если пули украинские, а не русские.
Я не думаю, что люди восточной Украины считают смерть от украинской пули приемлемым вариантом по сравнению со смертью от русской пули. К несчастью, кажется, что некоторые правительственные круги и медиа-группы на Западе сделали именно такой вывод — и поэтому мы видим ползучее продолжение насилия во имя суверенитета и территориальной целостности. Жизнь и смерть в Донецке запутались в циничной паутине глобальной геополитики.
автор gamma-gikkon

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавьте ИА «Новороссия» в предпочтительные источники в Яндекс Новостях, чтобы первыми узнавать о главных новостях и важнейших событиях дня.

Подпишитесь на наш канал в Telegram и получайте новости оперативно!

Поделитесь ссылкой в соцсетях:
В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!